Новосибирская открытая образовательная сеть




Сейчас

 

Все новости

Ноябрь 2015 Октябрь 2015 Сентябрь 2015 Август 2015 Июль 2015 Июнь 2015 Май 2015 Апрель 2015 Март 2015 Февраль 2015 Январь 2015

 

Декабрь 2014 Ноябрь 2014 Октябрь 2014 Сентябрь 2014 Август 2014 Июль 2014 Июнь 2014 Май 2014 Февраль 2014 Январь 2014

 

Декабрь 2013 Ноябрь 2013 Октябрь 2013 Сентябрь 2013 Август 2013 Июль 2013 Июнь 2013 Май 2013 Апрель 2013 Март 2013 Февраль 2013 Январь 2013

 

Декабрь 2012 Ноябрь 2012 Октябрь 2012 Сентябрь 2012 Август 2012 Июль 2012 Июнь 2012 Май 2012 Апрель 2012 Март 2012 Февраль 2012 Январь 2012

 

Декабрь 2011 Ноябрь 2011 Октябрь 2011 Сентябрь 2011 Август 2011 Июль 2011 Июнь 2011 Май 2011 Апрель 2011 Март 2011 Февраль 2011 Январь 2011

 

Декабрь 2010 Ноябрь 2010 Октябрь 2010 Сентябрь 2010 Август 2010 Июль 2010 Июнь 2010 Май 2010 Апрель 2010 Март 2010 Февраль 2010 Январь 2010

 

Декабрь 2009 Ноябрь 2009 Октябрь 2009 Сентябрь 2009 Август 2009 Июль 2009 Июнь 2009 Май 2009 Апрель 2009 Март 2009 Февраль 2009 Январь 2009

 

Декабрь 2008 Ноябрь 2008 Октябрь 2008 Сентябрь 2008 Август 2008 Июль 2008 Июнь 2008 Май 2008 Апрель 2008 Март 2008 Февраль 2008 Январь 2008

 

Декабрь 2007 Ноябрь 2007 Октябрь 2007 Сентябрь 2007 Август 2007 Июль 2007 Июнь 2007 Май 2007 Апрель 2007 Март 2007 Февраль 2007 Январь 2007

 

Декабрь 2006 Ноябрь 2006 Октябрь 2006 Сентябрь 2006 Август 2006 Июль 2006 Июнь 2006 Май 2006 Апрель 2006 Март 2006 Февраль 2006 Январь 2006

 

Декабрь 2005 Ноябрь 2005 Октябрь 2005 Сентябрь 2005 Август 2005 Июль 2005 Июнь 2005 Май 2005 Апрель 2005 Март 2005 Февраль 2005 Январь 2005

 

Декабрь 2004 Ноябрь 2004 Октябрь 2004 Сентябрь 2004 Август 2004 Июль 2004 Июнь 2004 Май 2004 Апрель 2004 Март 2004 Февраль 2004 Январь 2004

 

Декабрь 2003 Ноябрь 2003 Октябрь 2003 Сентябрь 2003 Август 2003 Июль 2003 Июнь 2003 Май 2003 Апрель 2003 Март 2003 Февраль 2003 Январь 2003
05.09.2014

Обзор прессы № 480

Школа: как не попасть во власть заблуждений
 
Тысячи мальчишек и девчонок переступили порог школы. Вместе с ними в школу вошли и родители. Современные люди, они активно обсуждают вопросы образования, знают, какова роль семьи в обучении, имеют четкое представление о хорошей школе и об идеальном учителе. Но хотя представления эти давно сформировались и передаются от одного поколения пап и мам к следующему, порой они – лишь миф. Причем миф довольно опасный: ведь во власти заблуждений могут оказаться и наши дети-школьники.
 
Итак, родительские заблуждения и комментарии к ним школьного психолога.
 
Миф № 1: «Школа – второй дом» 
По количеству времени, которое ученик проводит в школе, это так. Но что мы вкладываем в понятие «второй дом»? Это место, где понимают и принимают любым. То есть самое безопасное на свете. Да, всем, кто работает в школе, хочется, чтобы детям было комфортно, уютно, тепло и сытно. Но! Если ребенку не интересно и тяжело учиться, у него нет друзей, зато есть конфликты с педагогами, на дом это похоже мало.
Конечно, есть дети, которые в школе себя чувствуют намного лучше, чем дома. Но в целом стоит признать: образовательное учреждение – достаточно жесткое заведение, тут есть правила, которым надо неукоснительно следовать, свой ритм, режим. Надо ли кому-то объяснять, что так называемая «классно-урочная» форма не позволяет создать комфортные условия для каждого? Школа ориентирована на среднестатистического ученика, а значит, все, кто выделяются в ту или иную сторону, могут испытывать дискомфорт. Прибавьте к этому, что не каждый учитель – педагог с большой буквы, уроки порой неинтересные, дети, случается, шумят, а учителя (что уж скрывать!) повышают голос…
А уж если при всем этом ваш ребенок не такой, как все – не хочет общаться с ребятами, не умеет сам себя занять, несправедлив в игре, – тут и самая комфортная среда бессильна.
Что же надо сделать родителям на этапе адаптации ребенка к школе, чтобы она хотя бы отчасти стала вторым домом? 
1. Поиграть с ребенком «в школу» – это поможет ему быстрее усвоить правила новой жизни. Научить самостоятельно собирать портфель, убирать форму, делать уроки.
2. Установить возможно тесный контакт с учителем, познакомиться с родителями одноклассников.
3. Помогать учителю в проведении классных мероприятий: так дети увидят, что маме с папой важно происходящее в школе, а также усвоят, что активная позиция – это хорошо и верно.
4. Рассказать, что к учителю можно обращаться по всем вопросам.
5. Объяснить, как познакомиться и общаться с другими детьми.
6. Научить мирно решать конфликты (проиграть типичные ситуации, при которых могут произойти ссоры с одноклассниками).
7. Показать игры, в которые можно поиграть на перемене.
8. Помогать в освоении нового: ведь умения и навыки у малыша без помощи родителей формируются трудно и долго.
9. Повторять дома то, что пройдено в школе, в нестандартной, игровой форме, чтобы ребенку самому была интересна эта работа.
10. Не ругать за ошибки, не сравнивать с другими, не требовать от малыша больше, чем он может в данный момент. Иначе может появиться тревожность, которая сильно мешает успешности.
11. Соблюдать режим дня.
12. Хвалить даже за самые маленькие достижения.
13. Установить традицию: возвращаясь из школы, рассказывать, что там происходило, чему научился, что не получилось и т. д.
14. Научить правильно относиться к неудачам: объяснить, что без ошибок и трудностей в жизни не обойтись.
15. При необходимости (если самостоятельно решить проблему вы затрудняетесь) обращаться за помощью к психологу.
 
Миф № 2: «Он обязательно будет отличником, ведь я сама прекрасно училась» 
С одной стороны, социологи видят связь между успеваемостью ребенка и уровнем образования родителей: тем лучше, чем выше. С другой, ребенок не рождается клоном мамы и папы – он «свой». У него индивидуальные особенности развития, склонности, интересы. И совсем не факт, что он будет так же красиво писать, как мама, или так же быстро считать, как отец. Очень часто у родителей-математиков дети учатся на тройки именно по математике, у детей музыкантов отсутствует слух и т. д. Никакой паники – это нормально!
Ненормально другое: когда мама чуть ли не с садика ждет от ребенка только побед, только отличных результатов, а чадо обыкновенное, звезд с неба не хватает. И вот оно, это чадо, изо всех сил хочет угодить маме, но не получается, а ей «такой неуспешный не нужен». Как следствие, у ребенка формируется тревожность, он начинает бояться сделать ошибку, отвечать у доски и т. п.
Связь причины и следствия неизбежная: страх блокирует голову, и в итоге успеваемость еще понижается. Так взрослые сами «крадут» хорошие оценки у своего ребенка.
Важный момент: тройки и двойки не показатель «глупости» и «лени» – это сигналы о проблемах, с которыми ребенку хорошо бы справиться. 
Для начала признайте сами и объясните детям: ошибки допустимы! Но их надо обязательно исправлять. А для этого ребенок должен быть не затравленным и забитым, а спокойным и уверенным в том, что сможет решить проблему. Так что «разбор полетов» важно проводить в доброжелательном тоне.
Ребенок должен чувствовать, что его принимают любым – двоечником ли, отличником, что окружающие готовы помочь разобраться. Тогда мы, возможно, увидим и успехи.
 
Миф № 3: «Мы весь день работаем, а тут еще и учитель от нас чего-то хочет» 
Действительно – хочет, и с этим ничего не поделаешь! Современный образовательный процесс предполагает двустороннюю ответственность: и учителей, и родителей учеников.
Но ведь никто, покупая даже обычный мобильный телефон, не сетует, что придется соблюдать определенные условия для того, чтобы он исправно работал. Вне зависимости от его цены. А 11 лет учебы – это посерьезнее мобильника. Почему же, отдавая ребенка в 1-й класс, мы уверены, что за конечный результат отвечает исключительно школа? Придется признать: у мам и пап учеников тоже есть обязанности. И если они не будут ими пренебрегать, их дети избегут многих проблем.
Итак, родители должны: 
1. Следить, чтобы ребенок пришел в школу с необходимыми школьными принадлежностями и выполненным домашним заданием.
2. Посещать родительские собрания, консультации, участвовать в делах школы и класса.
4. Обучить ребенка навыкам конструктивного поведения в обществе, рассказать, что и у других детей есть права.
5. Объяснить важность и значимость учения. Потому что если бы ребенок был «чистой доской» или «полым сосудом», заполнить его знаниями не составило бы труда. Но он личность, и формирование его мировоззрения – наш общий труд.
 
Миф № 4: «За то, как учится ребенок, отвечают учителя. Им за это деньги платят» 
Точно, платят. Но обязанностей у учителей очень много, и главная из них – качественное обучение. Учитель обязан дать знания, а родитель – проконтролировать, чтобы у ребенка были все возможности (и, конечно, желание) их получить и усвоить. Поэтому правило первое: если вашему школьнику хочется поделиться радостями и трудностями, показать тетради, поддерживайте это желание! Важно каждый день находить время на то, чтобы выслушать его рассказы, вникнуть, помочь. Чтобы не было формальных расспросов, приготовьтесь рассказать малышу о том, что происходило на работе у вас (в доступной форме, конечно). А вот ваше безразличие, ссылки на усталость и отсутствие времени могут привести к выводу о том, что учеба – дело не такое уж важное, и можно не напрягаться. В честных рассказах ребенка о школе есть и еще один плюс: вы своевременно узнаете о проблемах и сможете вовремя и адекватно отреагировать на происходящее.
И правило второе: ваша помощь в выполнении домашнего задания детям необходима!
Порой родители искренне не понимают, почему ребенок не делает уроки сам. И при этом обычно говорят: «Мой такой несамостоятельный, но ведь это его дело, а не мое». И как главный аргумент: «Со мной-то, когда я учился, никто не сидел!». Вряд ли, конечно, так и было, особенно в начальной школе. А с учетом того, что современные программы усложнились и времени на их усвоение дается меньше, помогать необходимо каждому ребенку. Даже самому способному. Хотя в перспективе у нас вполне определенная цель: научить его работать самостоятельно. Как?
Учим выполнять домашние задания самостоятельно 
1. Определяем правила: объясняем, как организовать рабочее место, когда лучше садиться за уроки. Важно: правила вырабатывать необходимо сообща, чтобы ребенок понял, зачем все это надо. И чем подробнее вы вместе отработаете технологию сейчас, тем легче вашему школьнику будет потом делать все самостоятельно. И не забывайте поощрять его за качественное выполнение домашнего задания.
2. Следующий шаг – совместно-разделенная работа. Пусть малыш посильную часть домашнего задания выполнит самостоятельно. Потом вместе оцените работу. Не придирайтесь к мелочам! Зато похвалите за самый малый успех. Ваша задача – дать ребенку почувствовать собственные возможности.
3. Самостоятельность под контролем: постепенно доверьте ребенку готовить домашние задания без вашей помощи. Вы должны лишь находиться где-то рядом, чтобы помочь вашему ученику сконцентрироваться. А потом нужно проверить выполненные задания.
Совет: на рабочем столе поставьте часы, чтобы он мог себя контролировать.
Помните: все эти навыки вырабатываются не скоро. И вообще, кому-то поддержка нужна только на старте, кому-то – на протяжении 11 лет обучения. И оказывать ее необходимо ровно столько, сколько требуется.
Главная ошибка родителей – делать домашнее задание за детей. 
А надо помочь разобраться в непонятном материале, организовать процесс. А после того как ребенок усвоит тот или иной вид работы, целесообразно дать ему сходное задание для самостоятельного выполнения, чтобы отработать и закрепить навык.
 
Миф № 5: «Учитель всегда прав» 
Не всегда, конечно, он тоже человек и тоже допускает ошибки. Или не всегда может посмотреть на ситуацию объективно и отнестись к детям непредвзято.
Вот простой пример. На прием приходит мама с девочкой-второклассницей. Повод – школьный дневник, испещренный записями типа «Бегала на перемене. Примите меры». Мама полагается на учителя и регулярно «воспитывает» дочку, но без толку – замечания не прекращаются. А что говорит девочка?
– Все бегают на перемене, я не больше всех, всем пишут, мне не больше других.
Значит, проблема не у девочки, а у учителя, это ему надо помочь и как-то по-другому организовать перемены. 
Вывод: родители должны доверять ребенку, стараться в любой конфликтной ситуации выслушать обе стороны и не принимать поспешных решений. И сходу никого не обвинять.
Что скрывать, есть и такие родители, которые, что бы ни случилось, ругают учителя. Они и не пытаются разобраться: плохой – и все. Но подумайте о ребенке: получается, он учится у плохого учителя? Убивая веру ученика в педагога, обсуждая недостатки последнего при малыше, вы создаете проблему: не уважая учителя, ребенок и ко всему, что он говорит, будет относиться без уважения. И в итоге образуются пробелы в образовании.
 
Миф № 6: «Если ребенка обижают в школе, лучше смолчать» 
Очень часто родители думают, что идти и разбираться в ситуациях по поводу обид и жалоб ребенка – это некрасиво, унизительно: «Подумаешь, обидели – и ты обидь. Сам разбирайся!».
Подход не совсем верный. Конечно, нет необходимости по каждому поводу бежать к директору или писать жалобы на сайт Министерства образования, но важно понимать, что ваш ребенок – несовершеннолетний, и его интересы представляете вы. Кто, если не вы, поможет ему в ситуациях несправедливости? И если все делать правильно, хуже
от участия родителей не будет.
Если любимое дитя, например, один раз дернули за косу или сбросили вещи с парты, ребенок вполне может разобраться сам. 
Главное – научить, как действовать в конфликтных ситуациях. То есть: 
- не выступать в роли провокатора, сохранять самообладание; 
- не плакать и не бегать за обидчиком: ведь в большинстве случаев, дергая за косы и обзывая, он как раз и пытается привлечь внимание, и чем ярче ответная реакция, тем вероятнее он поступит так снова; 
- попытаться решать конфликтные ситуации словом: посоветуйте ребенку в ответ на действия обидчика… пошутить. Что-нибудь вроде: «У нас сегодня что – турнир по сбрасыванию вещей с парты? Я в нем не участвую!» или «Правда, у меня красивая коса?». Шутка поставит обидчика в тупик; 
- обращаться за помощью к учителю только тогда, когда ясно: собственными силами не справиться. 
Вмешательство родителей совершенно необходимо, если ребенок жалуется на несправедливые действия учителя или на травлю со стороны одноклассников и любые жестокие действия в отношении него.
Что предпринять в данных случаях? 
- Пообщайтесь с учителем и выясните суть происходящего (в доброжелательной форме, что бы ни произошло!). 
- Если ситуация требует участия другого родителя и его ребенка, то позвоните или встретьтесь лично. Главное – сохранять самообладание, демонстрировать установку на сотрудничество и стремление разрешить ситуацию, в противовес желанию тут же наказать обидчика. 
- Порой полезна встреча двух сторон (родители + дети) – это дает возможность понять точки зрения каждого и прийти к единому решению. 
Чего делать нельзя? 
- Приходить в класс и устраивать разборки с детьми, не выяснив суть конфликта и без согласования с учителем. 
- Скандалить, грубить, оскорблять. 
- Общаться с чужим ребенком без участия хотя бы одного из его родителей.
 
Миф № 7: «Образование у нас бесплатное, и никаких сборов денег быть не должно» 
Формально да: бесплатную школу никто не отменял, уроки у нас бесплатные, школьные кружки в рамках дополнительного образования и отдельные учебники – тоже. Однако за что-то придется и доплатить.
Питание в школьной столовой, форма, канцтовары, учебники и тетради одноразового пользования, учебники не из федерального перечня, походы класса в кино, театр, цирк – все это оплачивается родителями. Плюс нужды класса. Они обычно зависят от представления родителей о комфорте и целесообразности: кто-то ставит в класс кулер, кто-то – диван, а кто-то вводит традицию отмечать всем классом дни рождения – с угощением, с подарками и т. д.
Кроме того, школа (при наличии соответствующей лицензии) может предлагать платные дополнительные услуги. Так что учеба – далеко не дешевое удовольствие.
 
Миф № 8: «Хорошая школа – та, где дети хорошо сдают ЕГЭ» 
Высокие результаты ЕГЭ, количество отличников – все это, бесспорно, демонстрирует качество образовательного процесса. Но, к сожалению, абсолютно не является гарантией того, что вашему ребенку в данной конкретной школе будет комфортно.
На что действительно надо обращать внимание при выборе учебного заведения?
- Другие дети ходят туда с желанием. 
- В школе много кружков и секций. 
- Администрация заботится о сохранении здоровья учеников… 
- …а также не экономит на обеспечении безопасности учебного заведения. 
- Стабильный педагогический состав, полный комплект учителей-предметников. 
Все это не менее важно, чем результаты ЕГЭ, – ведь, как уже было сказано выше, ребенок в школе не просто получает знания и пишет контрольные, но и проживает полноценную жизнь. И если школа ориентирована исключительно на передачу знаний, а оценки и успешность ставятся во главу угла, полноценного детства вашему чаду не видать. А разве
этого мы хотим для своих детей?
Понять, насколько порядки в школе соответствуют характеру вашего ребенка (именно ему, а не вашим родительским амбициям!), несложно. Почитайте отзывы в Интернете, поговорите с мамами и бабушками, которые поджидают детей после уроков, а также с самими детьми (причем желательно, чтобы дети были разных возрастов), изучите школьный сайт. И разумеется, не постесняйтесь задать все интересующие вас вопросы директору при записи в школу.
 
za-partoi.ru, Надежда Болсуновская, школьный психолог, «Школа: реальность и мифы»
 
 
Играть в детстве гораздо важнее, чем ходить в школу
 
Психолог Питер Грей приводит неопровержимые доказательства этого:
 
«Я рос в пятидесятые. В те времена дети получали образование двух видов: во-первых, школьное, а во-вторых, как я говорю, охотничье-собирательское. Каждый день после школы мы выходили на улицу поиграть с соседскими детьми и возвращались обычно затемно. Мы играли все выходные и лето напролет. Мы успевали что-нибудь поисследовать, поскучать, самостоятельно найти себе занятие, попасть в истории и из них выпутаться, повитать в облаках, найти новые увлечения, а также прочитать комиксы и прочие книги, которые нам хотелось, а не только те, что нам задали.
Вот уже больше 50 лет взрослые шаг за шагом лишают детей возможности играть. В своей книге «Дети за игрой: американская история» Говард Чудакофф назвал первую половину XX века золотым веком детских игр: к 1900 году исчезла острая необходимость в детском труде, и у детей появилось много свободного времени. Но начиная с 1960-х взрослые принялись урезать эту свободу, постепенно увеличивая время, которое дети вынуждены проводить за школьными занятиями, и, что еще важнее, все меньше и меньше позволяя им играть самим по себе, даже когда они не в школе и не делают уроки. Место дворовых игр стали занимать спортивные занятия, место хобби – внешкольные кружки, которые ведут взрослые. Страх заставляет родителей все реже и реже выпускать детей на улицу одних.
По времени закат детских игр совпадает с началом роста числа детских психических расстройств. И это нельзя объяснить тем, что мы стали диагностировать больше заболеваний. Скажем, на протяжении всего этого времени американским школьникам регулярно раздают клинические опросники, выявляющие тревожные состояния и депрессию, и они не меняются. Из этих опросников следует, что доля детей, страдающих тем, что теперь называют тревожным расстройством и глубокой депрессией, сегодня в 5-8 раз выше, чем в 1950-е. За тот же период процент самоубийств среди молодых людей от 15 до 24 лет увеличился больше чем в два раза, а среди детей до 15 лет – учетверился. Нормативные опросники, которые студентам колледжей раздают с конца 1970-х, показывают, что молодежь становится все меньше склонна к эмпатии и все больше – к нарциссизму.
Дети всех млекопитающих играют. Почему? Зачем они тратят энергию, рискуют жизнью и здоровьем, вместо того чтобы набираться сил, спрятавшись в какой-нибудь норе? Впервые с эволюционной точки зрения на этот вопрос попытался ответить немецкий философ и натуралист Карл Гроос. В 1898 году в книге «Игра животных» он предположил, что игра возникла в результате естественного отбора – как способ научиться навыкам, необходимым для выживания и размножения.
Теория игры Грооса объясняет, почему молодые животные играют больше, чем взрослые (им еще надо многому научиться), и почему чем меньше выживание животного зависит от инстинктов и чем больше – от навыков, тем чаще оно играет. В значительной степени предсказать, во что животное будет играть в детстве, можно исходя из того, какие умения ему понадобятся для выживания и размножения: львята бегают друг за другом или крадутся за партнером, чтобы потом неожиданно на него наброситься, а жеребята зебры учатся убегать и обманывать ожидания противника.
Следующей книгой Грооса стала «Игра человека» (1901 год), в которой его гипотеза распространялась на людей. Люди играют больше всех остальных животных. Человеческие дети, в отличие от детенышей других видов, должны выучиться множеству вещей, связанных с культурой, в которой им предстоит жить. Поэтому, благодаря естественному отбору, дети играют не только в то, что нужно уметь вообще всем людям (скажем, ходить на двух ногах или бегать), но и навыкам, необходимым представителям именно их культуры (например, стрелять, пускать стрелы или пасти скот).
Основываясь на работах Грооса, я опросил десять антропологов, которые в общей сложности изучили семь различных охотничье-собирательских культур на трех континентах. Выяснилось, что у охотников и собирателей нет ничего похожего на школу – они считают, что дети учатся, наблюдая, исследуя и играя. Отвечая на мой вопрос «Сколько времени в изученном вами обществе дети проводят за игрой?», антропологи в один голос ответили: практически все время, когда не спят, начиная примерно с четырех лет (с этого возраста их считают достаточно ответственными, чтобы оставаться без взрослых) и заканчивая 15-19 годами (когда они по собственной воле начинают брать на себя какие-то взрослые обязанности).
Мальчики играют в выслеживание и охоту. Вместе с девочками они играют в поиск и выкапывание съедобных корешков, в лазанье по деревьям, приготовление еды, строительство хижин, долбленных каноэ и прочих вещей, значимых для их культур. Играя, они спорят и обсуждают проблемы – в том числе те, о которых услышали от взрослых. Они делают музыкальные инструменты и играют на них, танцуют традиционные танцы и поют традиционные песни – а иногда, отталкиваясь от традиции, придумывают что-то свое. Маленькие дети играют с опасными вещами, например с ножом или огнем, потому что «как же они иначе научатся ими пользоваться?». Все это и многое другое они делают не потому, что кто-то из взрослых их к этому подталкивает, им просто весело в это играть.
Параллельно я исследовал учеников очень необычной массачусетской школы, Школы Садбери Вэлли. Там ученики, которым может быть от четырех лет до девятнадцати, целыми днями делают все, что захотят – запрещено только нарушать некоторые школьные правила, не имеющие, впрочем, никакого отношения к образованию, задача этих правил – исключительно поддерживать мир и порядок.
Большинству людей это кажется безумием. Но школа существует уже 45 лет, и за это время выпустила несколько сот человек, у которых все в порядке. Выясняется, что в нашей культуре дети, предоставленные самим себе, стремятся научиться ровно тому, что имеет ценность в нашей культуре и дает им впоследствии возможность найти хорошую работу и получать от жизни удовольствие. Играя, ученики этой школы учатся читать, считать и пользоваться компьютерами – и делают это с той же страстью, с которой дети охотников и собирателей учатся охотиться и заниматься собирательством.
Школу Садбери Вэлли объединяет с группами охотников и собирателей (совершенно верная) установка на то, что образование должно находиться в зоне ответственности детей, а не взрослых. И там, и там взрослые являются заботливыми и знающими помощниками, а не судьями, как в обычных школах. Кроме того, они обеспечивают детям возрастное разнообразие, потому что игра в смешанной возрастной группе лучше способствует образованию, чем игра сверстников.
Уже больше двадцати лет люди, формирующие образовательную повестку на Западе, побуждают нас следовать примеру азиатских школ – в первую очередь японских, китайских и южнокорейских. Там дети больше времени уделяют учебе и в результате получают более высокие баллы на стандартизированных международных тестах. Но в самих этих странах все больше людей называют свою образовательную систему провальной. В статье, вышедшей не так давно в The Wall Street Journal, известный китайский педагог и методист Цзян Сюэцинь писал: «Недостатки системы, требующей зубрежки, хорошо известны: нехватка социальных и практических навыков, отсутствие самодисциплины и воображения, потеря любопытства и стремления к образованию... Мы поймем, что китайские школы меняются к лучшему, когда оценки начнут падать».
Несколько десятилетий американские дети разных возрастов – с детского сада и до конца школы – проходят так называемые «Тесты творческого мышления Торренса», комплексные измерения креативности. Проанализировав результаты этих исследований, психолог Кюнхи Ким пришел к выводу, что с 1984 до 2008 года средний результат теста для каждого класса упал на показатель, превышающий допустимое отклонение. Это значит, что больше 85% детей в 2008 году показали худший результат, чем среднестатистический ребенок в 1984-м. Другое исследование, которое психолог Марк Рунко провел со своими коллегами из Университета Джорджии, показало, что тесты Торренса предсказывают будущие достижения детей лучше, чем тест на IQ, успеваемость в старшей школе, оценки одноклассников и все прочие способы, известные на сегодняшний день.
Мы спрашивали выпускников Садбери Вэлли, во что они играли в школе и в каких областях работали после ее окончания. Во многих случаях ответы на эти вопросы оказались взаимосвязанными. Среди выпускников были профессиональные музыканты, которые в детстве много занимались музыкой, и программисты, которые большую часть времени играли в компьютеры. Одна женщина, капитан круизного лайнера, в школе все время проводила в воде – сначала с игрушечными лодочками, потом на настоящих лодках. А востребованный инженер и изобретатель, как выяснилось, все свое детство мастерил и разбирал разные предметы.
Игра является лучшим способом приобретения социальных навыков. Причина – в ее добровольности. Игроки всегда могут выйти из игры – и делают это, если им не нравится играть. Поэтому целью каждого, кто хочет продолжить игру, является удовлетворение не только своих, но и чужих потребностей и желаний. Чтобы получать от социальной игры удовольствие, человек должен быть настойчивым, но не слишком авторитарным. И надо сказать, это касается и социальной жизни в целом.
Понаблюдайте за любой группой играющих детей. Вы увидите, что они постоянно договариваются и ищут компромиссы. Дошкольники, играющие в «семью», большую часть времени решают, кто будет мамой, кто ребенком, кто что может взять и каким образом будет строиться драматургия. Или возьмите разновозрастную компанию, играющую во дворе в бейсбол. Правила устанавливают дети, а не внешняя власть – тренеры или арбитры. Игроки должны сами разбиться на команды, решить, что честно, а что нет, и взаимодействовать с командой противника. Всем важнее продолжить игру и получить от нее удовольствие, чем выиграть.
Я не хочу чрезмерно идеализировать детей. Среди них встречаются хулиганы. Но антропологи говорят о практически полном отсутствии хулиганства и доминирующего поведения среди охотников и собирателей. У них нет вождей, нет иерархии власти. Они вынуждены всем делиться и постоянно взаимодействовать друг с другом, потому что это необходимо для выживания.
Ученые, которые занимаются играми животных, утверждают, что одна из главных целей игры – научиться эмоционально и физически справляться с опасностями. Молодые млекопитающие во время игры снова и снова ставят себя в умеренно опасные и не слишком страшные ситуации. Детеныши одних видов неуклюже подпрыгивают, усложняя себе приземление, детеныши других бегают по краю обрыва, на опасной высоте перескакивают с ветки на ветку или борются друг с другом, по очереди оказываясь в уязвимой позиции.
Человеческие дети, предоставленные сами себе, делают то же самое. Они постепенно, шаг за шагом, подходят к самому сильному страху, который могут выдержать. Делать это ребенок может только сам, его ни в коем случае нельзя заставлять или подстрекать – вынуждать человека переживать страх, к которому он не готов, жестоко. Но именно так поступают учителя физкультуры, когда требуют, чтобы все дети в классе забирались по канату к потолку или прыгали через козла. При такой постановке задачи единственным результатом может быть паника или чувство стыда, которые лишь уменьшают способность справляться со страхом.
Кроме того, играя, дети испытывают злость. Вызвать ее может случайный или намеренный толчок, дразнилка или собственная неспособность настоять на своем. Но дети, которые хотят продолжить игру, знают, что злость можно контролировать, что ее нужно не выпускать наружу, а конструктивно использовать для защиты своих интересов. По некоторым свидетельствам, молодые животные других видов тоже учатся регулировать злость и агрессию с помощью социальной игры.
В школе взрослые несут за детей ответственность, принимают за них решения и разбираются с их проблемами. В игре дети делают это сами. Для ребенка игра – это опыт взрослости: так они учатся контролировать свое поведение и нести за себя ответственность. Лишая детей игр, мы формируем зависимых и виктимных людей, живущих с ощущением, что кто-то обличенный властью должен говорить им, что делать.
В одном из экспериментов крысятам и детенышам обезьян позволяли участвовать в любых социальных взаимодействиях, кроме игр. В результате они превращались в эмоционально искалеченных взрослых. Оказавшись в не очень опасной, но незнакомой среде, они в ужасе замирали, не в силах преодолеть страх, чтобы осмотреться. Столкнувшись с незнакомым животным своего вида, они либо сжимались от страха, либо нападали, либо делали и то, и другое – даже если в этом не было никакого практического смысла.
В отличие от подопытных обезьян и крыс, современные дети пока что играют друг с другом, но уже меньше, чем люди, которые росли 60 лет назад, и несопоставимо меньше, чем дети в обществах охотников и собирателей. Думаю, мы уже можем видеть результаты. И они говорят о том, что этот эксперимент пора прекратить». 
 
esquire.ru, психолог Питер Грей, «Kлассовая вражда»
 

Назад