Новосибирская открытая образовательная сеть




Сейчас

 

Все новости

Ноябрь 2015 Октябрь 2015 Сентябрь 2015 Август 2015 Июль 2015 Июнь 2015 Май 2015 Апрель 2015 Март 2015 Февраль 2015 Январь 2015

 

Декабрь 2014 Ноябрь 2014 Октябрь 2014 Сентябрь 2014 Август 2014 Июль 2014 Июнь 2014 Май 2014 Февраль 2014 Январь 2014

 

Декабрь 2013 Ноябрь 2013 Октябрь 2013 Сентябрь 2013 Август 2013 Июль 2013 Июнь 2013 Май 2013 Апрель 2013 Март 2013 Февраль 2013 Январь 2013

 

Декабрь 2012 Ноябрь 2012 Октябрь 2012 Сентябрь 2012 Август 2012 Июль 2012 Июнь 2012 Май 2012 Апрель 2012 Март 2012 Февраль 2012 Январь 2012

 

Декабрь 2011 Ноябрь 2011 Октябрь 2011 Сентябрь 2011 Август 2011 Июль 2011 Июнь 2011 Май 2011 Апрель 2011 Март 2011 Февраль 2011 Январь 2011

 

Декабрь 2010 Ноябрь 2010 Октябрь 2010 Сентябрь 2010 Август 2010 Июль 2010 Июнь 2010 Май 2010 Апрель 2010 Март 2010 Февраль 2010 Январь 2010

 

Декабрь 2009 Ноябрь 2009 Октябрь 2009 Сентябрь 2009 Август 2009 Июль 2009 Июнь 2009 Май 2009 Апрель 2009 Март 2009 Февраль 2009 Январь 2009

 

Декабрь 2008 Ноябрь 2008 Октябрь 2008 Сентябрь 2008 Август 2008 Июль 2008 Июнь 2008 Май 2008 Апрель 2008 Март 2008 Февраль 2008 Январь 2008

 

Декабрь 2007 Ноябрь 2007 Октябрь 2007 Сентябрь 2007 Август 2007 Июль 2007 Июнь 2007 Май 2007 Апрель 2007 Март 2007 Февраль 2007 Январь 2007

 

Декабрь 2006 Ноябрь 2006 Октябрь 2006 Сентябрь 2006 Август 2006 Июль 2006 Июнь 2006 Май 2006 Апрель 2006 Март 2006 Февраль 2006 Январь 2006

 

Декабрь 2005 Ноябрь 2005 Октябрь 2005 Сентябрь 2005 Август 2005 Июль 2005 Июнь 2005 Май 2005 Апрель 2005 Март 2005 Февраль 2005 Январь 2005

 

Декабрь 2004 Ноябрь 2004 Октябрь 2004 Сентябрь 2004 Август 2004 Июль 2004 Июнь 2004 Май 2004 Апрель 2004 Март 2004 Февраль 2004 Январь 2004

 

Декабрь 2003 Ноябрь 2003 Октябрь 2003 Сентябрь 2003 Август 2003 Июль 2003 Июнь 2003 Май 2003 Апрель 2003 Март 2003 Февраль 2003 Январь 2003
22.02.2007

ОБЗОР ПРЕССЫ №219

Ведущая рубрики – Анна Петрова
 
В Новосибирском областном Совете обсудили меры по поддержке талантливой молодёжи, сообщает газета «Вечерний Новосибирск» от 20 февраля. Как подчеркнул председатель Комитета по науке и образованию Сергей Худяков, губернатор Виктор Толоконский поставил во главу угла это направление, поскольку инновационная деятельность — одна из основных точек роста нашей области.
 
Главное, над чем нужно работать сегодня, сказал Сергей Дмитриевич: создать дополнительные рычаги для того, чтобы, во-первых, способные школьники и студенты были заинтересованы в собственном интеллектуальном развитии. Во-вторых, чтобы талантливая молодежь не уезжала из Новосибирска.
В общем и целом поддержка молодого поколения у нас ведется всесторонне. Руководитель департамента образования Новосибирской области Владимир Иванов в своем докладе рассказал о двух областных программах — «Дети НСО» и «Одаренные дети», на реализацию которых из местного бюджета ежегодно выделяется по 6 и 8 миллионов рублей. На эти деньги ведется не только текущая работа, но и организуются различные конкурсы, семинары, слеты.
 
Планомерная деятельность дает свои плоды. Новосибирская область вошла в «золотую дюжину» регионов, показывающих наилучшие результаты на всероссийских и международных школьных олимпиадах. В прошлом году наши школьники заняли первое место на международной олимпиаде по физике, второе — по информатике, третьи места — по астрономии и географии. В общей сложности 523 учащихся приняли участие в олимпиадах. Кузницей олимпийских кадров является гимназия N 1 — большинство победителей учатся именно там. Кроме того, 15 человек из первой гимназии получили президентские гранты. Всего у новосибирских ребят 102 гранта. Больше, чем у нас, только у питерцев. В будущем, считает Владимир Иванов, необходимо уделять еще больше внимания подготовке новосибирских ребят к олимпиадам, а также организовывать индивидуальное педагогическое сопровождение талантливых детей.
 
Начальник отдела высшего и дополнительного профессионального образования департамента науки, инноваций, информатизации и связи Новосибирской области Марина Ананич высказала убеждение, что, несмотря на важность технического творчества и спорта, основное внимание все-таки необходимо уделять развитию инновационной деятельности. В данной сфере у нас делается многое, но не все.
Марина Ивановна предлагает создать Совет по поддержке талантливой молодежи. В настоящее время у нас в регионе нет проекта по поддержке талантливой молодежи. Результат: все принимаемые меры неинтегрированы, разрознены, нет политики защиты от недобросовестных конкурентов. В итоге мы проигрываем во многих конкурсах и не получаем того, что заслуживаем. А наши дети получают некачественные образовательные услуги от сомнительных иногородних фирм, в то время как в Новосибирске действуют 49 законно аккредитованных вузов.
 
Особенно агрессивны на рынке образовательных услуг томские учебные заведения, открывающие в районах Новосибирской области свои представительства, не имея на то разрешительных документов. В ближайшем будущем, пообещала Марина Ананич, деятельность недобросовестных соседей будет прекращена с помощью прокуратуры. Что касается озвученной губернатором необходимости работать на то, чтобы наша талантливая молодежь оставалась у нас, в этом направлении, по мнению Ананич, эффективным было бы создание гостевых научных городков. Положительный опыт в этом направлении имеет НГТУ. Он создает свой технопарк, где, в числе прочего, имеется три этажа квартир для участников проекта. Есть совместная с СО РАН программа. По ней 700 молодых ученых нашей области получили льготные ипотечные кредиты. Однако полностью жилищную проблему силами области не решить. Чтобы добиться федеральной поддержки, необходимо суметь привлечь к себе внимание. А как раз это — наше слабое место.
Принятый недавно на уровне Госдумы закон, вводящий безальтернативный ЕГЭ, вызывает у представителей высшей школы опасения: учителя, которым пообещали, что результаты ЕГЭ одновременно станут критериями качества их работы, займутся «натаскиванием» ребят на тесты, и им станет не до того, чтобы работать с талантливыми учениками и искать индивидуальные подходы к детям.
 
В данной связи университетам и академиям придется расширить сферу своей деятельности и заняться «вневузовской» работой со студентами. Скорее всего, это будет происходить на базе Центров развития инновационных компетенций. Их, по планам, в Новосибирске будет пять. Чтобы не растерять, а, наоборот, приумножить имеющийся потенциал, поддерживать нужно не только талантливую молодежь, но и педагогов. Проректор НГПУ Александр Шрайнер с горечью заметил, что скоро в школах не останется квалифицированных учителей физики и химии. А у школьников с каждым годом снижается мотивация к изучению этих предметов, так как «в моде» гуманитарное и экономическое, а не техническое образование.
Таким образом, резюмировала Марина Ананич, есть потребность в имиджевых мероприятиях, которые бы представляли Новосибирск как научный и образовательный центр, каковым, собственно, он и является.
 
****************************
 
В Российской академии образования готовится новый государственный образовательный стандарт. В следующем году он поступит в Совет Федерации, а еще через два года станет главным документом для педагогов и школьников. Чему будут учить в российских школах? Сколько времени готовится хороший учебник? Как издательство борется с "пиратами"? На эти вопросы "Российской Газете" от 20 февраля отвечает член-корреспондент РАО, генеральный директор издательства "Просвещение" Александр Кондаков.
 
«Разработка образовательного стандарта - сложный и длительный процесс. Мировая практика показывает, что на это в среднем уходит 5 лет. Мы планируем, что эксперимент по введению нового стандарта в начальной школе начнется 1 сентября 2008 года, в основной школе - в 2009 году, в старшей соответственно - 1 сентября 2010 года. Спешить здесь нельзя. Нужно время для подготовки новых учебников и переподготовки учителей. Предыдущие варианты стандарта разрабатывались образовательным сообществом и фактически сводились к предметным программам, что в итоге привело к их "разбуханию" и перегрузке школьников. Концепция стандарта второго поколения рассматривает стандарт как совокупность требований семьи, общества и государства к результату школьного образования и их взаимную ответственность за его исполнение .Впервые за последние несколько десятилетий цели развития системы школьного образования четко сформулированы. В частности, и о концепции национальной истории России. Ведь до сих пор мы не можем своим детям дать внятный ответ, например, на вопрос: "Почему страна, которая вышла из Великой Отечественной войны сверхдержавой, через 40 с небольшим лет прекратила свое существование?". Формирование идеологии патриотизма, толерантного отношения к другим культурам в условиях массового притока эмигрантов, осознание этнокультурного многообразия российского общества - все эти задачи ставит руководство страны перед системой образования.
 
Кстати, мы уже работаем над учебниками нового поколения. Это прежде всего касается таких предметов, как история, обществознание, география, литература, русский язык, мировая художественная культура и др.
Голова современного ученика не может вместить всю информацию, которую наработала современная наука. Поэтому совместно с РАН мы сейчас работаем над документом "Фундаментальное ядро содержания образования". В нем будут прописаны идеи, факты, концепции, определяющие успешность человека в современном обществе. Их отбор - болезненный и сложный процесс. Надеюсь, что мы с ним справимся.
Сейчас, наверное, не в меньшей степени, чем в советское время, включение того или иного произведения в обязательный школьный перечень, означает тиражи и, как следствие, прибыли. Поэтому и борьба вокруг списка ведется не только идеологическая. Будет ли составлен такой перечень? Окончательный ответ дадут специалисты. Однако прежде всего школьник должен уметь общаться, находить и анализировать информацию, критически осмысливать прочитанное.
 
Разработка учебника - дело сложное. Не случайно же Лев Толстой считал главной книгой своей жизни "Азбуку", на которую у него ушло 16 лет. Часто коллеги-издатели меня "подкалывают": мол, вы книги по два года делаете, а мы - за три-четыре недели... Однако издать учебник - это не детектив напечатать. Учебник должен обеспечить формирование у учащихся определенных знаний, умений, навыков, видов деятельности. В советское время учебники проходили экспериментальную проверку в течение десяти лет. А знаменитая "занковская система" начальной школы испытывалась более двух десятилетий. И автор был абсолютно прав. Ведь очень трудно просчитать, чем обернутся нововведения. Три года назад с приходом нового министра образования и науки федеральный перечень учебников подвергся пристальному исследованию. Было выявлено большое количество ошибок и несуразиц. Ввели и новую процедуру экспертизы, вследствие чего перечень рекомендованных школе учебников сократился фактически на треть. Могу сказать, что в наименьшей степени это коснулось книг, изданных в "Просвещении". Мы потеряли всего несколько учебников. Издательства, безусловно, ответственны за ошибки. Ведь они могут иметь серьезные последствия для общества. Особенно это касается учебников по социальным наукам. В Швейцарии, например, все они издаются только под присмотром государства и только в государственных издательствах».
 
*******************************
 
«Новая газета» от 19 февраля публикует мнение Евгения Ямбурга, доктора педагогических наук, заслуженного учитель школы РФ. «Ни минуты не сомневаюсь, что под дамокловым мечом ЕГЭ школа всеми правдами и неправдами будет делать все от нее зависящее, дабы избавиться от тех учеников, которые будут существенно портить ее статистику».
«Реализация национального проекта в области образования воспринимается общественностью преимущественно в розовых тонах. Действительно, в кои-то веки даже в сельские школы поступили компьютеры, пусть медленно, но все-таки повышается зарплата педагогов, классные руководители получили путинскую надбавку за работу в тысячу рублей, а избранные на конкурсной основе инновационные школы и продвинутые учителя награждены серьезными денежными грантами. И пусть это капля в море недофинансирования системы, но, как гласит народная мудрость, «лучше синица в руках, чем журавль в небе». Отсюда и благостное настроение людей, не имеющих сил и времени разобраться в сути происходящих перемен. Между тем эти перемены носят поистине революционный характер и предопределяют судьбу отечественного образования на грядущие десятилетия».

«Иное настроение царит в среде учительства. Блеска в глазах не видно и у счастливых грантополучателей. Отчего так? Разобраться в причинах подавленного настроения людей, призванных осуществлять модернизацию российского образования, можно, лишь детально ознакомившись с сюрреалистическим механизмом проводимых реформ. Прошу прощения за неточность. Не реформ, не модернизации, а самой настоящей культурной революции, соизмеримой по последствиям с аналогичным процессом в Китае в семидесятые годы прошлого века. Исчерпывающе точное определение проводимым преобразованиям и их последствиям дал недавно вице-премьер Д.А. Медведев, отметивший кумулятивное действие национальных проектов. Честнее не скажешь. Кумулятивный снаряд направленного действия, попадая в цель, разносит в щепки любой объект атаки, включая образование».

«Как известно, черт таится в подробностях. Обратимся к ним, начнем с малого, с той тысячи, которая доплачивается сегодня классному руководителю. Уже в этой детали проступают черты театра абсурда.
Во-первых, эти деньги снимаются с педагогов в период каникул. Это то самое время, когда учителя, освободившись от учебных дел, сосредоточиваются на выполнении своих воспитательных функций: водят детей в театры, совершают походы и поездки в другие города, знакомя своих питомцев с историей и культурой отечества. Педагоги немелочны, они как делали, так и будут делать это во имя детей без пресловутой доплаты. Но здесь важно отношение власти и понимание ею элементарной специфики педагогического труда. Во-вторых, процедура отчетности за эти великие деньги носит характер военных сводок с театра боевых действий. Дело в том, что на надбавку в тысячу рублей имеет право лишь тот классный руководитель, у которого в классе не менее двадцати пяти человек. Если хотя бы на одного ученика меньше, сумма сокращается на сорок рублей. Именно в эту цену оценивается детская душа».
 
«Излишне говорить, что живые души, в отличие от мертвых, могут перемещаться в пространстве, меняя классы и школы. Отсюда необходимость ежемесячно подсчитывать детские души в классах и подавать соответствующие списки. Но на этом не кончается сюр. Отчетность подается дважды — первого и пятого числа каждого месяца. Сначала по факту начисления сумм, а затем по факту получения реальных денег. В крупных городах процедура отчетности облегчена наличием электронной почты, во всех остальных городах и весях нашей необъятной родины директора школ послушно доставляют эту отчетность на себе. Зачем эта двойная бухгалтерия? С целью пресечения коррупции оборотней с указками? Ничуть не бывало. Оказывается, уважаемый вице-премьер отчитывается перед гарантом Конституции за рациональное расходование средств по национальным проектам ежемесячно первого числа каждого месяца, а реальная зарплата поступает пятого. Однако — вертикаль!»
 
«Теперь обратимся к тем счастливцам, кто должен витать в облаках от радости после получения гранта в сто тысяч рублей (минус налоги). Сумма действительно значительная. Таких денег учитель, особенно сельский, отродясь в руках не держал. Писать об этом больно, но молчать — подло. Разумеется, в нашем профессиональном цеху есть свои звезды, чей труд необходимо замечать, а их самих возвышать, в том числе и с помощью методов материального поощрения. Но поскольку процедура выдвижения носила спешный, авральный характер, а критерии и процедура конкурсного отбора были отданы на откуп регионам, то случилось то, что и должно было случиться. Во многом дело свелось к искусству оформления нужной документации и субъективному отношению местного начальства к выдвигаемым кандидатурам. Упаси боже, я не хочу обидеть победителей. С блестящими результатами работы некоторых из них я знаком не понаслышке. Честь им и хвала.Тем не менее многие педагоги и даже целые коллективы, у которых годами учится вся страна, не попали в число грантополучателей по многим субъективным причинам: ершистый характер директора, учреждение и так имеет мощную материальную базу, а лишний миллион пригодится другой, менее оборудованной школе и т.п. Так и в без того тревожные педагогические коллективы было вброшено яблоко раздора. Если бы только в коллективы. Замечательная сельская учительница написала в письме о том, что ответила категорическим отказом на предложение о выдвижении (более чем справедливом) ее кандидатуры на получение президентского гранта. Причина? Соседи из зависти сожгут ее дом, как только узнают о получении огромной по деревенским меркам суммы денег».
 
«Как же распорядились полученными средствами те педагоги, кто решился принять лестное предложение? По-разному. В крупных городах, где ощущается острый дефицит педагогических кадров и учитель чувствует себя относительно независимо, полученные средства они потратили преимущественно по своему усмотрению. Подвижники и бессребреники, они за свои деньги приобрели ноутбуки, купили необходимую литературу. Но сделали это добровольно, без принуждения. В других местах ситуация более тревожная. Суть негласной сметы расходов сводится к следующим статьям. В некоторых коллективах, дабы не вызывать зависти, полученные деньги поделили между всеми, «по справедливости». Это еще не худший вариант, в котором есть хоть какая-то логика. В других местах наши нравственно-экономические реалии обнажились более откровенно. Половину полученной суммы пришлось отдать администрации разного уровня. Мы тебя выдвигали, помогали оформлять огромную папку с документами, собрать которую сам ты никогда бы не смог, проталкивали твое досье по инстанциям — теперь изволь поделиться. Из оставшейся суммы половину потрать на оборудование своего учебного кабинета. Ты теперь у нас звезда и будь готов с честью принимать делегации и делиться с ними передовым опытом. Оставшуюся четверть средств, так и быть, потрать на себя. Ничего нового мы не узнаем: увы, обычный откат».
 
«Приведенные выше примеры свидетельствуют прежде всего о нашем нравственном недоразвитии, винить в котором исключительно государство не вполне корректно. Оно, бедное, старается ликвидировать уравниловку в оплате труда педагогов, но наталкивается на косность среды и низменные инстинкты: корысть и зависть. Поэтому рассмотрим, как обстоит дело в тех случаях, когда пресловутый человеческий фактор напрямую не влияет на расходование государственных средств, отпущенных на реализацию национального проекта. Школы, замеченные в инновационной деятельности, наконец получили вожделенный миллион на укрепление материальной базы».
 
«Тут бы и радоваться, но вновь не получается. На пути рационального расходования средств могучим утесом встал пресловутый 94-й закон РФ. О, это магическое слово тендер, которое сегодня повергает в уныние подавляющее большинство руководителей образовательных учреждений. На смену советскому лозунгу «Трезвость — норма жизни» пришел иной слоган, но с неотразимым по своим последствиям и тоже кумулятивным эффектом. Сегодня тендер — норма жизни. Даже при приобретении театральных билетов вы по закону должны провести конкурс. Дорого идти в Большой театр — закупайте билеты в Малый. Но и там недешево. Тогда подключайте к торгам Художественный, но, скорее всего, тендер выиграет какой-нибудь малохудожественный коллектив при клубе, поскольку его низкие расценки убедят казначейство в вашем государственном подходе к расходованию бюджетных средств».
 
«Это в мелочах, но что говорить, когда речь идет о крупных закупках оборудования, без которых отечественное образование действительно не поднять на новый уровень. Та же, но гораздо более драматичная история. Повторяю, в больших городах с развитой управленческой инфраструктурой удается найти выход из положения. Но бьется в истерике директор провинциальной школы для глухонемых детей. Она заказала уникальную аппаратуру, которую производят только в Сербии. Какой тут тендер? А ее убеждают в необходимости поддержки отечественного производителя. Между тем на трату отпущенных денег отпущен ограниченный временной срок. Для того чтобы не оказаться на ковре у администрации, приходится закупать действующие модели дрозофил. Это ли не театр абсурда? В бухгалтерии одного из регионов для оплаты представленных счетов требуют расшифровки известного мирового бренда. Необходимо написать по-русски: «сам-сунг» — магнитофон! Директору приходится отправляться за триста километров в близлежащий крупный город, просить изумленных продавцов переоформить счет в соответствии с необходимыми требованиями».
 
«Вскоре после того, как в обстановке повышенной секретности Государственная Дума РФ провела зачистку закона об образовании и приняла печально известный 122-й закон, который, помимо прочего, снял все налоговые льготы с образовательной отрасли, я оказался в знаменитом лицее одного из южных городов. Будучи знакомым с его директором около тридцати лет, я с удивлением обратил внимание на то, что в прекрасно оборудованном кафе этого учреждения не было ни одного стула. Лицеисты даже обедали стоя.
Коллега объяснил, что отныне на его школу распространяется вмененный налог за добавленный доход. В переводе на человеческий язык это означает, что каждое сидячее место облагается налогом, как в ресторане или кафе. Вот он и спрятал от греха подальше стулья. Обед-фуршет — это наше ноу-хау, зримая метафора модернизации российского образования. С тех пор (2004 год) законодательный маразм только крепчал».

«Появился 94-й закон, на подходе изменения к Бюджетному кодексу. Дело в том, что до сих пор наиболее энергичные современные руководители школ, всерьез уверовавшие в свободные рыночные отношения, зарабатывали для школ внебюджетные средства, которыми и распоряжались по своему усмотрению, закупая необходимое оборудование, минуя пресловутый тендер. Суть рассматриваемых поправок заключается в том, что закрываются внебюджетные счета, и тем самым заработанные школой деньги обезличиваются, сваливаются в общий котел. «Маленькая» хитрость государственных мужей, принимающих такие поправки, очевидна. По закону казначейство обязано контролировать лишь правильность бюджетных расходов, но в общем котле станет невозможным отделить козлищ от овец. Таким образом, заработанные интеллектуальными усилиями педагогов деньги пойдут на покрытие бюджетных дыр, а не конкретному учреждению».
 
«Ни минуты не сомневаюсь, что данные поправки весной этого года будут приняты Думой из соображений экономической целесообразности. Но это ли не уравниловка, подрезающая на корню энтузиазм лидеров инновационного движения, взращивать которых в первую очередь призван национальный проект? И о каком серьезном государственно-общественном управлении в учреждениях образования (одна из главных идей нацпроекта) может идти речь в условиях, когда и директор, и управляющие советы скованы по рукам и ногам, лишены главного инструмента реального, а не карикатурного управления: самостоятельного управления активами? Да что мы все о деньгах да о деньгах? В конце концов, не в них счастье. Школа в первую очередь призвана учить детей и готовить их к жизни в условиях, как теперь уже понятно всем, жестко управляемой демократии. Задача же государства — объективно оценивать результаты многолетнего труда педагогических коллективов. Инструментом такой оценки единогласно (?) признан ЕГЭ. Сопротивление бесполезно. Закон есть закон. Окончательно он вступит в силу в 2009 году».

«Мнение специалистов, утверждающих, что проверка памяти и скорости реакции с помощью тестов не может являться объективным индикатором качества полученного образования, — не в счет. Решение принято, обжалованию не подлежит. Стоит ли после этого следовать совету поэта: «Давайте после драки помашем кулаками»? Стоит, и вот почему. Дело в том, что с самого начала ЕГЭ и не преследовал в качестве главной цели проверку качества образования. У него другие, более важные (?) задачи: фискальная, социальная и управленческая. Фискальная — ликвидировать коррупцию и взятки при поступлении в вузы. Социальная — обеспечить доступ к высшему образованию выпускникам из провинции. Управленческая — получить простой и удобный инструмент управления школами, используя в качестве главного критерия оценки их деятельности результаты ЕГЭ. Если решение первых двух задач еще хоть как-то оправдывает удар, наносимый по качеству обучения (одно дело — обучать детей математике, и совсем другое — дрессировать на тесты), то полномасштабная реализация третьей задачи опрокидывает школу в пропасть».

«ЕГЭ фиксирует лишь конечные результаты обучения, оставляя без внимания динамику роста ученика. Не секрет, что в стране нарастает количество детей с серьезными проблемами в обучении и развитии. К примеру, девочка с диагнозом дислексия и дисграфия (абсолютно здоровый, но в силу устройства мозга патологически безграмотный ребенок) делает на входе в пятый класс сорок ошибок в диктанте. Ценой титанических усилий педагогов, использующих изощренные специальные технологии, она к моменту завершения обучения в школе имеет лишь десять ошибок. Налицо огромный рост этого человека. На мой взгляд, учителей за такую работу надо представлять к награде. Но по результатам итоговой аттестации десять ошибок — это все равно «2». Пройденный ребенком под руководством учителя путь никого не интересует. А значит, нужно готовиться к оргвыводам. И я уже знаю школы в различных регионах, в которых по результатам ЕГЭ директоров сняли с занимаемой должности».

«Справедливости ради надо отметить, что руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования В.А. Болотов в своих выступлениях призывает прекратить сравнивать школы по результатам итоговой аттестации. Но у нас же суверенная демократия, а это означает, что каждый суверен, будь то глава администрации или начальник управления образования, вправе самостоятельно делать кадровые перестановки. Между тем страна полным ходом идет к введению закона о всеобщем обязательном среднем одиннадцатилетнем образовании. В Москве соответствующий закон уже вступил в силу. Из чего следует, что школа попадает в очередной клинч. Учить теперь нужно всех детей, в том числе имеющих проблемы в развитии, а результаты обучения давать стандартные, без всяких скидок на такие «мелочи», как реальные учебные возможности учащихся. Ни минуты не сомневаюсь, что в таких условиях под дамокловым мечом ЕГЭ школа всеми правдами и неправдами будет делать все от нее зависящее, дабы избавиться от тех учеников, которые будут существенно портить ее статистику. Такой вот получается управляемый гуманизм».

«Другой выход из щекотливого положения — серьезное снижение требований к итоговой аттестации. Но каких абитуриентов после такой облегченной проверки знаний на выходе из школы получат вузы? О каком интеллектуальном прорыве страны и внедрении высоких технологий тогда можно будет вести речь? Вопросы, вопросы… Тем временем ЕГЭ плавно (пока в порядке эксперимента) переползает в девятые классы. Не за горами то время, когда не только судьба директора, но и зарплата учителя будет поставлена в зависимость от итоговой успеваемости учащихся. А что, раз найден универсальный инструмент управления, почему бы не использовать его в сочетании с методами экономического стимулирования педагогов и тем самым уйти от пресловутой уравниловки в оплате их труда? Дальше — больше. Технократический, а по сути дела, антигуманный и антипедагогический подход набирает обороты. Откройте профессиональные журналы. Уже нашлись горячие головы, которые предлагают методики измерения уровня воспитанности учащихся. Совесть, благородство и достоинство, оказывается, можно фиксировать в баллах. Еще одна сюрреалистическая краска на ландшафте образования. Интересно, кто будет собирать сводки об уровне чувства чести по стране? Быть может, для начала следует проверить по соответствующей шкале совесть народных избранников? Ведь не кто иной, как они, из года в год принимают такие законы, которые в совокупности являются уже не кумулятивным снарядом, а миной замедленного действия, заложенной в фундамент российского образования. Причем количество тротила возрастает в ней с каждым новым нормативным актом».

************************
 
Как сказал Альберт Эйнштейн, наука — это способ исследовать мир, получая от этого удовольствие. Но, к сожалению, школ, в которых интересно учиться, слишком мало. На уроках естествознания детям приходится усваивать больше новых слов, чем на уроках иностранного языка. Учебники едва ли не зануднее словарей. В результате большинство детей приходят к убеждению, что учеба — это сплошная скукотища…
Как не убить интерес? Таки вопросом задается газета «Аргументы и Факты. Долгожитель» от 16 февраля.
 
Пока детки маленькие, им все интересно, они — прирожденные исследователи. Постижение окружающего мира заложено в их инстинктах, мы, взрослые, буквально не успеваем угнаться за их «как? что? почему?». Но вспомните, что вы делаете в ответ на детские вопросы. Разве вы проявляете искренний интерес? Разве готовы часами ползать на коленках, пытаясь выяснить, почему и куда идет муравей, как работают крылья бабочки, что ест лягушка? Как правило, взрослые, вместо того чтобы проявлять любознательность вместе с ребенком, отделываются дежурными фразами. Порой вялым «Да, дорогой? Как интересно…», а порой и возмущенным воплем: «Брось немедленно эту гадость!»
 
Но попробуйте только хоть на один денечек проявить искренний интерес к тому, что так нужно и важно вашему маленькому человечку, и посмотрите на мир его глазами. Ваша жизнь неузнаваемо изменится!
Вот далеко не полный список вопросов, заданных одним юным почемучкой за неполный час общения.
— Из чего получаются слезы?
— Где паучки берут нитки для паутин?
— Я что, просто мешок с кровью? Где бы я ни порезался, везде появляется кровь.
— Почему, когда кузнечик ест траву, у него живот не болит, а я поел — и болит?
Да, знать ответы на все вопросы невозможно, но если у вас есть желание найти их, полдела уже сделано. Началось сотрудничество с маленьким исследователем мира, и вы уже не в положении цербера, охраняющего чистоту его парадных штанов, а в положении сотрудника, сомыслителя. Вы можете искать ответ вместе. Иногда ребенок начинает экспериментировать без вас. Одна мать увидела, как ее четырехлетняя дочь бросает яйца на кухонный пол. «Эти мячики не прыгают», — сообщила малышка. В таких случаях спасает лишь чувство юмора…
 
Общаясь с юным исследователем мира, не приводите голые факты — рассказывайте истории. Даже если вы знаете ответ на его вопрос, удержитесь от соблазна ответить сразу, чтобы не исключить возможности обсуждения, не укрепить мнения, скорее всего, принесенного ребенком из школы, что наука — это лишь набор фактов в головах взрослых. А ведь нет науки без объяснений. Один молодой человек лет 10–11 наблюдал, как его папа считает на калькуляторе.
— По какой книге ты будешь проверять ответы? — спросил он.
— Ни в одной книге нет ответа на задачу, над которой я работаю, — объяснил папа. — Я сам должен найти ответы.
— А тебе потом начальник на работе скажет, правильные ли они?
— Нет, я покажу свои результаты другим ученым, мы их обсудим.
— Но ведь потом какой-нибудь самый главный ученый подтвердит, что вы правы? — настаивал он.
— Боюсь, что нет.
— Какая у вас неправильная работа… — сочувственно вздохнул сын.
Опыт учебы в школе, где ему менторским тоном преподносят готовые истины, уже научил беднягу, что весь мир состоит из правильных и неправильных ответов.
 
Лучший способ ответить на вопрос ребенка — начать составлять такое объяснение вместе с ним. Если он спрашивает, почему ночью темно, попробуйте ответить так: «Давай подумаем, в чем разница между ночью и днем». Если он заинтересуется, где живут пчелы, скажите: «Давай последим за ними — может быть, мы увидим, куда они летят». Всегда будьте готовы ответить: «Попробуем разобраться».
И не торопите ребенка, дайте ему время подумать. Взрослые всегда хотят получить ответ немедленно. Исследования трех последних десятилетий показали, что обычно они ждут ответа на свой вопрос не более секунды. Ребенку этого мало. Если же дать ему подумать три секунды и больше, ответы становятся более логичными, полными и оригинальными. Излишняя торопливость зачастую гонит взрослых «впереди паровоза» — заставляет их самих отвечать на собственные вопросы. Сдержитесь, не подсказывайте. Дайте маленькому человеку решить проблему. Если он ответит неверно, будьте терпеливы. Помогите, побеседуйте на наводящие темы. И следите за тем, что говорите. Втянув ребенка в научную дискуссию, не торопитесь сказать «правильно» или «молодец». Так можно поощрять хорошее поведение, но если вы что-то обсуждаете, краткая похвала может быть воспринята ребенком как сигнал к окончанию разговора. Лучше скажите: «Это интересная мысль» или «Мне это и в голову не приходило». Либо подкиньте еще вопрос или идею.
 
Не погоняйте, не говорите: «Думай, думай!» Это бессмысленно: дети все время думают и без вашего напоминания. Более того, понукания могут лишить разговор непосредственности и доверительности, перевести его в форму некоего экзамена, теста на сообразительность. Ребенок постарается угадать, какого ответа вы ожидаете, и ответить как можно короче, чтобы вам было не к чему придраться. Старайтесь не задавать вопросов, начинающихся с «почему». Для большинства детей они связаны с недовольством их поведением: «Почему у тебя в комнате такой беспорядок?», «Почему ты не можешь вести себя как следует?». Вместо «почему» попробуйте: «Как получается, что…» Следите и за тем, как говорит ребенок. Вопросительная интонация в конце его ответа означает, что он уже не обдумывает проблему, а пытается угадать «правильный» ответ.  Старайтесь побольше показать, ведь жизненные впечатления откладываются глубже, чем то, что ребенок может узнать из книг или телепередач. Дайте ему посмотреть на его пальцы через увеличительное стекло, и он поймет, зачем нужно мыть руки перед едой. Вместо того чтобы рассказывать про плесень, вырастите ее на куске хлеба. Не объясняйте, что вода испаряется, а поставьте кастрюлю на огонь и дайте ему посмотреть, как снижается уровень выкипающей жидкости.
 
Научный музей — замечательный источник практических знаний. Там масса всяких наглядных пособий, которые помогут понять мир в самых разных его проявлениях. И не устраивайте гонку по музею — быстрей-быстрей, от стенда к стенду… Вы пришли сюда не затем, чтобы выполнить план посещения, а чтобы было интересно. И если маленький человечек застрял у какого-то стенда, очарованный тем, что видит, — пусть стоит сколько душе угодно. Значит, именно это ему сейчас интереснее всего. Проявляйте любознательность вместе с детьми, и вы дадите им бесценные знания, которые простираются далеко за пределы науки. Они поймут, почему стоит добиваться своего и экспериментировать, несмотря на трудности. Они поймут также, что учатся не только в школе, что учение — это не скучная обязанность. Оно может и должно приносить удовольствие! Ведь дети — прирожденные исследователи, и дело взрослых — не дать их интересу угаснуть!

Назад