Новосибирская открытая образовательная сеть




Сейчас

 

Все новости

Ноябрь 2015 Октябрь 2015 Сентябрь 2015 Август 2015 Июль 2015 Июнь 2015 Май 2015 Апрель 2015 Март 2015 Февраль 2015 Январь 2015

 

Декабрь 2014 Ноябрь 2014 Октябрь 2014 Сентябрь 2014 Август 2014 Июль 2014 Июнь 2014 Май 2014 Февраль 2014 Январь 2014

 

Декабрь 2013 Ноябрь 2013 Октябрь 2013 Сентябрь 2013 Август 2013 Июль 2013 Июнь 2013 Май 2013 Апрель 2013 Март 2013 Февраль 2013 Январь 2013

 

Декабрь 2012 Ноябрь 2012 Октябрь 2012 Сентябрь 2012 Август 2012 Июль 2012 Июнь 2012 Май 2012 Апрель 2012 Март 2012 Февраль 2012 Январь 2012

 

Декабрь 2011 Ноябрь 2011 Октябрь 2011 Сентябрь 2011 Август 2011 Июль 2011 Июнь 2011 Май 2011 Апрель 2011 Март 2011 Февраль 2011 Январь 2011

 

Декабрь 2010 Ноябрь 2010 Октябрь 2010 Сентябрь 2010 Август 2010 Июль 2010 Июнь 2010 Май 2010 Апрель 2010 Март 2010 Февраль 2010 Январь 2010

 

Декабрь 2009 Ноябрь 2009 Октябрь 2009 Сентябрь 2009 Август 2009 Июль 2009 Июнь 2009 Май 2009 Апрель 2009 Март 2009 Февраль 2009 Январь 2009

 

Декабрь 2008 Ноябрь 2008 Октябрь 2008 Сентябрь 2008 Август 2008 Июль 2008 Июнь 2008 Май 2008 Апрель 2008 Март 2008 Февраль 2008 Январь 2008

 

Декабрь 2007 Ноябрь 2007 Октябрь 2007 Сентябрь 2007 Август 2007 Июль 2007 Июнь 2007 Май 2007 Апрель 2007 Март 2007 Февраль 2007 Январь 2007

 

Декабрь 2006 Ноябрь 2006 Октябрь 2006 Сентябрь 2006 Август 2006 Июль 2006 Июнь 2006 Май 2006 Апрель 2006 Март 2006 Февраль 2006 Январь 2006

 

Декабрь 2005 Ноябрь 2005 Октябрь 2005 Сентябрь 2005 Август 2005 Июль 2005 Июнь 2005 Май 2005 Апрель 2005 Март 2005 Февраль 2005 Январь 2005

 

Декабрь 2004 Ноябрь 2004 Октябрь 2004 Сентябрь 2004 Август 2004 Июль 2004 Июнь 2004 Май 2004 Апрель 2004 Март 2004 Февраль 2004 Январь 2004

 

Декабрь 2003 Ноябрь 2003 Октябрь 2003 Сентябрь 2003 Август 2003 Июль 2003 Июнь 2003 Май 2003 Апрель 2003 Март 2003 Февраль 2003 Январь 2003
20.12.2006

ОБЗОР ПРЕССЫ №211

Ведущая рубрики – Анна Петрова
 
Правительство планирует создать в рамках нацпроекта "Образование" два новых крупных университета, которые по престижности и качеству образования не будут уступать МГУ, сообщает «Российская газета» от 14 декабря. Один из этих вузов появится в Красноярске, другой - в Ростове-на-Дону. При помощи этой меры правительство рассчитывает переломить многолетнюю тенденцию, в соответствии с которой самые благополучные и современные институты были сконцентрированы преимущественно в Москве и Петербурге.
 
Первый вице-премьер Дмитрий Медведев в Красноярске  провел совещание с руководителями сибирских вузов, на котором обсуждалась реализация нацпроекта "Образование". По словам Медведева, создаваемый сейчас на базе четырех крупнейших красноярских вузов Сибирский федеральный университет должен приступить к набору студентов уже в 2007 году.
 
Для того чтобы лично убедиться в высоком образовательном уровне местных педагогов, студентов и школьников, Медведев накануне совещания посетил среднюю школу N 10, считающуюся в этом городе одной из лучших, Красноярский государственный технический университет (этот вуз войдет в СФУ) и научный центр при Сибирском отделении РАН. Школа N 10 славится тем, что практически 100 процентов ее выпускников сразу после ее окончания поступают в институты - проваливаются считаные единицы (при том, что в школе учатся почти полторы тысячи ребят). Директор этого заведения Татьяна Казанова, показывая первому вице-премьеру доску почета с фамилиями лучших учеников, похвасталась, что два нынешних вице-губернатора тоже закончили школу N 10. Прежде чем покинуть школу, Медведев рассказал ее педагогам и воспитанникам, что в соответствии с нацпроектом "Образование" все российские средние общеобразовательные учреждения в следующем году должны быть подключены к Интернету, после чего они получат "круглосуточный трафик, оплаченный на два года вперед".
 
На встрече со студентами и преподавателями КГТУ Медведев завел речь о положении молодых ученых в современной России. "С 1990 года, когда я после аспирантуры пошел преподавать в Ленинградский университет, мне выплачивали зарплату, эквивалент которой был равен 8 долларам. К счастью, за последние годы в положении молодых ученых в нашей стране многое изменилось к лучшему. Я считаю, что обеспечить им достойные условия жизни и работы будет проще как раз в таком крупном вузе, каким станет Сибирский федеральный университет", - рассказал Дмитрий Медведев.По его словам, все отечественные институты в скором времени получат возможность формировать за счет пожертвований коммерческих компаний и отдельных меценатов собственные целевые фонды (так называемые эндаументы). По мнению Медведева, из средств этих целевых фондов вузы смогут финансировать покупку жилья и повышение стипендий для наиболее перспективных молодых ученых. Это поможет приостановить утечку мозгов из России.
 
Говоря о будущем Сибирского федерального университета, первый вице-премьер отметил, что этот вуз будет готовить специалистов всех направлений - как гуманитарных, так и технических. То же самое можно сказать и о Южном федеральном университете, который на базе нескольких институтов создается в Ростове-на-Дону. "Появление этих двух университетов ни в коем случае не означает простое слияние и укрупнение ряда действующих вузов. Главная цель в этом деле - создание крупных университетов ХХI века, где студент сможет получить качественное современное образование мирового уровня", - сообщил первый вице-премьер. По его словам, слияние нескольких вузов в два крупных университета обязательно будет сопровождаться "реформой подходов к образовательному процессу". К этой реформе, убежден первый вице-премьер, надо будет подключить крупный бизнес и работодателей, которые "кровно заинтересованы в появлении грамотных специалистов, а не плохо обученных незнаек с дипломами".
 
На совещании Дмитрий Медведев рассказал, что оба федеральных университета должны стать прообразом будущей высшей школы. Как рассчитывают в правительстве, в течение ближайших пяти-шести лет СФУ и ЮФУ войдут в число десяти ведущих вузов России, а к 2020 году - в число лучших университетов мира. Количество студентов в каждом из этих двух университетов может составить 40 тысяч человек. По числу студентов с ними сможет сравниться только МГУ. На поддержку СФУ и ЮФУ правительство намерено потратить в 2007 году 6 миллиардов рублей. Если эксперимент по созданию двух крупных университетов окажется успешным, то правительство инициирует появление еще двух-трех аналогичных вузов - в первую очередь на Дальнем Востоке. "Одна из главных задач нацпроекта "Образование" - сделать так, чтобы жителю любого региона, географически отдаленного от Москвы и Петербурга, не нужно было слишком далеко уезжать от дома для получения прекрасного, качественного образования", - рассказал Дмитрий Медведев.
 
*************************
 
На заседании Военно-промышленной комиссии вице-премьер, министр обороны РФ Сергей Иванов предложил обязать всех выпускников российских вузов, которые обучались на бюджетной основе, отработать пять лет на госпредприятиях, сообщает газета «Новые Известия» от 20 декабря. Трудовая повинность, по его мнению, должна компенсировать затраты государства на обучение специалистов. Возврат «распределения», столь популярного в советские времена, имеет некоторые положительные моменты. Однако большинство экспертов убеждено в неправомерности такой инициативы.

Сергей Иванов аргументировал свое предложение обязать выпускников вузов отработать на госпредприятиях пять лет тем, что на бюджетное образование тратятся «огромные деньги». В качестве примера вице-премьер привел Министерство обороны, где такая практика введена уже давно. Офицеры после окончания военного училища должны как минимум пять лет служить в армии. По словам вице-премьера и по совместительству главы оборонного ведомства, такой механизм действует и в некоторых гражданских вузах, в частности, в Московском государственном техническом университете им. Баумана.

Идея отработки – привет из прошлого. В советские времена «молодые специалисты» должны были отработать на распределении три года. За это время их никто не мог уволить, они приобретали необходимый опыт. А заодно не на словах, а делом благодарили государство за потраченные на их учебу бюджетные средства. Как рассказал первый проректор Российского государственного социального университета Олег Шатров, «с точки зрения социальной ответственности молодой человек, получающий высшее образование за счет госбюджета, должен компенсировать свое обучение». Однако большинство экспертов называют это предложение нерациональным. «Считается, что государство из своего кармана тратит огромные деньги на образование, – заявил первый проректор Российского университета дружбы народов Александр Ефремов. – На самом деле это наши с вами деньги, средства, полученные от налогоплательщиков. В качестве благодарности за талант и ум студентов, которые поступают и успешно учатся на «бюджете», общество дарит им бесплатное обучение. Предложение вице-премьера загоняет интеллектуальную элиту общества, самую перспективную его часть в госучреждения, где платят копейки».

«Я скорее влезу в долги, чем позволю кому-то решать, где мне работать, за меня, – рассказала студентка МГУ Ирина Сомова. – Вдруг у меня не сложатся отношения в коллективе, куда меня направят? Ведь я никуда не смогу из этого места убежать».Проблема еще и в том, что само государство не знает, какие именно специалисты и в каком количестве требуются госучреждениям. «Никто не сможет спрогнозировать, как изменится ситуация через 10 лет, когда нынешние абитуриенты станут выпускниками, – говорит президент Всероссийского Фонда образования Сергей Комков. – Абсолютно неизвестно, какие специальности будут востребованы даже через два-три года. У государства нет четкой стратегии социально-экономического развития. Поэтому заявление министра обороны носит скорее декларативный характер».

Основные нарекания со стороны экспертов вызывает срок отработки. «Не очень понятно, из каких соображений появился этот срок – пять лет, – заявил «НИ» проректор Московского городского педагогического университета по учебной работе Сергей Атанасян. – Допустим, он равен количеству лет, потраченных на учебу. Но ведь студенты учатся по шесть часов в день, а рабочий день длится дольше».
Прежде чем внедрять предложение г-на Иванова в жизнь и отрезать поступающим на бюджетные отделения вузов путь к отступлению, стоит «семь раз отмерить» – заметить, что для всех выпускников, которые учились на бюджетной основе, может просто не хватить госпредприятий. В связи с этим полезно сделать некоторые прогнозы на будущее. «К примеру, на журналистов можно будет учиться только по контракту, поскольку таких специальностей в госучреждениях мало, – считает Александр Ефремов. – Бюджетные места останутся в основном для будущих муниципальных служащих, врачей, учителей и инженеров. Совсем непонятно, что будет с математиками, физиками и химиками, которые занимаются фундаментальными исследованиями. Это сильно уменьшит степень доступности образования и снизит его уровень».

Еще одной проблемой может стать коммерциализация вузов. Мало кто из студиозусов захочет провести пять лет где-нибудь в глуши. Поэтому и поступать все будут стремиться на платное отделение. Даже те, кто «по мозгам» проходят на бесплатное. Дети состоятельных родителей получат свободу выбора. А самые бедные отправятся отрабатывать барщину на другой конец страны.Наилучшим выходом из ситуации представляется оформление контрактов между работодателем, будущим специалистом и вузом еще на студенческой скамье. Заместитель председателя комитета Госдумы по образованию и науке Валентина Иванова считает, что это должно распространяться как на государственные, так и на негосударственные учреждения. Контрактная система позволит увеличить число людей, работающих по специальности. Так же, по мнению Валентины Ивановой, это поможет будущему «молодому специалисту» облегчить последующее трудоустройство. Но такой контракт должен заключаться на срок не более трех лет.

Абитуриенты воспримут «принудиловку» с радостью лишь в том случае, если выбираемая профессия будет престижной. «Нужно создать достойную конкурентную среду в госпредприятиях, – заявил Александр Ефремов. – Сделать так, чтобы за право работать там и бывшие «бюджетники», и бывшие «платники» дрались бы». По словам председателя комиссии Мосгордумы по науке и образованию Евгения Бунимовича, гораздо разумнее применять более гибкие механизмы, например, государственные кредиты, которые и позволят сделать карьеру, и пополнят государственную казну.
 
****************************
 
Еще два года назад специалисты выяснили, что в мире ежегодно происходит удвоение знаний. Как же справиться с этим информационным цунами? Электронное обучение — вот ответ. Проблемы, связанные с ним, стали предметом обсуждения участниками «круглого стола», организованного Госдумой. Рассказывает «Парламентская газета» от 15 декабря.
 
«Электронное обучение может способствовать достижению всех целей в области образования: улучшению качества, расширению доступности, уничтожению барьеров между странами, повышению профессиональной ориентации и квалификации, — говорит ректор Московского государственного университета экономики, статистики и информатики, председатель Экспертного совета по электронному обучению при Комитете Госдумы по образованию и науке Владимир Тихомиров. — Преимуществ электронного образования мы не найдем в очном и заочном образовании, которые выглядят уже как рудименты прошлого».

Основное достоинство заключается в том, что знания становятся доступными, независимо от того, где они были созданы. Если у человека есть компьютер, подключенный к Интернету, он может учиться дома, на работе, в дороге, в командировке. При этом существенно повышается производительность труда и уровень занятости населения в целом, а обучение становится дешевле. Расширяются возможности обучения людей с ограниченными физическими возможностями. Немаловажно, что электронное обучение позволяет получить диплом ведущих заграничных университетов, не выезжая из родной страны. Сдаешь сессии, затем — итоговые экзамены в виде специальных тестов, и тебе присылают диплом по почте. Это не значит, что преподаватели исчезнут за ненадобностью, просто со студентами они будут общаться через Интернет, занося свои знания в компьютер и составляя текущие и экзаменационные задания. При этом аудиторная нагрузка преподавателя уменьшится в четыре-пять раз.

«Сегодня не все до конца понимают роль информационных технологий в системе образования, — говорит председатель Комитета Госдумы по образованию и науке Николай Булаев. — В рамках бюджета на будущие годы мы предполагаем направить большие средства на внедрение информационных технологий в систему общего и профессионального образования. Идет активное подключение школ к Интернету, но мне кажется, что мы слишком много внимания уделяем самой проблеме технического решения этого вопроса и недостаточно — мотивации работников системы образования, повышению их компетенции. Мы можем столкнуться с ситуацией, когда решим технические проблемы, получим доступный и бесплатный Интернет в школах, но с точки зрения использования этого мощного инструмента повышения эффективности и качества образовательного процесса не решим поставленных ныне задач».

По словам Николая Булаева, есть несколько вопросов, на которые законодатели и эксперты не обращают должного внимания. Те, кто использует интернет-технологии в системе образования, работают в «серой зоне»: нет законодательного обеспечения, которое позволяло бы людям легально использовать эти технологии и не бояться, что их обвинят в незаконной выдаче дипломов. «Мы сильно проигрываем иностранным вузам, потому что, в отличие от конкурентов, ограничены законодательством, — считает ректор Современной гуманитарной академии Михаил Карпенко. — Проводим обучение методами трансграничного образования, о котором в законе ничего не прописано. Что касается аттестации трансграничных студентов — тоже проигрываем. Иностранным студентам приходится приезжать в Россию, чтобы получить диплом нашей академии».

«Дело не только в отсутствии необходимых законов. Есть немало примеров, когда образовательное учреждение, независимо от уровня, прекрасно оснащено компьютерной техникой, имеет современный Интернет, но все это некий «прибамбас», позволяющий системе выглядеть красиво, — замечает Николай Булаев. — Гостям демонстрируют электронные доски, великолепное оборудование, но за этим ничего не стоит: нет учителя, который может использовать этот огромный потенциал. А государство вкладывает миллиарды рублей не только для того, чтобы похвастаться, что у нас 100 процентов школ имеет компьютерное обеспечение и современный Интернет».

При оценке состояния системы образования в международной практике используется модель, состоящая из таких параметров, как доступность электронной техники и Интернета, а также компетенция и мотивация учителей, профессоров и руководителей органов управления образования. В России внимание сосредоточено на доступности. При опросах преподавателей выясняется, что почти никто из них не использует персональный компьютер в обучении. На базе МЭСИ создан Национальный центр «E-learning-Россия». За время его существования был проведен компьютерный «ликбез» для семидесяти ректоров российских вузов, всех ректоров Казахстана, Армении, Белоруссии, а также сотрудников министерств образования этих стран. Сейчас проходит обучение 800 человек из Института стали и сплавов. Заключены договоры с другими вузами, которые получили гранты как инновационные высшие учебные заведения. Но усилий одного МЭСИ недостаточно, для расширения этой работы нужен мощный законодательный фундамент. «Основой развития в России новой политики и экономики, построенной на знаниях, являются информатизация, национальная система образования, основанная на электронном обучении, национальная инновационная политика, — уточняет Владимир Тихомиров. — Если все это будет, страна интегрируется в обшее мировое движение. Если нет, мы окончательно потеряем все перспективы остаться значимой величиной в мировой экономике и политике».

Помимо разработки Концепции о государственной поддержке информационных образовательных технологий предстоит сделать многое. В ближайшее время Министерство образования и науки РФ приступит к научным исследованиям по сравнительному анализу российского и зарубежного опыта в части внедрения электронного обучения. Для разработки комплекса изменений в законодательство в ближайшее время будет создана совместная рабочая группа Комитета Госдумы по образованию и науке, Экспертно-консультативного совета по электронному образованию, Комитета Совета Федерации по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии, Минобрнауки РФ. Уже известно, что изменениям подвергнутся законы «Об образовании», «О высшем и послевузовском образовании», а также Трудовой кодекс РФ. Будут изменены статус и функции государственных образовательных стандартов, а также порядок создания филиалов образовательных учреждений, использующих технологии дистанционного образования. В ряде вузов начнется эксперимент по отработке механизма дистанционного обучения, контролировать который будет Федеральное агентство по образованию.
 
*******************************
 
Что такое образование и зачем мы учимся? На первый взгляд, вопросы звучат странно. Ведь мы привыкли считать, что только диплом даёт полноценную путёвку в жизнь. Так-то оно так, да не совсем. Научный руководитель Федерального института развития образования доктор экономических наук Евгений Сабуров на встрече с региональными журналистами попытался поставить под сомнение стереотипы и действующую систему взглядов на образование. Выдержки из его выступления, а также ответы на некоторые вопросы предлагает читателям газета «Вечерний Новосибирск» от 15 декабря.
 
Когда в 60-х годах начали всерьез заниматься проблемами образования, расчеты показали, что разница в доходах между людьми с высшим образованием и без оного в США примерно в два раза выше, чем в Советском Союзе. Мы были единственной страной, в которой образование «работало» в убыток, приносило ущерб в доходах. Сейчас положение немного выправилось, и мы находимся в более или менее нормальном положении.
 
Человек, который первым придумал «экономику образования», поставив в прямую зависимость знания от доходов, получил Нобелевскую премию. Это был Герри Беккер. Но был и другой человек, выступивший против него и тоже получивший Нобелевскую премию. Это был господин Хекман. «Диплом, — сказал он, — показывает вашу амбициозность, ваше трудолюбие. Но знания, которые вы получили, на вашу работу не слишком влияют». Действительно, если задуматься, разве те знания, которые вы получили в высшем учебном заведении, вам в работе сильно помогают? Вряд ли. Хекман утверждал, что любого способного человека можно научить за три месяца тому, что он будет делать на рабочем месте. То есть диплом является показателем того, что человек способен к обучению в принципе. А вот знания, которые ему даны, мало что значат. Тем более что они устаревают очень быстро.
 
У нас в стране, в отличие от других, почти все хотят получить высшее образование — 90 процентов выпускников школ. И могут получить, потому что мест в вузах сейчас больше, чем выпускников. Родители платят безумные деньги, и непонятно за что. Но, несмотря на рост стоимости обучения, поток абитуриентов только увеличивается. То есть люди очень хотят получить образование, платят за это деньги. Но зачем?
Объявление: «Требуется курьер с высшим образованием». Ребята позвонили в эту фирму, спросили: «А зачем вам курьер с высшим образованием?» — «По крайней мере, он «не обложит« клиента». Ну, во-первых, не очевидно, что «не обложит». А во-вторых, странное объяснение. «Мы в России связываем образование с будущей производственной деятельностью, - говорит Евгений Сабуров.  - Но, на мой взгляд, мы себя немножко обманываем. Я не вижу в современном образовании такого уж сильного производственного уклона».
 
Теперь посмотрим, что, собственно, происходит в основном звене образования — в школе. По мнению специалистов, начальная школа является самым эффективным звеном образования. Детям действительно интересно учиться, забавно, у них есть мотивация стать взрослыми, умными, «как папа». Они учатся общаться между собой, происходит так называемая первая ступень социализации. А дальше наступает непонятное. Это пятый-девятый классы, так называемая «основная школа». Главная проблема здесь в том, что мальчики и девочки находятся в сложнейшем периоде полового созревания. Весна, солнце, птички, а они сидят 45 минут за партой. Сиди тихо, сиди по струнке и… абсолютно непонятно зачем.
 
Что же дальше — после окончания школы? Вуз не признает качество образования, полученного в школе. Значит, сразу возникают три института: белый, серый и черный. Подготовительные курсы — это белый институт, репетиторство — серый, ну и черный институт — всем понятно, что такое. Причем это не обязательно денежные взятки. Это может быть банальный звонок ректору. Появилась попытка ЕГЭ. Удачная она или неудачная? Отвечаю: неудачная. Введение ЕГЭ шло очень тяжело. Были допущены очень большие ошибки из-за отсутствия опыта тестирования в нашей стране. А это большая научная школа.
 
Например, американцы говорят: существуют три очень разных метода тестирования и очень разные тесты.
Одна группа тестов — на усвоение знаний. Другая — на способности и возможность продолжения учебы в дальнейшем. И наконец, третий тест — оценка самого учебного заведения: хорошо оно работает или плохо. Тесты совсем разные. У нас же в ЕГЭ попытались ответить сразу на все три вопроса. Это невозможно. Поэтому ЕГЭ у нас некий «тяни-толкай». Однажды учитель литературы рассказал : увидел в каком-то тесте по литературе вопрос: «На каком плече была родинка у Элен?» Варианты ответов: «на правом», «на левом», «на обоих», «на обеих». Тест этот, правда, быстро сняли.
 
Отвечая на вопрос корреспондента «Вечернего Новосибирска» об аккредитации и сертификации вузов, Евгений Сабуров сказал следующее: «По большому счету, никакая государственная аккредитация не нужна. Нужна свободная котировка дипломов. Ну какая разница — МГУ имеет аккредитацию или не имеет? Он МГУ — и все. А есть диплом Забайкальской академии менеджмента и дизайна. И работодатель сам смотрит и решает. Но, с другой стороны, работодатель видит, что человек пять лет «варился» в вузе, что он все-таки не с улицы и, может быть, он пить не будет. Это серьезное соображение в нашей стране, очень серьезное. Поэтому я совершенно спокойно смотрю на открытие новых вузов».
 
«Реформа образования никогда и нигде не заканчивается, - продолжает Евгений Сабуров. – Образование — это такая система, которая должна находиться в состоянии реформы постоянно. Если бы это было не так, мы бы из пещер не вышли. Это — передовой отряд развития общества. Что касается некачественных учебников. Пока стандарты мы задавать не умеем, к сожалению. Я с вами согласен: положение здесь очень плохое. Потому что экспертный совет состоит… из авторов учебников. И я очень не хочу, чтобы мой институт брал на себя экспертизу учебников. Потому что это склочная и опасная среда — это большие деньги. Я знаю ребят, которые пришли в Минобразования, хотели что-то там революционное сделать, убрать все эти безобразия, но — ослабели».
 

Назад