Новосибирская открытая образовательная сеть




Сейчас

 

Все новости

Ноябрь 2015 Октябрь 2015 Сентябрь 2015 Август 2015 Июль 2015 Июнь 2015 Май 2015 Апрель 2015 Март 2015 Февраль 2015 Январь 2015

 

Декабрь 2014 Ноябрь 2014 Октябрь 2014 Сентябрь 2014 Август 2014 Июль 2014 Июнь 2014 Май 2014 Февраль 2014 Январь 2014

 

Декабрь 2013 Ноябрь 2013 Октябрь 2013 Сентябрь 2013 Август 2013 Июль 2013 Июнь 2013 Май 2013 Апрель 2013 Март 2013 Февраль 2013 Январь 2013

 

Декабрь 2012 Ноябрь 2012 Октябрь 2012 Сентябрь 2012 Август 2012 Июль 2012 Июнь 2012 Май 2012 Апрель 2012 Март 2012 Февраль 2012 Январь 2012

 

Декабрь 2011 Ноябрь 2011 Октябрь 2011 Сентябрь 2011 Август 2011 Июль 2011 Июнь 2011 Май 2011 Апрель 2011 Март 2011 Февраль 2011 Январь 2011

 

Декабрь 2010 Ноябрь 2010 Октябрь 2010 Сентябрь 2010 Август 2010 Июль 2010 Июнь 2010 Май 2010 Апрель 2010 Март 2010 Февраль 2010 Январь 2010

 

Декабрь 2009 Ноябрь 2009 Октябрь 2009 Сентябрь 2009 Август 2009 Июль 2009 Июнь 2009 Май 2009 Апрель 2009 Март 2009 Февраль 2009 Январь 2009

 

Декабрь 2008 Ноябрь 2008 Октябрь 2008 Сентябрь 2008 Август 2008 Июль 2008 Июнь 2008 Май 2008 Апрель 2008 Март 2008 Февраль 2008 Январь 2008

 

Декабрь 2007 Ноябрь 2007 Октябрь 2007 Сентябрь 2007 Август 2007 Июль 2007 Июнь 2007 Май 2007 Апрель 2007 Март 2007 Февраль 2007 Январь 2007

 

Декабрь 2006 Ноябрь 2006 Октябрь 2006 Сентябрь 2006 Август 2006 Июль 2006 Июнь 2006 Май 2006 Апрель 2006 Март 2006 Февраль 2006 Январь 2006

 

Декабрь 2005 Ноябрь 2005 Октябрь 2005 Сентябрь 2005 Август 2005 Июль 2005 Июнь 2005 Май 2005 Апрель 2005 Март 2005 Февраль 2005 Январь 2005

 

Декабрь 2004 Ноябрь 2004 Октябрь 2004 Сентябрь 2004 Август 2004 Июль 2004 Июнь 2004 Май 2004 Апрель 2004 Март 2004 Февраль 2004 Январь 2004

 

Декабрь 2003 Ноябрь 2003 Октябрь 2003 Сентябрь 2003 Август 2003 Июль 2003 Июнь 2003 Май 2003 Апрель 2003 Март 2003 Февраль 2003 Январь 2003
07.05.2007

ОБЗОР ПРЕССЫ № 228 «Вечерний Новосибирск» - «В олимпиаде мог участвовать даже двоечник» «Ведомости» - «В преддверии «вступительной» лихорадки» «Новая газета» - «Высшая школа коррупции» «Московские Новости» - «Фальшивые ньютоны»

Ведущая рубрики – Анна Петрова
 
В Новосибирске прошла первая открытая олимпиада по английскому языку Новосибирской области. Участие в ней приняли более девятисот школьников с пятого по восьмой класс,  сообщает газета «Вечерний Новосибирск» от 4 мая в заметке под названием «В олимпиаде мог участвовать даже двоечник».
 
Участвовали в олимпиаде все желающие без всяких предварительных отборов. Любой участник мог узнать свой личный результат, и проконсультироваться у педагогов компании «Джей энд Эс», в чем есть недочеты, над какими ошибками еще стоит поработать. Проконсультироваться могли и педагоги.  Региональная компания «Джей энд Эс», организатор олимпиады,  вручила победителям призы — DVD-плееры, фотоаппараты, путевки на море. Педагогам, вырастившим победителей, были вручены новейшие словари и пособия по английскому языку.
 
О том, каков уровень новосибирских школьников, рассказала директор оргкомитета, педагог «Джей энд Эс» Татьяна Грачева: «Сразу видно, что у наших участников очень высокий уровень, тем более что вопросы и задания олимпиады не были подстроены под какой-то определенный учебник. Понятно, что восьмиклассники говорят гораздо свободнее. Пятиклашки могут хорошо говорить на изученные темы — «мое хобби», «моя семья», «свободное время». А если, например, завести с ними разговор о профессиях, они начнут теряться — недостаточный словарный запас, и вообще в этом возрасте о профессиях рассуждать неинтересно. Я преподаю язык уже десять лет и прекрасно вижу, что сейчас мотивация к изучению гораздо больше. Люди стали больше путешествовать в англоязычные страны. Одна девочка вчера рассказала нам, что бывала и в США, и в Европе. Ее родители по-английски почти совсем не разговаривают. Поэтому все общение с иностранцами она берет на себя».
 
Многие участники олимпиады в эти дни впервые увидели «native speakers», носителей языка из Великобритании . Некоторых участников это не на шутку испугало. А основная масса осталась довольна.
Именно собеседование особенно запомнилось победительнице олимпиады среди пятиклассников Лене Морозовой: «Задания все были интересные, особенно аудирование и собеседование. Вообще, я не ожидала, что займу первое место, а вот мои педагоги сразу были уверены, что одно из призовых мест мне обеспечено. Английским я начала заниматься еще до того, как пошла в первый класс, занималась дополнительно. Вообще, я очень люблю этот язык и знаю точно, что моя будущая профессия будет связана именно с ним. Английский для меня уже почти как русский. Скорее всего, я стану переводчиком».
 
*********************************
 
Газета «Ведомости» Новосибирского Областного Совета депутатов в номере от 27 апреля публикует большую подборку материалов для абитуриентов – 2007 г.  Интервью под названием  «В преддверии «вступительной» лихорадки» -  разговор с начальником отдела высшего и дополнительного профессионального образования департамента науки, инноваций, информатизации и связи Новосибирской области Мариной Ананич.
 
«По закону, количество бюджетных мест должно быть не менее 170 на 10 тысяч человек. У нас пока с этим проблем нет, этих мест у нас еще больше. Считаю, что это сокращение оправдано: уже ощущается так называемый демографический провал. В 2005 году у нас было 25 тысяч выпускников школ, в 2006-м уже 22,5 тысячи… В этом году, видимо, будет еще меньше. Всем, кто получает высшее образование, отсрочка и так полагается. Другой вопрос, что тем, кто занимается на военной кафедре, можно будет идти в армию уже с офицерским чином. В Новосибирске на данный момент такие кафедры сохранились в медицинском университете и в СибГУТИ».
 
«Ситуация с переходом на двухуровневую систему образования: основная часть вузов уже имела это деление и до закона. Пока это деление не является чем-то страшным, еще ведь нет списка специальностей, которых это коснется. Вообще-то, перевод на двухуровневую систему подготовки не должен быть проблемным, в Америке и Европе уже давно перешли на эту систему, но опасности все же существуют, и довольно серьезные. Во-первых, согласно Трудовому кодексу, степень бакалавра не считается высшим образованием. Как будет решаться этот вопрос, я ответить не могу, стратегию выберет министерство. Второй вопрос –– не станет ли образование менее качественным? Особенно это касается инженерной школы, которой так славится Россия. Ведь с сокращением срока обучения придется сократить и количество учебных часов, то есть лекций и практических занятий, изменится и их наполнение. За столь короткий срок трудно подготовить высококвалифицированного специалиста-инженера. Особенно если учесть часы на физкультуру и общую подготовку».
 
«Сохранятся ли в этом году льготы для медалистов и победителей олимпиад? Мы собираемся всячески поддерживать таких школьников, поддерживать саму идею олимпиад. Дело в том, что с вводом ЕГЭ многие талантливые ребята не могут в полной мере проявить свои возможности. Одаренные дети в будущем будут ценными кадрами –– они умеют мыслить нестандартно, а такие работники всем нужны, ведь мы теперь ориентируемся на инновационную деятельность. К 2009 году перечень олимпиад будет уточнен и войдет в закон. Что касается медалистов, то сейчас их, к сожалению, отклоняют как льготную категорию. Скорее всего, в этом году  они также будут сдавать один профильный экзамен».
 
Ни лучший диплом первого вуза страны и ни опыт работы (который почему-то везде требуют у выпускников) не помогут им найти работу, если нет «свободных мест». Какая ситуация ожидается на рынке труда? Востребована ли будет твоя специальность, когда ты отучишься? Об этом – в заметке «Кем быть? Каким быть?» В Кадровом центре Новосибирского государственного университета сообщают: сегодня очень востребованы IT-специалисты: программисты, системные администраторы, веб-дизайнеры. Благодаря тому, что информационные технологии развиваются огромными темпами, потребность в таких специалистах остается достаточно высокой. Требуются и педагоги, но желающих занять вакансии не так много: престиж профессии и достойная оплата труда учителей все еще оставляет желать лучшего.
 
Директор Новосибирского кадрового агентства Оксана Рогожина рассказала, что всегда будут востребованы специалисты в торговле, особенно в розничной. Так что смело можно идти на менеджера по продажам, бухгалтера или товароведа. Софья Короткова, специалист по подбору персонала Регионального центра трудоустройства НГТУ особо подчеркнула, что рынок труда сегодня испытывает огромный дефицит инженерно-технических специалистов: инженеров, технологов, конструкторов.  Менеджер Студенческого кадрового центра Анна Макарова отметила,  что сегодня рынок труда перенасыщен экономистами и юристами. И если тебя ну просто тянет в одну из этих сфер, то знай — ты должен быть специалистом с большой буквы! А вот управленческий персонал всегда в почете. Руководители верхнего «эшелона», среднего звена и даже менеджеры по персоналу еще долго будут востребованы.
 
*********************************
 
Россияне ежегодно тратят на взятки в вузах 20 миллиардов рублей – сообщает «Новая газета» от 26 апреля в материале под названием «Высшая школа коррупции».
 
Любопытная информация появилась на лентах многих информационных агентств: Верховный суд Адыгеи “по представлению Генпрокурора РФ признал виновным в злоупотреблении должностными полномочиями судью Конституционного суда республики, декана юридического факультета Адыгейского государственного университета профессора Азамата Шадже”. Информация эта не совсем точна. На самом деле Верховным судом республики только дано заключение “о наличии в действиях судьи Конституционного суда Республики Адыгея признаков состава преступления”. По российским законам без такого заключения против судьи нельзя возбудить уголовное дело. Чтобы начать следственные действия в отношении служителя Фемиды, сначала надо получить от прокуратуры “Представление о даче заключения о наличии в действиях судьи признаков преступления”. После этого самой прокуратуре нужно обратиться в суд — теперь уже с представлением “о даче согласия на возбуждение уголовного дела”. Если таким согласием удастся заручиться, подозреваемый (по закону подозреваемым еще не являющийся) может обжаловать его сначала в Верховном, а потом и в Конституционном судах. И только тогда генеральный прокурор имеет право возбудить против судьи уголовное дело.
 
На получение в Верховном суде Адыгеи согласия на возбуждение уголовного дела в отношении Азамата Шадже у прокуратуры ушло более полугода. Однако служитель республиканской Фемиды обжаловал это решение в Верховном суде Российской Федерации. Можно еще и в Конституционный жаловаться — пара лет на это уйдет, и, пока будут тянуться эти процедуры, судья останется на своей должности. “Все, что произошло на юридическом факультете, не имеет никакого отношения к деятельности Шадже как судьи”, — заявил корреспонденту председатель КС Адыгеи Виктор Купин. Между тем в ходе предварительной проверки деяний профессора Шадже на юрфаке АГУ прокуратура обнаружила, что он “использовал свои полномочия вопреки интересам службы: оказывал отдельным лицам помощь в зачислении в списки студентов без экзаменов, без полной оплаты обучения и даже без документов об образовании”. И все это, как заявляет прокуратура, “из личной заинтересованности”. При этом государство недополучило со студентов, обучающихся на платной основе, больше миллиона рублей. Нетрудно представить, какой масштаб приобрел этот университетский “бизнес” и сколько лет он процветал. В местных СМИ и на интернет-сайтах давно появились сообщения о том, что бойкая торговля дипломами юрфака Адыгейского
госуниверситета идет не только в Майкопе, но и по соседству — в городе Белореченске Краснодарского края, где у университета есть филиал, а у декана Шадже — игровой салон. При этом количество “юристов”, выпущенных адыгейским вузом в последние годы, превысило показатели МГУ. Однако, как выяснилось, предприимчивые преподаватели не только присваивали деньги студентов, но и выдавали им недействительные дипломы, т.к. Белореченский филиал АГУ не имел лицензии на образовательную деятельность в области юриспруденции. Теперь университет возвращает деньги студентам юридического факультета Белореченского филиала, но на службу в государственные и правоохранительные органы уже успели попасть сотни его выпускников с недействительными дипломами.
 
И все же самое поразительное в этой истории не то, что судья-декан брал много (один он такой, что ли?). Удивляет другое: как так получилось, что правоохранительные органы поймали в свои сети столь крупную птицу? Обычно они ограничиваются рядовыми преподавателями, которым студенты подсовывают в зачетку одну-две тысячи рублей. “Отлов” доцентов с кандидатами сотрудники ОБЭПа проводят ежегодно в рамках спецопераций с одинаковым названием, меняется только цифра: “Образование-2004”, “Образование-2005”… Во время операции “Образование-2006” в Дагестане был задержан с поличным методист филиала одного из московских технических вузов, получивший за содействие при поступлении в институт взятку в 35 тыс. долларов. А в Краснодаре был задержан преподаватель Кубанского государственного медицинского университета, пойманный с поличным при получении взятки от студента из Кении. Иностранный гражданин никак не мог сдать физику, и преподаватель, как рассказал сам студент следователям, пообещал поставить зачет, если он подарит ему ручку с золотым пером. Кениец купил “Паркер” за 7000 рублей, при передаче этого “подарка” педагог и был задержан сотрудниками ОБЭПа. Вскоре ректорат отчислил студента за неуспеваемость, так как зачет по физике он все равно не сдал. Такое частенько случается: студент Аграрной академии, что в городе Зернограде Ростовской области, тоже был исключен из альма-матер после того, как под контролем обэповцев передал преподавателю 1,5 тысячи рублей. Экзамен по сопромату он так и не сдал. Хорошо, что сотрудники милиции не оставили в беде: пристроили доучиваться в один из ростовских вузов. Стоит ли после этого удивляться, что заявления от студентов в ОБЭП столь редки?
 
«Коррупцию в вузах не удастся победить, пока студенты будут давать взятки, а преподавателям не повысят зарплату», — убежден Николай Бахмутский, оперуполномоченный Ростовского областного ОБЭПа, курирующий сферу образования. Обычно за год его отдел задерживает при получении взяток более 60 преподавателей и сотрудников высших и средних специальных учебных заведений Ростовской области. Задерживает и тут же отпускает: опер-уполномоченный так и не смог вспомнить, когда в последний раз вузовские работники получали за взятки реальные сроки. Суды неизменно находят смягчающие вину обстоятельства: солидный возраст, состояние здоровья, наличие иждивенцев и отсутствие ранее судимости…
 
По словам оперативников ОБЭПа, берут в вузах по-всякому: и “с соблюдением мер предосторожности” — через посредников (часто в этом качестве выступают методисты кафедр, лаборантки, сотрудницы деканатов, а на вступительных экзаменах — репетиторы), и без всяких предосторожностей — прямо от своих собственных студентов где-нибудь в темном углу. В технических вузах такса за всякие “сопроматы” и “обработку металла резанием” обычно достаточно скромная — от полутора до трех тысяч рублей. На юридических факультетах престижных университетов и в медицинских вузах она нередко на порядок выше.
При этом все знают, кто берет и сколько берет, годами и даже десятилетиями. Стоит только заговорить с выпускниками разных лет Кубанского медицинского университета о взятках в их альма-матер, как они тут же называют фамилию профессора с кафедры оперативной хирургии. Этот седовласый мэтр берет за экзамен от 700 до 1000 долларов. Причем со всех — и с тех, кто учится на бюджетной основе, и с “коммерческого набора” (с этих даже больше — они же “богатые”). Ну очень рисковый профессор! Двадцать лет берет конверты и не боится, что однажды там окажутся меченые купюры. А может быть, твердо знает, что с ним-то как раз такого не может произойти? И, может быть, оттого в вузе думают, что у профессора “крыша” надежная в ОБЭПе или прокуратуре, что долю свою в этих взятках она исправно имеет?
 
Правоохранительные органы только имитируют борьбу с коррупцией в вузах, для них главное, чтобы показатели начинающейся скоро операции “Образование-2007” были не хуже показателей “Образования-2006”. А для этого достаточно отловить энное количество “мелких сошек”, не разрушая давно сложившуюся и прекрасно отлаженную систему взяточничества в российской высшей школе. Социсследования, проведенные Высшей школой экономики и фондом “Общественное мнение”, свидетельствуют, что около 50 процентов родителей студентов вынуждены давать взятки преподавателям. Российские семьи ежегодно тратят на взятки преподавателям и руководителям вузов, оплату репетиторов и услуг по написанию курсовых и дипломных работ более 20 миллиардов рублей. При этом старательно изображается борьба с коррупцией. В интернете даже специальные сайты появились, где любой студент может назвать преподавателя, которому он дал взятку. На самом популярном из этих сайтов — 5ballov.ru — красовались и красуются фамилии преподавателей юридического факультета Ростовского государственного университета (с недавних пор — Южного государственного университета) и других самых престижных факультетов южнороссийских вузов.
 
*******************************
 
Через несколько лет страну наводнят сотни тысяч выпускников несуществующих вузов – утверждает газета «Московские Новости» от 4 мая в статье-расследовании под названием  «Фальшивые ньютоны».
 
На "Яндексе", прямо под поисковой строкой, обнаружилось любопытное объявление: "Продается ВУЗ". Объявление отсылало на сайт некоего юридического центра "Орсил", который продавал все существующее на белом свете: надувные кровати, вузы, фирмы, аудиторские услуги, услуги адвокатов... Продавали Столичный гуманитарно-технический университет, обучающий студентов по шести лицензированным специальностям. Картинка представляла сталинское здание университета, расположенное в парке. "Не хуже, чем на Воробьёвых горах", - подумала корреспондентка «Московских Новостей» и поехала по указанному адресу. Захотелось узнать, какие тяготы современной жизни заставляют продавать вузы и что при этом чувствуют продаваемые вместе с ними студенты. Судя по данным сайта, это были второкурсники или первокурсники: учебное заведение было зарегистрировано в 2006 году.

Никакого сталинского здания в тенистых аллеях не было, зато обнаружился банк "Интегро". Два окна бюро пропусков за толстым стеклом, электронная "вертушка" на входе, солидная охрана. На вопрос: "Где здесь вуз?" - никто из проходящих мимо людей ничего вразумительного ответить не мог. Разыскав среди громадного перечня организаций на стене интересующее заведение, корреспондентка позвонила по внутреннему телефону. Сотрудница приемной комиссии на просьбу рассказать об университете предложила ограничиться телефонными переговорами. Предчувствуя, что вуз будет не вполне обыкновенным, а сотрудники, по меньшей мере, странными, корреспондентк решила высказать желание получить второе высшее.

Далее от первого лица: «Мне всё-таки выписали пропуск и провели на пятый этаж, где было несколько дверей, в двух метрах друг от друга. "Где же аудитории?" - спросила я у сотрудницы приёмной комиссии Ольги Степановны. Она только улыбнулась. "Я хотела бы получить второе высшее образование, юридическое. Первое у меня литературное, по нынешним временам бесполезное". Ольга Степановна радостно со мной согласилась. "А сколько студентов на курсе?" - спросила я. "Мы не имеем права сообщать такую информацию", - ответила дама. "А преподаватели кто? Со степенями?" - "Эту информацию мы не сообщаем", - явно тяготясь допросом и впадая в уныние, ответила Ольга Степановна. "Можно посмотреть аудитории?" - "Извините, не имею права вам показывать". - "Да почему же?" - взвилась наконец я. "У нас самые низкие цены по Москве!" - прокричала Ольга Степановна, проигнорировав мой очередной вопрос. "А когда я могу быть зачислена?" - "Да хоть сейчас, мы зачисляем круглый год".

Она помахала прейскурантом у меня перед носом, но я вытащила из-под её локтя другую бумажку. "А это что?" Добродушная и, судя по всему, не привыкшая к вранью Ольга Степановна покрылась испариной. "Это... мы регистрируем звонки... В этом месяце позвонили 15 человек..." - "А пришли сколько?" - "Вы одна. ...Но вообще-то у нас уже есть студенты, вы не думайте!"

Познакомиться с проректором оказалось невозможно: его не было. Мы с Ольгой Степановной уставились друг на друга, ситуация обещала быть исчерпанной, и я решила назваться. Сотрудница приемной комиссии сделала истерический звонок, и в комнату тут же ворвались двое мужчин и одна женщина. "Кто вы такая?! Кто вам разрешил здесь находиться?" - кричала женщина, один из мужчин грозил "последствиями" и судом. Другой, лучше владевший собой, аккуратно выдворил коллег, присел ко мне и стал бесперебойно спрашивать: "Как зовут? Откуда? Журналистка? А чего-нибудь почитать есть?" При мне были газеты, он необычайно ловко их сгрёб - вместе с визиткой и листочком с вопросами - и отправил всё это на ксерокс. Видимо, для досье. Своей фамилии он так и не назвал. На мои вопросы человек, оказавшийся впоследствии проректором Столичного гуманитарно-технического университета, отвечать тоже "не имел права". В частности, я поинтересовалась тем, где же эта юридическая фирма "Орсил", которая лицензирует вузы и почему у неё и у "университета" один и тот же телефон. Увы, проректор этого "не знал"...

Угощая меня кофе с конфетами и занимая куртуазной беседой, он непринуждённо сделал мне очень выгодное деловое предложение. Я сделала вид, что приняла его. Тогда проректор облегченно вздохнул и пошел провожать меня. В коридоре он вдруг заметил: "Как же тут у нас пахнет марихуаной!" - и признался, что "отсюда пора сваливать".

Услышав рассказ о посещении "университета", первый заместитель Комитета Госдумы по образованию и науке Олег Смолин обещал направить материалы в Рособрнадзор и Генпрокуратуру. Однако он сделал вывод, что, скорее всего, "это бартер: одни хотят как можно скорее получить диплом, другие - как можно скорее получить деньги". Что же касается тех абитуриентов, которые действительно хотят учиться и платят за обучение, а взамен не получают ничего, - они виноваты сами. Такой вывод из уст депутата фракции КПРФ озадачил. Впрочем, всё течет, всё меняется. Особенно быстро, как говорят, меняются люди в Думе. В случае нарушения прав студента Смолин посоветовал обратиться в Общество защиты прав потребителей: "Там удаётся решить вопрос в досудебном порядке". Оказывается, в этом прекрасном обществе занимаются не только вопросом возврата денег за несвежую колбасу и туфли с оторванным каблуком, но и образовательными услугами, которые с точки зрения рынка ничем от колбасы не отличаются.

Проверки Рособрнадзора проводятся раз в пять лет, за это время вуз-аферист сможет обмануть тысячи людей. Если мы не хотим, чтобы нас дурили, мы должны заявлять о нарушениях сами. А если, дескать, не заявляем - то находимся в преступном сговоре с жуликами! Так мне объяснили депутаты. "Ну что мы можем поделать, - задал риторический вопрос зампред Комитета ГД по образованию и науке Сергей Колесников, - если население хочет получать фальсификаты в виде липовых дипломов? Это его проблемы. Наши проблемы как депутатов в том, чтобы эти услуги оказывались легально(!), а если они оказываются нелегально, чтобы я мог этого человека засудить. Дело защиты потребителя - дело самого потребителя. Теоретически он может подать в суд на Рособрнадзор, но это фантастический случай: у нас, к сожалению, иски к правительству - редчайшая вещь".

Цинизм зампреда думского Комитета по образованию откровенно поражает. По его словам, количество тех сотрудников Рособрнадзора, которые занимаются собственно проверками, всего 20 человек, и они "умрут, если будут проверять каждый вуз". "У нас сейчас чиновников вдвое больше, чем в советское время". Да, это известный факт, Сергей Иванович, но если их по стране так много, то почему именно в Рособрнадзоре их так мало? Может, потому, что они там занимаются чем-нибудь другим? К тому же дело не в количестве, а в качестве. Из кабинета Колесникова мы позвонили заместителю главы Рособрнадзора Елене Геворкян и спросили её мнение про Столичный гуманитарно-технический университет. Она попросила перезвонить через двадцать минут, а после сообщила, что этот вуз лицензировался "уважаемой комиссией", а аудитории у них находятся по другому адресу, что не противоречит правилам.

Что ж, с этим вузом всё ясно, для "уважаемой комиссии" у них, видимо, были подготовлены "потёмкинские" аудитории, а теперь их нет, как нет и студентов. В своё время один из думцев подал разумную идею: не лицензировать не имеющие собственных помещений вузы, но её отвергли. Пришлось бы упразднить практически все негосударственные вузы. С вузом-то всё ясно, но защита Геворкян откровенной шарашки наводит на определенные выводы. До этих выводов нас окончательно довёл председатель Всероссийского фонда образования Сергей Комков.

"Лицензии Геворкян продаёт, это установила Генпрокуратура, - заявил Комков. - Продаёт их вузам, не имеющим ничего: ни преподавательского состава с учеными степенями, ни материально-технической базы, ни учебников, ни договора на проведение практики по соответствующей специальности, ни помещения. У нас таких вузов сотни, а может быть, и тысячи". Действительно, на сайте Генпрокуратуры ещё в начале апреля можно было прочесть и о выговоре замруководителю Рособрнадзора Елене Геворкян, и о наложении дисциплинарного взыскания на её босса Виктора Болотова по поводу "ненадлежащего выполнения Рособрнадзором функций по аттестации, государственной аккредитации и лицензированию образовательной деятельности..." В документе Генпрокуратуры так и говорится: "Значительная часть лицензий выдана с нарушением закона". Правда, про цифры взяток в документе не сказано. Зато об этом нам рассказал Комков. По его словам, перед взятками все равны - и липовый вуз, и государственный, и признанный частный. Расценки зависят от лицензируемых специальностей: к примеру, юриспруденция, конечно, дороже филологии. Приблизительные цифры таковы: лицензия стоит от 50 000 до 100 000 долларов, 10 000 долларов надо приложить к заявлению о начале процедуры аккредитации, затем примерно 50 000 долларов надо заплатить, чтобы пришла аттестационная комиссия. Непосредственно за аккредитационное свидетельство надо выложить от 250 тыс. долларов до полутора миллионов. Не меньше полумиллиона просят за первичную аккредитацию. Если учесть, что аккредитация вуза проводится раз в пять лет, а вузов у нас, по словам министра Сергея Фурсенко, три тысячи, нетрудно посчитать, какие деньги зарабатывает надзорная инстанция. Сам министр однажды выразил удивление, где "на такое количество вузов можно набрать квалифицированных преподавателей?!". А если нет квалифицированных, то какие есть? И есть ли они вообще?

Тем временем по-настоящему квалифицированные преподаватели вузов попадают в больницу и даже кончают с собой. "После того как ректор несуществующей ныне Международной высшей школы получил прекрасные отзывы всех 14 членов аттестационной комиссии, - рассказывает Комков, - явилась представитель Рособрнадзора г-жа Батищева и в присутствии преподавателей потребовала 200 тыс. долларов: Ректор Государственного института культуры Татьяна Киселёва не заплатила Рособрнадзору за получение дополнительных лицензий по двум специальностям, из-за этого в институт прислали комиссию, она отписала в прокуратуру, после чего Киселёва была осуждена судом на 2 года условно и отстранена от руководства вузом... То же самое произошло с ректором Государственного университета сервиса Владимиром Соколовым, который тоже не пожелал платить деньги за лицензии. Он уже несколько месяцев лежит в больнице с инфарктом, на него завели уголовное дело...

Единственный выход из катастрофической ситуации, по мнению председателя Всероссийского фонда образования, - отменить госаккредитацию вообще. Ведь обходятся же без неё в Европе и Америке. Единственный критерий оценки вуза там - это успешность и конкурентоспособность его выпускников. У нас должно быть то же самое. Тем более что сами госучреждения испуганы количеством непрофессиональных "специалистов" в своих рядах. По словам Смолина, "в регионах даже многие работники администраций имеют липовые дипломы". Проверка Генпрокуратуры в отношении Рособрнадзора началась с того, что первый заместитель Генпрокурора РФ Александр Буксман собрал совещание и задал сотрудникам вопрос: "Почему это в рядах правоохранительных органов работает так много дипломированных юристов, не смыслящих ничего в своём деле?"

Да что правоохранительные органы!.. На госпредприятиях оборонной промышленности работают "выпускники" факультетов ракетостроения и авиастроения Всемирного технологического университета, занимающего три комнатки. "А мы ещё спрашиваем, отчего это у нас ракеты падают?!" - возмущённо заявил Николай Севастьянов, гендиректор НПО "Энергия". Страшно подумать, что случится с Россией, когда лет через пять её учреждения наводнят сотни тысяч "выпускников" недобросовестных или не существующих вузов!

Между тем Геворкян и Болотову всего лишь объявили выговор. А в Думе недавно приняли закон, расширяющий полномочия Рособрнадзора до небывалых размеров. В случае нарушений образовательным учреждением "условий, предусмотренных лицензией", и неустранения этих нарушений в названный срок Рособрнадзор изымает лицензию у вуза. До сих пор это можно было сделать лишь по решению суда. Кроме того, аттестовать вуз будут одновременно с аккредитацией. Как пояснил Колесников, "это удобно прежде всего для Рособрнадзора". Зачем дважды ездить за взятками, когда можно их получить за один раз? Да и количество вузов возрастёт - теперь филиалы будут получать лицензию и аккредитовываться как отдельные учебные заведения.

Назад