Новосибирская открытая образовательная сеть




Сейчас

 

Все новости

Ноябрь 2015 Октябрь 2015 Сентябрь 2015 Август 2015 Июль 2015 Июнь 2015 Май 2015 Апрель 2015 Март 2015 Февраль 2015 Январь 2015

 

Декабрь 2014 Ноябрь 2014 Октябрь 2014 Сентябрь 2014 Август 2014 Июль 2014 Июнь 2014 Май 2014 Февраль 2014 Январь 2014

 

Декабрь 2013 Ноябрь 2013 Октябрь 2013 Сентябрь 2013 Август 2013 Июль 2013 Июнь 2013 Май 2013 Апрель 2013 Март 2013 Февраль 2013 Январь 2013

 

Декабрь 2012 Ноябрь 2012 Октябрь 2012 Сентябрь 2012 Август 2012 Июль 2012 Июнь 2012 Май 2012 Апрель 2012 Март 2012 Февраль 2012 Январь 2012

 

Декабрь 2011 Ноябрь 2011 Октябрь 2011 Сентябрь 2011 Август 2011 Июль 2011 Июнь 2011 Май 2011 Апрель 2011 Март 2011 Февраль 2011 Январь 2011

 

Декабрь 2010 Ноябрь 2010 Октябрь 2010 Сентябрь 2010 Август 2010 Июль 2010 Июнь 2010 Май 2010 Апрель 2010 Март 2010 Февраль 2010 Январь 2010

 

Декабрь 2009 Ноябрь 2009 Октябрь 2009 Сентябрь 2009 Август 2009 Июль 2009 Июнь 2009 Май 2009 Апрель 2009 Март 2009 Февраль 2009 Январь 2009

 

Декабрь 2008 Ноябрь 2008 Октябрь 2008 Сентябрь 2008 Август 2008 Июль 2008 Июнь 2008 Май 2008 Апрель 2008 Март 2008 Февраль 2008 Январь 2008

 

Декабрь 2007 Ноябрь 2007 Октябрь 2007 Сентябрь 2007 Август 2007 Июль 2007 Июнь 2007 Май 2007 Апрель 2007 Март 2007 Февраль 2007 Январь 2007

 

Декабрь 2006 Ноябрь 2006 Октябрь 2006 Сентябрь 2006 Август 2006 Июль 2006 Июнь 2006 Май 2006 Апрель 2006 Март 2006 Февраль 2006 Январь 2006

 

Декабрь 2005 Ноябрь 2005 Октябрь 2005 Сентябрь 2005 Август 2005 Июль 2005 Июнь 2005 Май 2005 Апрель 2005 Март 2005 Февраль 2005 Январь 2005

 

Декабрь 2004 Ноябрь 2004 Октябрь 2004 Сентябрь 2004 Август 2004 Июль 2004 Июнь 2004 Май 2004 Апрель 2004 Март 2004 Февраль 2004 Январь 2004

 

Декабрь 2003 Ноябрь 2003 Октябрь 2003 Сентябрь 2003 Август 2003 Июль 2003 Июнь 2003 Май 2003 Апрель 2003 Март 2003 Февраль 2003 Январь 2003
22.05.2007

ОБЗОР ПРЕССЫ №231 «Новые Известия» - «Бремя знаний» «Парламентская газета» - «Кому нужны бакалавры?» «Новая газета» - «Братские вузы» «Московские Новости» - «Человек зашколенный»

Ведущая рубрики – Анна Петрова
 
Родители убеждены: школьная программа становится сложнее, а уровень знаний ниже, считает газета «Новые Известия» от 15 мая в статье под названием «Бремя знаний». Более половины россиян считают, что учиться в школе сейчас труднее, чем во времена их детства. Таковы результаты социологического опроса, проведенного Фондом «Общественное мнение». Однако экспертов больше беспокоят изменения интересов школьников. Среди любимых предметов на первое место вышла математика, тогда как раньше доминировали история и литература. По мнению специалистов, это свидетельствует о глобальном кризисе отечественного образования.

О перегруженности школьной программы учителя говорят уже давно, но с каждым годом нагрузка на детей становится все выше. Такого же мнения придерживаются и большинство участников соцопроса. 55% респондентов считают, что в российской школе учиться значительно сложнее, чем в советской. 21% из них связывают это с усложнением школьной программы, 13% – с чрезмерной учебной нагрузкой, а 4% – с появлением новых предметов; 5% обращают внимание на материальные трудности – коррупцию и социальное расслоение среди школьников.

Однако, несмотря на больший объем материала, уровень образованности современных школьников неумолимо надает. Так полагают более трети респондентов. Они отмечают, что современные выпускники знают значительно меньше, чем их ровесники 30 лет назад. По мнению экспертов, это утверждение спорно. С одной стороны, технический прогресс заставляет детей усваивать более широкий спектр информации. С другой – школьники испытывают сильные психологические перегрузки и плохо усваивают информацию.

«Любую, даже самую сложную школьную программу можно подать так, чтобы детям было интересно и они не уставали, – сообщил директор НПО «Школа самоопределения» Александр Тубельский – Сейчас детям часто приходится выполнять различные тесты и тренинги. Но это негативно сказывается на процессе обучения. Значительно эффективнее было бы, например, давать на дом творческую работу – сочинить рассказ или придумать математическую задачку. Если задавать на дом наиболее интересные для каждого конкретного ребенка упражнения, то результат учебы станет заметно выше, а нагрузка на школьников снизится». Ситуация усугубляется тем, что у нас до сих пор нет образовательных стандартов, которые бы определяли, какие знания и навыки учитель должен требовать с ученика по итогам обучения. В результате педагоги сами на свой страх и риск формируют программы и учебные планы.

Экспертов беспокоят также серьезные изменения в интересах школьников. Еще 10 лет назад самыми любимыми предметами у детей были история и литература, на втором месте шли физика, химия и биология, и лишь затем следовала математика. Сейчас же она выходит на первое место. Математику больше всего любят 27% современных школьников, а историю и литературу – лишь 12–13%. «Это очень опасная тенденция и очень большой процентный разрыв, – рассказал учитель истории одной из московских школ Вячеслав Ковельников. – Опасен не интерес к математике, а потеря интереса к тем предметам, которые направлены на нравственное воспитание и развитие абстрактного мышления. А это уже говорит о глобальном кризисе нашего образования. В преподавании гуманитарных дисциплин царит полный хаос, в результате чего они перестают быть интересными для детей. Но именно эти предметы отвечают за формирование личности. Если дети теряют к ним интерес, то школа перестает выполнять свою главную функцию – воспитания подрастающего поколения».
 
********************************
 
Законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации (в части установления уровней высшего профессионального образования)», который недавно рассматривался на заседании Комитета Госдумы по культуре, вызвал среди депутатов самое настоящее смятение. Данный проект закона, предложенный и подготовленный Правительством РФ, а конкретно — Министерством образования и науки РФ, практически полностью переписывал существующую ныне в России систему высшего профессионального образования. Рассказывает «Парламентская газета» от 16 мая в статье под заголовком «Кому нужны бакалавры?»
 
Толчком к столь крутому виражу стало подписание нашей страной в 2003 году Болонской декларации. Одно из ее условий: создание странами-участниками единого образовательного пространства. На практике это означает, что диплом выпускника российского вуза приравнивается к диплому, полученному, скажем, во французской Сорбонне. Для тех, кто вступает в трудовую жизнь, идея, несомненно, заманчивая. Еще бы, получить шанс работать за границей! Однако все далеко не так просто. Заиметь вожделенный «пропуск»-диплом для зарубежного трудоустройства сможет далеко не каждый. Дабы понять, что именно этому помешает, обратимся к вышеназванному законопроекту. Его главный момент — введение наряду с имеющейся системой образования еще двух самостоятельных ступеней: бакалавриата (срок обучения 3—4 года) и магистратуры (плюс еще два года). Каждая из них приравнивается к высшему образованию. Первая ступень даст студенту лишь общие знания по ряду специальностей, вторая — позволит их углубить, окончательно определиться с выбором профессии и стать в итоге полноценным специалистом. Казалось бы, зачем городить такой огород, когда практически то же самое можно получить, окончив обыкновенный вуз?
 
Ответ на этот вопрос отчасти содержится в Пояснительной записке к законопроекту, составленной Минобрнауки. Отчасти потому, что она довольно туманна и не дает полного представления о том, чего же, собственно, хотят добиться инициаторы очередной реформы. Согласитесь, довольно скудную информацию можно почерпнуть, например, из такой фразы: «Переход к двухуровневой системе высшего профессионального образования… позволит сократить число специальностей и направлений подготовки». Зато вот эта цитата не вызывает никаких сомнений в ее понимании: «…переход к двухуровневой системе высшего профессионального образования должен способствовать повышению эффективности использования бюджетных средств, качества высшего образования, его востребованности экономикой и социальной сферой страны». После ее прочтения становится как-то не по себе от того, что качество образования стоит на втором месте после эффективности (это, наверное, надо понимать как экономию) использования бюджетных средств. Тем более что неясно также и то, в чем именно будет состоять эта самая «эффективность». Может быть, в том, что государству на вполне законных основаниях станут идти деньги от студентов, обучающихся в магистратуре и, таким образом, получающих второе высшее образование (оно в нашей стране является платным)? Или в том, что будет сокращено количество бюджетных вузов, работающих по привычной для всех методике? Ведь в законопроекте сказано, что перечень специалистов, которых готовят государственные вузы, устанавливается Правительством РФ. И если этот перечень будет лаконичным, прямо пропорционально сократится и число учебных заведений.
 
Представляя законопроект на заседании Комитета Госдумы по культуре, ведущий советник аппарата комитета Владимир Чехарин отметил, что сама задумка кажется неплохой. Но ставит он вопрос: «Почему у законопроекта так много противников?» И отвечает на него: «Есть мнение, что бакалавры — это, попросту говоря, недоучки. Но специалисты Минобразования считают, что бакалавриат — это полноценное высшее образование. И приводят в подтверждение своей правоты следующий довод: ряд вузов (Бауманский, МГИМО, Высшая школа экономики, Петербургский университет и так далее), не дожидаясь закона, перешли на двухуровневую систему». Существуют и другие суждения. Многие работодатели, отметил Владимир Чехарин, считают бакалавров заморскими игрушками и с опаской приглашают таких людей на собеседование и на работу. А большинство мам и пап будущих студентов считают, что реформу образования придумали для того, чтобы выкачивать из них деньги на обучение. Но особые трудности, подчеркнул докладчик, возникнут при подготовке в рамках новой системы специалистов в области культуры и искусства. И аргументировал это следующим образом: — В настоящее время подготовка специалистов в области искусства базируется на очень давних и хороших традициях. Так, например, обучение музыкантов-исполнителей начинается с раннего возраста. В музыкальной школе ребенок постигает азы освоения конкретного музыкального инструмента. Затем процесс обучения продолжается в среднем профессиональном учреждении, училище. И только потом человек поступает в вуз, становится полноценным специалистом. Важно, подчеркнул ведущий советник, что аналога подготовки таких специалистов в мире не существует.
 
В последнее время многие страны перенимают опыт России, поскольку действующая у них двухуровневая система — бакалавриат и магистратура — не дает желаемых результатов. Основная причина в том, что бакалавриат подразумевает только общую подготовку обучающихся и только на этом уровне подразумевается выбор конкретной специализации (в сфере музыкального образования — это выбор инструмента), тогда как в России все происходит уже на уровне детской музыкальной школы. В рамках бакалавриата невозможна и полноценная подготовка композиторов, так как в средних специальных учебных заведениях их вообще не готовят. Трудно представить как двухуровневую и подготовку некоторых театральных и художественных специальностей. Так, получить настоящего художника за 3—4 года обучения нереально. Художники только дипломный проект выполняют в течение одного-двух лет. А подготовка режиссера за тот же срок вообще сродни профанации. Выход из сложившейся ситуации, по мнению Владимира Чехарина, прописан в самом законопроекте. В нем сказано, что специальности, к которым будет применяться новая система, определяются Правительством РФ. Предварительный перечень уже есть, но он, возможно, будет дорабатываться. И этим моментом надо воспользоваться для того, чтобы сохранить традиции обучения будущих деятелей искусства и культуры.
 
По итогам обсуждения законопроекта на свет появилось официальное письмо. Депутаты адресовали его Комитету Госдумы по образованию и науке, который является ответственным за данный законопроект. «Подготовка специалистов в области культуры, — говорится в нем, — имеет свои особенности, которые необходимо учитывать при переходе на двухуровневую систему. К сожалению, названные и другие особенности… не получили отражения в Пояснительной записке к данному законопроекту… Учитывая изложенное, при условии принятия данного законопроекта необходимо в Перечень специальностей, который будет утверждаться Правительством РФ, внести изменения, которые бы соответствовали новой системе подготовки специалистов с высшим образованием в области культуры и искусства, с учетом особенностей подготовки специалистов в данной сфере».
 
***********************************
 
Тему перехода к системе бакалавриат + магистратура продолжает «Новая газета» от 17 мая в статье «Братские вузы». Почти все одиннадцатиклассники знают, куда пойдут после школы, а те, кто собрался в вуз, как правило, уже познакомились с условиями приема и особенностями обучения в выбранном вузе. Многие выпускники и родители услышали на днях открытых дверей новые для себя слова: бакалавриат - первые четыре года обучения и магистратура - еще два, причем второй уровень не обязателен, он и не для всех возможен. Высшее образование делится на две ступени. Это непривычно и пугает, как все незнакомое. Мамы и папы вздыхают: зачем это? Разве плохо было?
 
Было привычнее, но мир сегодня открыт, и у нас есть возможность сравнивать образование не только с тем, которое получали мы и наши родители, но и с тем, которое дают в других странах.  Журнал The Times Higher Education Supplement, педагогическое приложение к газете "Таймс", из года в год публикует рейтинг лучших вузов планеты. Он основывается на мнении почти четырех тысяч академиков со всего света, а также на отзывах владельцев компаний, которые нанимают на работу студентов и выпускников разных вузов. Среди сотни лучших университетов мира из российских - только МГУ им. Ломоносова.
 
Директор Института иностранных языков МГПУ профессор Олег Анатольевич Радченко комментирует, для чего нужен такой переход: «Во-первых, можно получать образование в любом городе мира: начать учиться в Москве, продолжить в Киеве, получить диплом в Кембридже. Приобрести при этом набор компетенций, которые никогда не удалось бы добыть, сидя в одном месте. Во-вторых, трудоустроиться самым выгодным образом. Если человек видит, что в его стране его компетенции оплачиваются плохо, перспектив нет, то он голосует ногами: уезжает туда, где условия труда лучше. А свою родную страну он при этом заставит решить: нужны ли ей такие специалисты. В-третьих, необходим совсем иной подход к повышению квалификации, возможность всю жизнь доучиваться. Например, получив бакалаврское образование экономиста и начав работать, специалист выбирает профиль магистратуры, уже точно понимая, что ему нужно, скажем, какой-то узкий раздел экономики. В течение всей жизни человек накапливает знания и квалификации, обеспечивая себе мобильность при изменении конъюнктуры на рынке труда или экономической ситуации в выбранной однажды им отрасли».
 
Для такой образовательной мобильности необходимо, чтобы определенные образовательные блоки были сравнимы между собой, дифференцированы по уровню и очень разнообразны. И тогда из этих кирпичиков каждый человек сможет собрать свое образование, соответствующее его склонностям, интересам, выбранному месту работы. Наша высшая школа всегда была очень жесткой. Выбор возможно было сделать только один раз: на переходе из школы в вуз. Дальше все уже было определено вплоть до получения диплома: сколько и каких курсов надо прослушать. Если студент понимал, что выбрал не свое, у него было только два выхода: продолжать учиться, а потом и работать по той специальности, в которой разочаровался, или все бросать, жертвовать проведенными в одном вузе годами и поступать заново на первый курс в другой.
 
Изменяющийся рынок труда требует мобильности. Еще в середине 1970-х годов в Европе началось движение по унификации образования: Советом министров ЕС была принята Резолюция о первой программе сотрудничества в сфере образования. А с 1999 года - года подписания Болонской декларации министрами образования 29 европейских государств - это движение стали именовать Болонским процессом. Единое образовательное пространство, которое строит Европа, должно позволить разным странам взять все лучшее, что есть у партнеров. Это достигается за счет однотипных образовательных циклов: бакалавриат - магистратура, единых или легко поддающихся пересчету систем образовательных кредитов (зачетных единиц), которые студент набирает по особым правилам из предложенного списка. В 2003 году Россия присоединилась к Болонской декларации, которая объединяет теперь сорок стран, обязавшись до 2010 года воплотить в жизнь основные принципы Болонского процесса.
 
«Присоединение к Болонскому процессу, - продолжает Олег Радченко, - решает далеко не только проблемы вуза, которому, конечно же, важно в условиях конкуренции стать более уважаемым, добиться того, чтобы его дипломы конвертировались за рубежом, но в первую очередь - проблемы студентов и выпускников.
Мы находимся на переходном этапе. На Западе примерно 70% бакалавров находят работу в мелких и средних фирмах. У нас пока нет этого экономического слоя. Поэтому почти все бакалавры у нас желают продолжать учиться в магистратуре».
 
На Западе примерно половина всех бакалавров нуждается по профилю своей фирмы в получении более глубоких и, как правило, более узких знаний, которые может предоставить магистратура, но продолжают образование только около 30%. Образование в магистратуре дорогое. Многие наши вузы давно не обновляли учебные планы. Нередко курсы читаются по желтым листкам давно написанных лекций. А в болонском вузе преподаватель должен хорошо знать интернет-ресурсы по своему предмету и быть навигатором для студентов. Научить их пользоваться он-лайновыми библиотеками ведущих университетов мира и их базами данных. Курсы лекций приходится постоянно перерабатывать: студенты не ходят на все подряд, а смотрят, кто как читает, что стоит слушать.
 
Болонский процесс означает серьезное изменение самого обучения. Дело в том, что в бакалавриате у студента гораздо больше возможность выбора: есть программы А - обязательны в полном объеме и в том порядке, в каком они выстроены; программы В - тоже обязательны, но их можно выбрать на первом, а можно, например, на втором курсе; программы С - факультативы, их можно и совсем не выбирать. Каждая программа имеет свою стоимость, и студент обязан набрать 60 кредитных часов на семестр. Он составляет собственный учебный план, посчитав, сколько кредитных часов дадут программы А, и добирая из программ В и С. Есть потенциал - можно взять и больше, двигаться быстрее. У нас пока около 80% обязательных программ и только 20 - по выбору. На Западе обязательных - 30%, а выбор гораздо больше. Там если студент закончил бакалавриат по лингвистике, совсем не обязательно магистратуру он выберет именно по лингвистике. Она может быть, например, по экономике, если такая специализация нужна для дальнейшей работы.
 
На романо-германском факультете МГПУ бакалавры обучаются уже третий год. Осваивают кредитно-модульную систему. Академический консультант работает со студентами каждый день, они могут связываться с ним по интернету. У начинающих студентов опыта выбора нет совсем. Постепенно старшая школа тоже должна перестраиваться, подготавливая ученика к тому, что надо выбирать и нести ответственность за свой выбор, но при этом знать, что всегда возможно сделать несколько шагов назад, чтобы перестроиться. Непросто и преподавателям, причем не только нашим. Германские профессора тоже еще не привыкли к тому, чтобы студент "заказывал музыку". Мы, правда, как всегда, хотим использовать старые меха под новое вино. На Западе в определении программ бакалавриата очень активное участие принимают работодатели. Мы же пытаемся просто втиснуть программу пяти лет советского вуза в четыре года бакалавриата, делая учебу настолько перегруженной, что предметы по выбору остаются за бортом. Если мы решили двигаться в сторону бакалавриата, то надо попытаться извлечь все выгоды, которые эта форма может дать. Если же готовы поменять только вывеску, то, может, лучше вообще не надо?
 
************************************
 
Правительство РФ выступило с инициативой - законопроектом "О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ в связи с установлением обязательности общего образования". Если Госдума примет документ, то школьный возраст молодого человека может быть продлен до 20 лет. По задумке правительства этот закон сделает общедоступным и бесплатным все три ступени общего образования: "начального", "основного" и "среднего". Рассказывает газета «Московские Новости» от 18 мая в статье «Человек зашколенный».
 
Законотворцы считают, что отсутствие обязательности третьей ступени "ограничивает права граждан на образование". Хотя бы тем, что ученику "могут необоснованно отказать в переводе в старшие классы", а с девятилеткой "зацепиться" за жизнь очень сложно. Так же, по их мнению, нехватка образования ведет к "негативным социально-экономическим последствиям" - "ограничению возможности профессионального самоопределения и трудоустройства" и "формированию на рынке труда дефицита кадров" с нужным образованием и квалификацией.

При первом взгляде на законопроект у депутатов Госдумы возникли три основных "против": невозможность воплощения в жизнь проекта без изменения Конституции, нет реальных гарантий того, что обязательное среднее образование будет действительно бесплатным, и кому нужно "насильное" учение? «Помогать получать образование, как высшее, так и среднее, нужно людям, которые стремятся к этому, - рассказал депутат Госдумы, зампредседателя Комитета ГД по образованию и науке Олег Денисов. - Надо уходить от принципа обязательности, а не вводить ее. Но даже в этом крайнем случае следует четко определить степень ответственности, кто эту обязанность будет выполнять. Иначе данный проект открывает простор для всяких несуразностей, нестыковок и злоупотреблений». По словам депутата, этот проект в принципе неосуществим, так как под него необходимо изменить Конституцию РФ, точнее, ее 43 статью. «Главный закон страны гарантирует "общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования", - говорит парламентарий. - В документе же предлагается убрать из Закона РФ "Об образовании" понятие "основное" и заменить его "обязательным". Соответственно, если в Конституции также не будут внесены поправки, то нет гарантии, что обучение останется бесплатным».

Есть еще один настораживающий момент. В пояснительной записке к документу говорится, что законопроект не потребует дополнительных госбюджетных затрат. Но за любые изменения, любые предоставляемые возможности кто-то должен платить. Если государство инициирует бесплатное "обязательное общее образование", то и платить за него тоже должно оно. «У Минобразования уже существует намерение уменьшить нагрузку программы в старших классах за счет введения платных факультативов, - поясняет Олег Денисов. - Условно говоря, если сегодня учащиеся заняты 45 часов, то будут 15. Вся остальная наука - по желанию за свой счет. По сути, это шаг введения платного образования в школьную систему. И это приведет не только к снижению уровня имеющегося образования, но и к смене учительских приоритетов. Школа превратится в сферу услуг: заплатил - учись, нет – свободен».

Проблема массовой борьбы с безграмотностью в Европе возникла в Средние века, когда Библия была переведена на все европейские языки. Святые отцы объясняли невежественной пастве, что человек создан по образу и подобию Бога, и он, человек, должен постоянно работать над созданием образа Творца в себе. Для этого надо хотя бы научиться читать Священное Писание. Эту проблему решил в XVII веке чешский демократ-гуманист, основоположник педагогической науки Ян Амос Каменский, придумавший классно-урочную систему. Прошло четыре столетия, система в России осталась та же. В 60-е годы прошлого века Европу и США сотрясали студенческие революции, которые были напрямую связаны с кризисом системы образования. Среди политических лозунгов молодежь скандировала: "Долой скучных и тупых профессоров!", "Власть воображению!". Система поменялась кардинально. В школы и университеты была заложена ориентировочная схема образования - много курсов, из которых студент выбирает на свой вкус и потребность. Возникло "проблемное образование", когда студентов стали включать в целевые программы: "Борьба с раком", "Борьба с курением". Классно-урочная система "от примитивного к сложному" стала ломаться.

После поездки в США Никита Хрущев, удивленный и воодушевленный, вместе с кличем сеять кукурузу в вечной мерзлоте заказал академикам педнаук за три месяца сделать образование в СССР лучшим в мире. В срок мужи науки заявили Генсеку, что у нас оно и так лучшее, потому что СССР выиграл Вторую мировую войну... На этом реформа образования в СССР закончилась навсегда и родилась легенда о лучшем в мире образовании. Аргументами служили первый спутник на орбите, первый человек в космосе, хотя все эти открытия были совершены именно вопреки этому "лучшему образованию". Сегодня звучат заверения о том, что российские ученые самые востребованные на Западе. Это скорее исключение, чем правило. В основном "наши умы" выполняют черную интеллектуальную работу.

Экспертами в сфере образования законопроект был принят с открытым недоумением. Они считают, что "обязаловка" знаний не прибавит, зато превратит школу в заведение для усачей-переростков, абсолютно не приспособленных к самостоятельной жизни. «Что есть сегодня российская средняя школа? - поделился президент Международной методологической ассоциации, куратор проекта "Общественная экспертиза в сфере образования" Сергей Попов. - Учреждение, которое реально выполняет несколько социальных, но не образовательных функций. Там под присмотром медленно развиваются дети от 7 до 17 лет. Учеников под видом знаний заставляют зазубривать поток информации, которая им в жизни никогда не пригодится. Они знают расстояние от Земли до Солнца, могут дать определение квантовой физике, но при этом понятия не имеют о своих правах и обязанностях, как воспользоваться услугами адвокатов и банков, как вести себя в экстремальных условиях и добыть необходимую информацию. Вне школы, родителей и учителей они беспомощны. Если детей насильно оставить в школе до 20 лет, а те светлые единицы, которые действительно хотят учиться дальше, "мариновать" двухуровневым образованием, то с ними, как с профессиональными кадрами, можно попрощаться навсегда. А вымученный диплом будет не более чем справкой о вменяемости и социальной адекватности».

По мнению Попова, продвинутые школы столицы и России давно отказались от тяжеловесной программы Минобразования, более того, их опыт доказал, что она слишком затянута. С использованием передовых технологий, с успехом применяемых во всех солидных школах мира, годовой курс можно пройти за два месяца. Остальное время дети проводят в лагерях по обмену, посвящают языкам, экскурсиям, спортивным командам, ученическим журналам и сообществам. «Я, как человек преподающий, прекрасно знаю наших "профессиональных учителей", - продолжает эксперт. - Единственное, что умеют 99 из 100 процентов преподавателей - "разжевать" ограниченный круг освоенных ими за годы предметов. Их восприятие мира навсегда искажено этим предметом, учебным планом и аттестациями. Они никогда не увидят в двоечнике интеллектуала, а в концепции, отличающейся от материала учебника, - новый научный подход. Время для подавляющего большинства учителей измеряется в часах-уроках, а предел общения - непутевые школьники и другие "преподы". И даже если их завалить деньгами, любви к профессии и ученикам у них не прибавится».

Действительно, статистика доказывает, что люди, которые чего-то добились в бизнесе, науке, искусстве и политике, в большинстве своем получили образование не в вузе и не в школе. Бизнесу можно научиться только на реальном опыте, специалисты передовой науки учились у других настоящих исследователей и изобретателей, настоящие художники вырастают не из академий искусств, а из кружков и студий. Конечно, российское правительство разработало этот законопроект из лучших побуждений - "на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека". И наверняка искренне считает, что "обязательность получения всех ступеней общего образования отвечает интересам как граждан, так и государства". Но при этом оно совершенно не учло, что 30% этих граждан от 18 до 20 лет уже имеют семьи и детей. И задумываются они не над учебниками, а как ее содержать. Те, для кого ученье - тьма, в потемках и останутся, а выделенные государством средства на насильное образование превратятся в прах.

Что же касается самой реформы образования, то за год существования нацпроекта рождалась масса предложений и поправок возрождения этой сферы. Говорили об учительских зарплатах, количестве часов, включать ли в программу те или иные предметы. Но не было ни одного внятного обсуждения того, что образование является одним из основных институтов, создающих общество с его мировоззрением и ценностями. И когда в мире тенденции и технологии меняются каждый день, нельзя им обучать годами.
Прогноз аналитиков пессимистичен - через 15-20 лет весь менеджмент будет под западными управленцами (российские кадры идут с отставанием в 100 лет!). Работать на наших предприятиях будут неприхотливые азиаты. А россияне останутся на подхвате - поднести, подмести. К чему же нас готовит система образования?

Назад