Новосибирская открытая образовательная сеть




Сейчас

 

Все новости

Ноябрь 2015 Октябрь 2015 Сентябрь 2015 Август 2015 Июль 2015 Июнь 2015 Май 2015 Апрель 2015 Март 2015 Февраль 2015 Январь 2015

 

Декабрь 2014 Ноябрь 2014 Октябрь 2014 Сентябрь 2014 Август 2014 Июль 2014 Июнь 2014 Май 2014 Февраль 2014 Январь 2014

 

Декабрь 2013 Ноябрь 2013 Октябрь 2013 Сентябрь 2013 Август 2013 Июль 2013 Июнь 2013 Май 2013 Апрель 2013 Март 2013 Февраль 2013 Январь 2013

 

Декабрь 2012 Ноябрь 2012 Октябрь 2012 Сентябрь 2012 Август 2012 Июль 2012 Июнь 2012 Май 2012 Апрель 2012 Март 2012 Февраль 2012 Январь 2012

 

Декабрь 2011 Ноябрь 2011 Октябрь 2011 Сентябрь 2011 Август 2011 Июль 2011 Июнь 2011 Май 2011 Апрель 2011 Март 2011 Февраль 2011 Январь 2011

 

Декабрь 2010 Ноябрь 2010 Октябрь 2010 Сентябрь 2010 Август 2010 Июль 2010 Июнь 2010 Май 2010 Апрель 2010 Март 2010 Февраль 2010 Январь 2010

 

Декабрь 2009 Ноябрь 2009 Октябрь 2009 Сентябрь 2009 Август 2009 Июль 2009 Июнь 2009 Май 2009 Апрель 2009 Март 2009 Февраль 2009 Январь 2009

 

Декабрь 2008 Ноябрь 2008 Октябрь 2008 Сентябрь 2008 Август 2008 Июль 2008 Июнь 2008 Май 2008 Апрель 2008 Март 2008 Февраль 2008 Январь 2008

 

Декабрь 2007 Ноябрь 2007 Октябрь 2007 Сентябрь 2007 Август 2007 Июль 2007 Июнь 2007 Май 2007 Апрель 2007 Март 2007 Февраль 2007 Январь 2007

 

Декабрь 2006 Ноябрь 2006 Октябрь 2006 Сентябрь 2006 Август 2006 Июль 2006 Июнь 2006 Май 2006 Апрель 2006 Март 2006 Февраль 2006 Январь 2006

 

Декабрь 2005 Ноябрь 2005 Октябрь 2005 Сентябрь 2005 Август 2005 Июль 2005 Июнь 2005 Май 2005 Апрель 2005 Март 2005 Февраль 2005 Январь 2005

 

Декабрь 2004 Ноябрь 2004 Октябрь 2004 Сентябрь 2004 Август 2004 Июль 2004 Июнь 2004 Май 2004 Апрель 2004 Март 2004 Февраль 2004 Январь 2004

 

Декабрь 2003 Ноябрь 2003 Октябрь 2003 Сентябрь 2003 Август 2003 Июль 2003 Июнь 2003 Май 2003 Апрель 2003 Март 2003 Февраль 2003 Январь 2003
25.06.2007

ОБЗОР ПРЕССЫ №236 «Вечерний Новосибирск» - «Выпускной без аттестата» «Российская газета» - «Поступательное движение» «Новой газете» - «20-летка с правом переписки» «Новые Известия» - «Урок для белоручек»

Ведущая рубрики – Анна Петрова
 
Все пятёрки получены. Но куда их складывать? В этом году новосибирские выпускники школ вовремя не получили аттестаты, сообщает газета «Вечерний Новосибирск» от 20 июня в заметке «Выпускной без аттестата».
 
Издательство ЗАО «Концерн Знак» задержало поставку. Аттестаты зрелости нынче печатаются по новому образцу. Изменились цвет, размер и степени защиты. Обыкновенному школьнику полагается синяя корочка. Медалисты получат аттестат в обложке вишневого цвета с тиснением золотистой или серебристой фольгой. На каждом «выпускном» документе появился код региона, триколор — российский флаг, а герб государства стал более отчетливым. В России более двадцати организаций имеют лицензию на изготовление защищенной от подделок полиграфической продукции. Но регионы выбирали лишь две компании — «Гознак» и «Концерн Знак». Новосибирская область отдала предпочтение последней компании. Сошлись по цене: стоимость одного аттестата зрелости по новым меркам в «Концерне Знак» отличается от прошлогодней цены всего на тридцать пять копеек. Прежний аттестат вместе с вкладышем обходился областной казне в четыре рубля восемьдесят копеек. Новый стоит пять рублей пятнадцать копеек.
 
«Согласно договору между «Концерном Знак» и департаментом образования НСО, аттестаты о полном среднем образовании должны были прийти к нам еще 28 апреля, — сообщила специалист департамента Любовь Максимова. — Причем мы подали заявку одними из первых в России. В итоге наша область по странным причинам оказалась чуть ли не последней в списке получателей. Мы уже направили им претензию, указав сумму неустойки в размере ста тридцати тысяч рублей. Если аттестаты зрелости к нам не придут 20–21 июня, мы подадим на эту компанию иск в арбитражный суд».
 
Пока идут бумажные разбирательства, педагоги в панике. Выпускные вечера в этом году начинаются раньше обычного. Они начались еще вчера. Традиционно накануне бала выпускникам вручают аттестаты. И представьте себе настроение ребят и их родителей, которые не получили желанные «корочки». Как говорят учителя, даже если аттестаты придут в ближайшие два дня, заполнить их за несколько часов они не успеют. «Аттестаты, как правило, начинают заполнять за месяц до выпускного, — объясняет Любовь Вячеславовна. — Буквы должны быть отчетливыми, помарки не допускаются. Если, не дай Бог, в документе клякса, он меняется на другой. Это — бланки строгой отчетности. На все нужно время. В такую ситуацию наша область попала впервые.».
 
Заметим, что к замене аттестатов Министерство образования РФ подвигли мошенники, которые торгуют «выпускными корочками» налево и направо. В Новосибирске, например, такой документ можно было купить хоть в метро за пять-десять тысяч рублей. «В моей практике было несколько случаев, когда вузы запрашивали данные об аттестатах абитуриентов, — рассказала заместитель руководителя департамента образования НСО Наталья Юсупова. — Выявляли и поддельные документы. Введение аттестатов нового образца поставит мошенников в сложное положение. Кстати, даже если аттестат прошлых лет утерян, то взамен него выдадут уже новый». Остается добавить, что изменились и медали за доблестную учебу. Добавлен российский флаг. «Серебра» и «золота» должно прийти порядка пятисот штук.
 
**********************************
 
С 20 июня откроют свои двери для потенциальных студентов приемные комиссии факультетов МГУ им. Ломоносова. По традиции, в главном вузе страны вступительный сезон начинается на несколько дней раньше, чем в остальных институтах и университетах. А значит, и экзамены начнутся раньше. Абитуриенты, которым не улыбнется удача, успеют попробовать свои силы еще в нескольких вузах. Рассказывает «Российская газета» от 20 июня в материале «Поступательное движение».
 
В этом году около полутора миллионов выпускников 11-х классов будут штурмовать вузы. Но возможность поступить на бюджетные места есть лишь у 529 тысяч человек - это почти на 4 процента меньше, чем в прошлом году. Бюджетные места сокращаются - это факт. В министерстве образования и науки уверяют, что сокращение коснется только невостребованных специальностей на очных отделениях, выпускники которых не устраиваются на работу по профилю. По словам директора департамента государственной политики в сфере образования минобрнауки Исаака Калины, сокращение коснулось специальностей из сферы "гуманитарных наук, экономики и управления и педагогики".
 
Однако, похоже, большинство нынешних абитуриентов вовсе не разделяют мнения чиновников и по-прежнему видят себя в будущем экономистами и менеджерами. Ведь именно эти специальности, по данным исследования, сегодня на первых местах в топ-списке стремлений молодежи. Их выбрали около 85 процентов респондентов, отвечавших на вопросы экспертов Независимого рейтингового агентства "РейтОР". Школьники не сомневаются, что смогут найти хорошую работу после того, как поступят в вуз и получат диплом по экономическим или управленческим специальностям. На пике популярности сегодня также иностранные языки и информационные технологии. А вот блиставшая не так давно на вершине списка юриспруденция скатилась на четвертую ступеньку. Вступительная кампания-2007 только начинается, и говорить о конкретных цифрах приема на те или иные специальности можно будет лишь в начале июля. Но нынешним абитуриентам не помешает иметь в виду опыт тех, кто этим летом уже будет сдавать сессию за первый курс.
 
Итак, в 2006 году в МГУ им. Ломоносова самый большой конкурс был на факультете государственного управления - 20 человек на один студенческий билет. Не отставал от факультета госуправления и факультет иностранных языков, кстати, один из самых популярных, по словам ректора МГУ Виктора Садовничего. В 2006 году прорваться на одно бюджетное место пытались 15 человек. На экономический, юридический факультеты, а также факультет журналистики и в Институт стран Азии и Африки конкурс стабильный - 6-10 абитуриентов на место. А вот популярность факультета мировой политики поубавилась, хотя он и существует всего 4 года.
 
В 2004 году конкурс на бюджетные места на этом факультете составлял аж 26 человек на место, а в 2006 году планка опустилась до 7 желающих на один студбилет. На физическом, химическом факультетах нет особой суеты. Вот уже который год здесь небольшой конкурс - примерно 3 человека на бюджетное место. Но, как говорят студенты-физики, вовсе не потому, что специальность непопулярная. Просто в 17 лет мало кто уже стопроцентно знает, что их призвание - естественные науки. Те, кто поступает, в этом не сомневаются. А вот в Санкт-Петербурге в компанию все тех же популярных экономики и менеджмента попала специальность "артист драматического театра и кино". В Государственной академии театрального искусства за одно артистическое место боролись 54 абитуриента.
 
Кроме стандартных "экономистов", "бухгалтеров" и "айтишников" - сфера информационных технологий также одна из популярнейших у абитуриентов, - определенная часть выпускников школ хотят просто стать "бизнесменами". Эксперты агентства "РейтОР" решили помочь тем, кто мечтает пополнить ряды российской бизнес-элиты и проследили образовательный путь около тысячи российских бизнесменов - генеральных директоров крупных компаний и банков. Выяснилось, что безусловным лидером по количеству выпускников, добившихся заметных успехов в бизнесе, вот уже который год является МГУ им. Ломоносова. Более 50 человек из списка получили первое высшее образование именно там. А вот на втором месте неожиданно оказался Московский авиационный институт - с дипломом этого вуза начали свой путь к вершинам бизнеса 33 ныне очень успешных выпускника. На третьем месте - Финансовая академия при правительстве РФ. А вот Санкт-Петербургский госуниверситет, вопреки предположениям, выпустил лишь 14 "отличников" бизнеса, поэтому занял в рейтинге лишь 12-е место.
 
***************************
 
Обязательное общее образование — очередная школьная «химера», считает  Эдуард Днепров, министр образования РФ в 1990–1992 годах. Об этом – статья в «Новой газете» от 18 июня под названием  «20-летка с правом переписки».
 
В Думе прошли первые слушания законопроекта «Об обязательном общем образовании». В который раз значимые для школы законопроекты проводятся в этот мертвый сезон, когда у учителей нет физической возможности подать свой голос: экзамены, а потом — отпуска. Один из коренных пороков нашей образовательной политики — профанация перспективных идей либо на стадии замысла реформы, либо в ходе реализации. Вот только два недавних примера.
 
Первый — двенадцатилетка, которая, спекулируя на идее уменьшения перегрузки детей, попросту растягивала предельно устаревшее, изжившее себя содержание школьного образования с 11 на 12 лет.
Второй пример — ЕГЭ, печально знаменитый единый государственный экзамен, который первоначально имел гуманистические цели: расширить доступность высшего образования. Однако средства и способы, выбранные для реализации этих целей, оказались таковы, что ЕГЭ превратился в инструмент профанации самой сущности образования — не развитие ребенка, а его натаскивание на выполнение весьма примитивных тестов; в механизм разрушения лучшей традиции отечественного образования — пробуждение самостоятельной мысли и творческих способностей учащихся, которые теперь вынуждены были играть в «крестики-нолики»; и в еще одну административную плеть, при помощи которой учитель, школа, региональная система образования понуждаются к злоупотреблениям.
 
И вот настал черед профанации очередной перспективной образовательной идеи — о введении в стране бесплатного обязательного полного среднего общего образования, заявленной президентом В. Путиным еще 20 июня 2005 года. Эта идея имела фундаментальное, общенациональное значение. И не только потому, что она пресекала все тогдашние потуги Минобрнауки ввести плату за школьное образование. Она еще была нацелена на подъем образовательного уровня нации. За время социально­экономической разрухи 90-х годов образовательный уровень населения резко снизился: в возрастной группе от 20 до 24 лет численность населения, имеющего лишь начальное образование, возросла в два раза. И также в два раза выросла численность тех, кто имел только основное общее образование. И это на фоне задач перехода к «экономике знаний», к «обществу знаний».

Но насильственного обязательного как общего, так и профессионального образования быть не может. Ибо школа все же не тюрьма. Невозможно силой заставить человека учиться, можно только временно усадить его за парту. Именно поэтому государство должно прежде всего создать условия для реализации обязательного образования. Во-­первых — социально-­педагогические условия, чтобы такое образование было необходимо, полезно и комфортно для личности. И, во-вторых, — и это главное — социально­экономические условия, в частности, условия на рынке труда, чтобы это образование было доступно и выгодно человеку. Так во всех развитых странах: чем выше уровень образования работника, тем больше оплата его труда. У нас же эта закономерность по сути никогда не соблюдалась. И поэтому у нас столь низкий уровень подлинного образования (при засилье псевдообразования). Сегодня власть собирается строить отнюдь не обязательное общее образование, а обязательную для всех школу. Это грубейшее извращение идеи.
 
Обязательная 11-летняя школа — это совсем не обязательное полное среднее общее образование. Полное общее образование дается (и в советские времена давалось) не только в традиционной школе, но и в начальных и средних профессиональных учебных заведениях, в вечерней (сменной) школе, а сегодня еще и путем экстерната, домашнего обучения. В федеральном же законопроекте замкнули обязательное общее образование только на школу. Получилась невиданная во всем цивилизованном мире камера хранения. Или попросту — социальный отстойник, где можно содержать недорослей до 20 лет (при этом давая отсрочки от армии), оставляя множество раз на второй год или переводя условно в следующий класс с неудовлетворительными отметками.

И с педагогической, и с социальной, и с этической точек зрения это абсурд. Школа перестает быть образовательным учреждением. Она превращается в социальный инкубатор, опасный и вредоносный по своей сути, губящий на корню нравственность ребенка. О качестве образования, личностно ориентированных траекториях обучения и развития, поддержке одаренных и коррекции слабых детей, об образовательных инновациях придется забыть. Как придется забыть о знаниях, нужных обществу и экономике. И что не менее важно — наша образовательная власть, вынося молодежи приговор о «школьной отсидке» до 20 лет, выбрасывает ее из школы не подготовленной к трудовой жизни, лишенной и трудовых навыков, и базового профессионального образования. Мало того, она тем самым напрочь перечеркивает актуальнейшую задачу коренной модернизации образования, которое сегодня находится в самой глубокой яме, вызывая предельный дефицит квалифицированных рабочих кадров и резкое недовольство отечественных предпринимателей.
 
Социальные последствия содержания под одной крышей малолетних детей и двадцатилетних переростков не ясны только авторам законопроекта: взрыв в школе дедовщины, суицида, детской преступности, сексуального насилия, бегства из школы. Действительно, по образному выражению одного из депутатов Госдумы, к школе придется пристраивать с одной стороны родильное отделение, а с другой — исправительную колонию. Нашим образовательным сановникам неведомо, что треть их будущих «школьников» от 18 до 20 лет уже имеют семьи и даже детей. И потому этих молодых людей интересуют прежде всего жизненные, а не школьные проблемы. Неведомо им и другое: почти 40% подростков, особенно на селе, не могут получить это образование, поскольку они вынуждены работать, чтобы помочь семье свести концы с концами.
 
Ключевым условием решения указанной социально­-педагогической задачи является создание системы целевой адресной поддержки детей, имеющих социально-экономические, медико-психологические и другие затруднения в получении общего среднего образования. (Подобная система создана, например, в Казахстане.) Даже если с педагогическими проблемами справятся сами педагоги-специалисты, базовые трудности нельзя не учитывать, а они — в социально-­экономической плоскости. Вольный или невольный обман и традиционная чиновничья безответственность упрятаны в пояснительной записке к министерскому законопроекту — там написано, что реализация «не потребует дополнительных затрат из бюджетов всех уровней». Данное «мнение министерства» якобы основывается на учете демографических процессов: на сокращении числа учащихся. Но пора опираться не на «мнения», а на расчеты. Нелишне отметить, что, трубя повсюду о «всеобщем среднем», чиновники всех уровней старательно обходят слово «бесплатное». Министерские авторы и думские лоббисты смело заявляют, что не потребуется «дополнительных средств»: они четко усвоили, что их безответственность, какие бы драматические последствия для страны она ни имела, ненаказуема. Их вовсе не интересует, что сегодня в России степень износа основных фондов в системе образования превышает 30%, что ветхие школьные здания составляют 34% всех школ и нуждаются в неотложном капитальном ремонте, что не имеют канализации почти каждая вторая, водопровода — каждая третья, центрального отопления — каждая пятая школа. И каждая пятая школа не может обеспечить учащихся горячим питанием.

Но можно ли без дополнительных ресурсов устранить эти средневековые изъяны? Или авторы и лоббисты законопроекта считают нормой, когда школьники в любую погоду курсируют между интернетом и выгребной ямой, и на этой основе хотят строить обязательное общее образование? И последнее замечание. От законопроекта Минобрнауки за версту веет полицейским духом. Его авторы стремятся как можно дольше продержать детей в изоляторе — школе, чтобы сразу перевести их в другой изолятор — армию. Они наивно полагают, что «удлинение» школы отвлечет детей от улицы, уменьшит их асоциальное поведение, снизит детскую преступность и т.д. Это или заблуждение, или типичная для наших образовательных чиновников полицейская иллюзия. Поскольку, во-первых, значительная часть детской преступности переместится в школу. И, во-вторых, влияние школы никогда не пересилит влияние улицы — то есть жизни.
Об этом еще полтора столетия назад писал великий русский педагог К.Д. Ушинский (но его наша образовательная власть, похоже, вовсе не читала). «Школе не опрокинуть жизни, но жизнь легко опрокидывает школу, которая становится на ее пути», — так фиксировал Ушинский эту социальную аксиому.
 
Известно, что здравый смысл власти просыпается только тогда, когда просыпается общество. Значит, надо усилиями общества и образовательного сообщества остановить ведомственную профанацию идеи бесплатного обязательного среднего общего образования, как в 2005 году были остановлены прессой и трехмиллионным обращением учителей к В. Путину министерские попытки введения платности школьного образования.
 
***************************
 
Директор получил наказание за то, что ученики убирали территорию школы – сообщает газета «Новые Известия» от 19 июня в материале под заголовком «Урок для белоручек». Прокуратура Омска привлекла к ответственности директора одной из школ за эксплуатацию детского труда. Старший следователь Александр Кузнецов случайно заметил, как педагог заставляет детей грузить в машину мешки с мусором. Выяснилось, что не только погрузочные работы, но и уборка школьной территории противоречат закону «Об образовании». Чем не преминул воспользоваться следователь. При этом до сих пор остается в силе Положение об организации общественно полезного труда в школе, которое разрешает привлекать детей к благоустройству своего второго дома. Из-за этого законодательного казуса практически невозможно решить конфликты между школярами-лодырями и учителями, обязанными привить им любовь к труду.

Старший следователь прокуратуры Кировского округа Омска Александр Кузнецов шел на работу и увидел на школьном дворе подростков, которые закидывали мешки в грузовую машину с мусором. «В стороне стоял преподаватель и безучастно наблюдал за погрузкой, – рассказал г-н Кузнецов. – Один из ребят пожаловался, что не может поднять тяжелый мешок, на что учитель посоветовал ему попробовать с кем-нибудь вдвоем. Я сделал педагогу замечание, но тот проигнорировал его и даже отказался представиться. Директор школы, к которой я обратился, не нашла в действиях учителя ничего предосудительного».

Придя на работу, старший следователь Александр Кузнецов вместе с помощником прокурора Евгенией Казанник написали представление, которое тотчас было отправлено в департамент образования города. Прокуратура нашла в деятельности учителей нарушение пункта 14 статьи 50 закона «Об образовании», по которому учащихся запрещается привлекать к труду, не предусмотренному образовательной программой, без согласия детей и родителей. Сначала директору грозило административное наказание, потом его заменили на дисциплинарное взыскание. Этот случай получил в педагогических кругах широкую огласку. Во многом потому, что работники прокуратуры, не блещущие в других случая рвением, проявили в данном случае невероятную оперативность. Кстати, г-н Кузнецов, беседуя с корреспондентом, почему-то не смог вспомнить ни фамилии директора, ни даже номера школы.

Однако эксперты к омскому анекдоту отнеслись всерьез. Все чаще конфликты между учеником и учителем нельзя разрешить даже с помощью нормативных актов. «Многие из них противоречат друг другу, – объяснил президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков. – Например, в законе «Об образовании» сказано, что нельзя привлекать детей к уборке территории без их согласия. При этом никто не отменял Положения об организации общественно-полезного труда в общеобразовательной школе. Вот и получается, что каждый из участников конфликта по-своему прав. Можно сколько угодно говорить ученику, что школа – его второй дом. Но если он «продвинутый» и разыскал в Интернете текст закона «Об образовании», ты ничего с ним не сделаешь».

Это вовсе не означает, что закон – конечная инстанция, что он детально регламентирует правовые отношения педагога и школьников. «Даже если директор и нарушил закон «Об образовании», по положениям Административного кодекса его зачастую невозможно привлечь к ответственности. Наказание как таковое в кодексе попросту не прописано, – рассказал председатель Комиссии по образованию Мосгордумы, заслуженный учитель РФ Евгений Бунимович. – Но самое главное – нынешний закон вступает в противоречие с традициями образования. При нормальном укладе школы дети спокойно воспринимают необходимость благоустройства территории. Это часть воспитания. Совершенно другое дело, что наши учителя часто не ценят ни труд, ни время детей. Трудовое воспитание должно проходить либо в рамках урока труда, либо в период летней практики».

Все так. Но уроков труда в школьной программе – раз, два и обчелся. Да и с организацией летней практики возникает немало проблем. Г-ну Бунимовичу как опытному педагогу и депутату приходится слышать жалобы родителей на очевидную формальность «пятой трудовой четверти». Дети в жару часами просиживают впустую, ожидая учителя, который в этот момент, к примеру, принимает экзамен. Потом на несколько минут выходит, дает задание и опять уходит. Кому и какая от этого польза? Директор столичной спецшколы № 1253 Нина Кудрявцева рассказала, что у них все дети с удовольствием проходят летнюю практику. И все благодаря тому, что педагоги сначала тщательно продумали, чем занять детей. Они убирают школу, высаживают клумбы, ухаживают за грядками, несмотря на то, что в штатном расписании школы есть ставка садовника. Ученики специализированного медкласса проходят практику в клинике, любители ботаники каждый год отправляются на озеро Селигер. В каждом из этих случаев трудно сказать, чего больше – труда, обучения или общения в ином формате, чем в классе.

Воспитательную роль трудовой практики вообще сложно переоценить. Директор московской школы №332 Ольга Крючкова сообщила, что после работы по благоустройству территории дети начинают меньше сорить. Может, и к мешкам с мусором, которые надо погрузить в машину, потом будет совсем другое отношение. Вместе с тем в последние годы ряд школ стремятся уйти от инерции примитивного отношения к трудовому воспитанию и переходят на так называемую профильную практику. «Школы все чаще предпочитают давать детям задания, связанные с профилем учебного заведения, – пояснил Евгений Бунимович. – Например, если ребята учатся в классе с компьютерным уклоном, они во время практики занимаются программным обеспечением. Если в математическом классе – помогают учителю в составлении карточек по математике. Хотя, если подумать, здесь возникает новое противоречие. Трудовая практика фактически превращается в профессиональную».

Но, может, именно здесь – оптимальный выход из ситуации, чреватой конфликтами. Именно такой профессиональной практике отдают предпочтение сами дети. Показательна статистика 14 московских трудовых объединений молодежи (ТОМ), где во время нынешних каникул будут работать 1,5 тыс. старшеклассников из школ Центрального округа. Среди наиболее популярных профессий, которые осваивают члены ТОМов, – журналистика, работа с компьютерными базами данных, организация культурно-массовых мероприятий, социальное обслуживание населения. И только за ними следуют памятные еще с советских времен сельскохозяйственные и курьерские работы. Хорошо это или плохо – вещь спорная. Главное – чтобы ребятам было из чего выбирать.

Назад