Новосибирская открытая образовательная сеть




Сейчас

 

Все новости

Ноябрь 2015 Октябрь 2015 Сентябрь 2015 Август 2015 Июль 2015 Июнь 2015 Май 2015 Апрель 2015 Март 2015 Февраль 2015 Январь 2015

 

Декабрь 2014 Ноябрь 2014 Октябрь 2014 Сентябрь 2014 Август 2014 Июль 2014 Июнь 2014 Май 2014 Февраль 2014 Январь 2014

 

Декабрь 2013 Ноябрь 2013 Октябрь 2013 Сентябрь 2013 Август 2013 Июль 2013 Июнь 2013 Май 2013 Апрель 2013 Март 2013 Февраль 2013 Январь 2013

 

Декабрь 2012 Ноябрь 2012 Октябрь 2012 Сентябрь 2012 Август 2012 Июль 2012 Июнь 2012 Май 2012 Апрель 2012 Март 2012 Февраль 2012 Январь 2012

 

Декабрь 2011 Ноябрь 2011 Октябрь 2011 Сентябрь 2011 Август 2011 Июль 2011 Июнь 2011 Май 2011 Апрель 2011 Март 2011 Февраль 2011 Январь 2011

 

Декабрь 2010 Ноябрь 2010 Октябрь 2010 Сентябрь 2010 Август 2010 Июль 2010 Июнь 2010 Май 2010 Апрель 2010 Март 2010 Февраль 2010 Январь 2010

 

Декабрь 2009 Ноябрь 2009 Октябрь 2009 Сентябрь 2009 Август 2009 Июль 2009 Июнь 2009 Май 2009 Апрель 2009 Март 2009 Февраль 2009 Январь 2009

 

Декабрь 2008 Ноябрь 2008 Октябрь 2008 Сентябрь 2008 Август 2008 Июль 2008 Июнь 2008 Май 2008 Апрель 2008 Март 2008 Февраль 2008 Январь 2008

 

Декабрь 2007 Ноябрь 2007 Октябрь 2007 Сентябрь 2007 Август 2007 Июль 2007 Июнь 2007 Май 2007 Апрель 2007 Март 2007 Февраль 2007 Январь 2007

 

Декабрь 2006 Ноябрь 2006 Октябрь 2006 Сентябрь 2006 Август 2006 Июль 2006 Июнь 2006 Май 2006 Апрель 2006 Март 2006 Февраль 2006 Январь 2006

 

Декабрь 2005 Ноябрь 2005 Октябрь 2005 Сентябрь 2005 Август 2005 Июль 2005 Июнь 2005 Май 2005 Апрель 2005 Март 2005 Февраль 2005 Январь 2005

 

Декабрь 2004 Ноябрь 2004 Октябрь 2004 Сентябрь 2004 Август 2004 Июль 2004 Июнь 2004 Май 2004 Апрель 2004 Март 2004 Февраль 2004 Январь 2004

 

Декабрь 2003 Ноябрь 2003 Октябрь 2003 Сентябрь 2003 Август 2003 Июль 2003 Июнь 2003 Май 2003 Апрель 2003 Март 2003 Февраль 2003 Январь 2003
23.07.2007

ОБЗОР ПРЕССЫ №239 «Новые Известия» - «Прощай, ЕГЭ?» «Российская газета» - «Формула ЕГЭ» «Новая газета» - «Спросить забыли только сопливых» «Кредит на учёбу и быт» - «Парламентской газеты»

Ведущая рубрики – Анна Петрова
 
Рособрнадзор может отменить тестирование по математике и литературе, сообщает газета «Новые Известия» от 13 июля в заметке «Прощай, ЕГЭ?»
 
Как стало известно, громкими скандалами, связанными с ЕГЭ, заинтересовалась Генпрокуратура. Сейчас она проводит проверку, изымая документы, связанные с организацией тестирования в этом году. В таких обстоятельствах в среду главе Рособрнадзора Виктору Болотову пришлось отчитаться об итогах ЕГЭ-2007. Выводы чиновника оказались сенсационными: тестирование по математике и литературе могут отменить. Эксперты добавляют: за ними последуют история и обществознание. По словам г-на Болотова, обязательный для всех ЕГЭ по литературе российские школьники сдали из рук вон плохо. В этом году «двоек» за этот экзамен было больше, чем «пятерок» (18,5% против 16%). И уж совсем провалился ЕГЭ по математике: «неуды» получил каждый пятый школьник (21%), в то время как на «отлично» знают предмет только 9,7%.

Вывод главы Рособрнадзора оказался сенсационным: сдавать ЕГЭ по этим предметам в следующем году, возможно, уже не будут. Так, по словам г-на Болотова, выпускникам гуманитарных школ сдавать тест по математике нецелесообразно. С осени, возможно, для них ЕГЭ по этому предмету станет необязательным. Эксперты удивились: в России нет специализированных гуманитарных школ, есть только классы. «К тому же, если экзамен станет необязательным, предмет никто учить не будет. А ведь математика необходима для развития мыслительных способностей», – пояснил президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков. Осенью решится судьба и ЕГЭ по литературе. Тест, возможно, будет заменен на традиционное сочинение. Эксперты убеждены, что такая же участь ждет и экзамены по истории и обществознанию. «Наконец-то здравая мысль! – признался учитель русского языка и литературы Сергей Райский. – У разных школ свои программы, учебники, представление о том, что же такое литература. Экзаменационные вопросы учат не читать и осмысливать прочитанное, а зазубривать историю и теорию литературы».

В связи с большим количеством неудовлетворительных оценок по некоторым предметам на конференции возник вопрос: ставить напротив «проваленного» предмета «двойку» или прочерк? Г-н Болотов клятвенно пообещал разобраться в этом вопросе осенью. А пока действует правило «плюс один балл». Если выпускник получил на ЕГЭ «два», а годовая у него «три», то в аттестат идет более высокий балл. «Если введут все же двоечный аттестат, сразу снизится уровень знаний, пропадет мотивация к учебе, – убежден г-н Комков. – Школьник уже будет знать, что аттестат получит, даже если завалит экзамен – и учиться будет соответственно». Из-за скандала с не напечатанными вовремя сертификатами ЕГЭ «бумажные» свидетельства о сдаче ЕГЭ исчезнут совсем, а все сведения будет предоставляться из федеральной базы свидетельств. Правда, насколько такая база будет защищена от малолетних хакеров, Виктор Болотов не уточнил. Отказ же некоторых вузов принимать справки из школы привел к тому, что открыта «горячая линия», куда каждый недовольный абитуриент может пожаловаться на не угодившую ему приемную комиссию.
 
*****************************
 
Как рассчитывают результаты Единого госэкзамена – об этом повествует «Российская газета» от 17 июля в статье под названием «Формула ЕГЭ».
 
Стартовала "вторая волна" ЕГЭ - исключительно для поступления в вузы России. С 17 по 30 июля единый экзамен будут сдавать выпускники школ прошлых лет, а также те, кто закончил колледжи и ПТУ.
Родителям этой категории "егэшников" только предстоит столкнуться с системой пересчета баллов, полученных на экзамене, - мамы и папы нынешних выпускников школ уже успели изрядно понервничать, пытаясь понять разницу между первичным баллом и баллом по стобалльной шкале. Корреспондент "Российской газеты" попытался досконально разобраться в этом вопросе, для чего отправился в "эпицентр" пересчета - Федеральный центр тестирования.
 
Руководитель отдела шкалирования и статистики Всеволод Овчинников начал беседу с краткого экскурса в историю. Оказывается, еще в 20-е годы прошлого века в Советской России начала активно развиваться наука о тестах и тестировании в образовании. И у ее истоков стояли такие известные ученые, как Выготский, Россолимо, Лурия. Благодаря их работе удалось выявить очень низкий уровень обучения детей. Чего стоит лишь такой пример: один из выпускников Горьковского политпросветинститута в 8-страничном отчете сделал 99 ошибок - 48 орфографических и 51 пунктуационную. Однако перспективное, казалось бы, направление в педагогике было свернуто. И вернулись к нему лишь в середине XX века. Но история историей, а современным школьникам и их родителям важнее всего понять, почему процент выполненных заданий не равен итоговому баллу экзамена.
 
«Возьмем самый простой тест, где ученику нужно лишь выбрать ответ из нескольких предложенных вариантов и получить либо 1 первичный балл, если ответ верный, либо 0 баллов в случае ошибки, - объясняет Овчинников. - Казалось бы, проще всего посчитать количество правильных ответов и перевести их в проценты. Но тут возникает серьезный вопрос: почему мы считаем, что все варианты ЕГЭ одинаковой сложности? Ведь по каждому предмету разрабатывается ежегодно несколько сотен контрольно-измерительных материалов! На регион выдается около 15 вариантов КИМов, и нельзя по умолчанию считать, что все задания во всех вариантах имеют одинаковый «вес».
 
Работа тестологов усложняется еще и тем, что они работают только с цифрами - самих тестов они не видят. И сравнивать, условно говоря, 40 заданий одного варианта и 10 заданий другого, допустим, по русскому языку, только по количеству выполненных заданий невозможно. Из одного варианта решено 30 заданий, а из другого - 2. Какое из этих двух чисел более точно описывает уровень подготовки того или иного учащегося? Совершенно непонятно - самих тестов ведь под рукой нет. Не ясно- решено 30 сложных заданий или элементарных. По словам Овчинникова, если мы оперируем только количеством верно проставленных "галочек", то привязываемся к конкретному тесту. «К примеру, у вас есть две корзины яблок, - пытается "на пальцах" объяснить Всеволод Валентинович. - Чтобы понять, спелые ли они, и сравнить их по качеству, недостаточно просто пересчитать фрукты в одной и другой корзине. Нужно взвесить и иногда даже надкусить несколько яблок».
 
С результатами ЕГЭ картина похожая: экспертам для объективной оценки нужно учитывать уровень сложности каждого из выполненных заданий, то есть их вес. Платой за объективность стали достаточно сложные для обывателя расчеты и формулы из области высшей математики. «Вывести одну из основных формул или моделей, как говорят тестологи, позволяющую объективно оценить уровень подготовленности испытуемого, удалось в 60-х годах прошлого века датскому математику Рашу,- продолжает посвящать меня в глубины высшей математики Овчинников. - Предполагается, что каждый испытуемый характеризуется неким уровнем подготовленности и каждое задание- своей трудностью. Задать модель- значит задать вероятность, с которой ученик с данным уровнем подготовленности верно выполнит задания с определенным уровнем сложности».
 
Высшая математика в чистом виде. А ведь когда родители ждут своих детей с экзамена и считают дни до оглашения результатов, вряд ли они думают о том, что оценка уровня подготовки их ребенка высчитывается таким мудреным образом. И все, по словам Овчинникова, ради объективности самой оценки.
В результате первичный балл (те самые проценты, которые подсчитывают родители по количеству выполненных заданий) превращается в тестовый балл с поправкой на коэффициент, получившийся в результате вычислений по формуле. Считают ли сами специалисты такую систему вычислений оптимальной? На данный момент - да. Однако есть нюанс, который тревожит их больше всего.
«Система оценки знаний учащихся, подобная ЕГЭ, существует в разных странах, - говорит Всеволод Овчинников. - Но везде на обработку результатов дается как минимум месяц. У нас же предлагается проводить сложнейшие вычисления с сотнями тысяч заданий за 3-5 дней. Мы от этого уже который год в легком недоумении».
 
******************************************
 
«Новая газета» от 16 июля публикует мнение выпускника-2007 по поводу ЕГЭ в статье с говорящим названием «Спросить забыли только сопливых». А кто-нибудь подумал, что «поколение ЕГЭ» станет мстить?
 
Про ЕГЭ все уже всё сказали. Скажу лишь пару слов со своей позиции – с позиции подопытного. Все нынешние начальники от образования когда-то учились в школе. Они просто не могли не учиться. Но кто спросил школьников о том, как им ЕГЭ – по вкусу ли, удобен или нет?! Никто. Хотя все, еще раз повторяю, учились в школе. «Ну, еще бы, что нам у сопливых спрашивать?» - удивляются тетки с тоннами лака на голове, одетые в жуткие костюмы. Ах, они из Министерства образования? Ну, простите…
 
Да, я, пожалуй, чувствую себя как белая мышь в тесной лабораторной клетке. Тебе вкололи новый психотропный препарат и смотрят за твоим следующим шагом – перегрызешь ли ты глотку живущим рядом или забьешься в угол? Или вдруг посадят в лабиринт, по которому тебе необходимо пробежать, чтобы съесть 20 грамм сыра, а потом узнают, насколько быстро действует новый яд. Наблюдатели остаются в белых халатах, а подопытные медленно переходят на уровень экскрементов. Интересно, у господина Болотова есть родственники, которым предстоит писать ЕГЭ? Может быть, они объяснят Вам, Виктор Александрович, что школьники думают про тройной пересчет баллов? Хотя, боюсь, мысли ребят, которые из-за этого не попали в ВУЗы, цензурной лексикой не передать. Ну да ладно, объяснят на пальцах.
 
Или, может, стоит спросить тех, кто из-за глупости неких ответственных лиц (а определить их очень сложно – все перекидывают ответственность друг другу как горячую картошку) не получил вовремя сертификаты ЕГЭ? Я видел тех, кто из-за этого не смог поступить в московский ВУЗ. Таня Дементьева, девушка из Иркутска, например. А она тоже строила планы, надеялась, ехала за тысячи километров, в конце концов!
Действительно, кому какое дело? Иркутск – это так далеко, девочка, естественно, никаких жалоб никуда не писала. А главное – виновные не понесли никакого наказания. А молодые люди, с которыми случилось подобное? Кто им возместит год, который они проведут в армии? Это если их там не убьют и не искалечат.
А что вообще хотели добиться этим экзаменом? Вот уж ни за что не поверю, что думали о благе и удобстве школьников. Хотя, сказать, что цель была навредить тоже нельзя. Скорее, пытались перенаправить поток взяток в другое русло.
 
После такого легко понимаешь, откуда растут ноги у дедовщины. Те, кого затравили, но не подавили окончательно – они сразу поняли для себя правила игры. Затравленный, обретая власть, сам начинает травить, причем травить в десятки раз сильнее. Так вот, я, например, не особенно злопамятный. Но меня посчитали подопытным, на котором можно поставить какой-нибудь эксперимент. Но ведь придет и время подопытных. Почему бы нашему поколению не урезать, например, правительственную пенсию? Ведь среди недополучивших деньги будут и те, кто в свое время отравил нам жизнь своим ЕГЭ. Или, быть может, мы сами устроим такую пакость другим школьникам – так, из чувства старой обиды. Глупо, конечно. Но обида разве бывает «умной»? А вообще, хоть один соцопрос проводился? Кого спросили про ЕГЭ? С кем проконсультировались? Неужели с теми самыми «залакированными» тетками, которые в свою молодость были пионерками, и чьи внуки курят план в школьном туалете? Учителей, кстати, тоже не спросили. Куда им там, они же министры.
 
А пусть господин Болотов и Ко напишут тест ЕГЭ. По обществознанию, например. И по результатам этого теста вместо всяких департаментов пойдут в дворники, и то, если только пройдут конкуренцию с таджиками. Господин Болотов наверняка смотрел фильм «The Wall». Вот там очень хороший видеоряд, когда дети толпой идут в большую мясорубку. Помните, что они там, в конце сделали с допекавшим их учителем? То-то…
 
********************************
 
 
Студентам из малоимущих семей сегодня живется непросто. Особенно если они приехали учиться из глубинки в Москву или другой крупный город. Несмотря на то, что стипендии постепенно повышаются, их размер не позволяет студенту-бюджетнику нормально питаться, снимать жилье или, например, съездить на каникулы домой. Значит, тем, кто родился в бедной семье и в провинции, «не светит» получение образования в престижном вузе? Оказывается, решение проблемы найти можно. И у таких ребят может появиться шанс спокойно жить и получать высшее образование в другом регионе вне зависимости от доходов их родителей. В Госдуму вносится законопроект о социальных образовательных кредитах для студентов. О том, как он может помочь студентам-бюджетникам решить их проблемы, в интервью под заголовком «Кредит на учёбу и быт» специально для «Парламентской газеты» от 19 июля рассказывает один из авторов законопроекта, член Комитета Госдумы по образованию и науке Маргарита Баржанова.
 
Для чего был написан законопроект о социальном образовательном кредите? В основе закона — положение Конституции Российской Федерации о том, что Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Конституция Российской Федерации гарантирует гражданам России право на образование, а также на получение высшего образования в государственном или муниципальном образовательном учреждении бесплатно на конкурсной основе. Бесплатность получения высшего образования ещё не означает, что оно доступно для всех слоёв населения. Образование для малоимущих людей останется недосягаемым до тех пор, пока государство не выработает механизмов и инструментов компенсации затрат на проживание студента, который не может работать в период обучения.

Кто только сегодня не ругает реформу образования за отсутствие системного подхода! Существует расхожее мнение, что внедрение ЕГЭ — это почва для коррупции. Ну поступит выпускник школы в вуз по результатам тестирования, а жить он на что будет? С помощью социального образовательного кредитования все эти проблемы и можно решить. На сегодняшний день происходит следующее. Представьте себе, в Ульяновской области или же в Хабаровском крае живет способный мальчик. Мама у него — медсестра, папа — педагог или рабочий — на заводе, лесопилке или железнодорожной станции. Мы знаем, какие там зарплаты — около 6—8 тысяч рублей. Выпускник школы собрался, например, продолжить свое обучение в Москве. Конечно, в том же Хабаровске есть высшие учебные заведения, но там представлены далеко не все специальности. К тому же ни для кого не секрет, что в Москве и Санкт-Петербурге сосредоточены самые престижные вузы. Билет от Хабаровска до Москвы стоит 20 тысяч рублей. А ему еще надо на что-то жить в Москве. Помочь такому абитуриенту семья не может. Поэтому государство и должно дать не только декларативные возможности получения образования, но и реальную возможность его получить.

Как эта возможность будет реализовываться на практике? С 1 января 2009 года в нашей стране вступает в полную силу закон о Едином государственном экзамене. Сейчас он пока работает в режиме эксперимента. Один регион пошел на него, другой нет. Один вуз признает результаты ЕГЭ, другой — нет. А с 2009 года все регионы перейдут на ЕГЭ и все вузы, включая МГУ, будут проводить вступительные экзамены на основании результатов ЕГЭ. Никому не нужно будет ехать из региона в Москву или Санкт-Петербург, чтобы сдать вступительные экзамены. Единый госэкзамен даст возможность, не тратя моральные, материальные и физические средства, поступить в любой вуз нашей страны. Выпускник школы, получивший проходной балл, может разослать результаты ЕГЭ хоть во все вузы. И получить ответ о поступлении письменно по почте. Например, школьник, получивший 100 баллов, может поступить в любой вуз нашей страны — кроме тех, которые готовят специалистов свободных профессий, там обязателен творческий конкурс. Итак, абитуриент по почте получает ответ от вузов, готовых его принять, и сразу же возникает вопрос: на какие же деньги он поедет учиться в Москву или, скажем, в Новосибирск? Тем, у кого родители обеспеченные, им не о чем беспокоиться. А у кого нет? Тут на помощь и приходит социальный образовательный кредит.

Что нужно, чтобы его получить? Для получения кредита не требуется ни залога, ни поручителей. Сумма социального образовательного кредита — два прожиточных минимума в месяц для того региона, в котором студент будет учиться. Для Москвы это 17 тысяч рублей в месяц (прожиточный минимум столицы — около 9 тысяч рублей). В принципе на эти деньги можно прожить. То есть студент сможет свести концы с концами и даже отложить деньги, чтобы съездить домой на каникулы. Социальный кредит открывается в виде кредитной линии на время обучения. Кредит долгосрочный, срок погашения — до 10 лет после окончания вуза. При этом государство компенсирует студенту 3/4 процентной ставки.

Пойдут ли банки на такие риски — выдавать кредиты без залога? Мы предусмотрели государственные гарантии по выплате кредита. В случае смерти или инвалидности кредитополучателя государство берёт на себя компенсацию страховых случаев при оплате кредита. Конечно же, молодой человек, получив кредит, будет понимать, что его нужно отдавать, иначе он погубит свою репутацию. Как в поговорке: «Береги платье снову, а честь смолоду». Многие люди, которые прошли жесткий отбор и поступили в учебное заведение, получают образование для того, чтобы потом много зарабатывать. Естественно, банку интересно кредитовать такого клиента. Кроме того, мы предусмотрели, что три четверти ставки с первого дня получения кредита будет выплачивать государство. То есть ту прибыль, которую банк должен получить, он получит сразу за счет государства. Общие затраты государства по выплате компенсаций на проценты по кредиту составят не более 800 млн рублей в год. Это не такие большие деньги. И при этом мы полностью решаем вопрос со стипендиями. Сейчас на каждом углу говорят: «Повысьте студентам стипендии, на них невозможно жить!» При этом все прекрасно понимают, что повысить их так, чтобы на них можно было жить, при нашем бюджете невозможно. Я считаю, что повышать нужно пенсии пенсионерам. А студентам давать финансовые возможности для решения их материальных проблем рыночным, экономически выгодным способом.

Но не все студенты попадут на высокооплачиваемую работу. Как они будут рассчитываться по кредиту?
Мы это предусмотрели. Ведь кто-то должен работать учителем, врачом. Поэтому мы в законопроекте прописали возможности для привлечения таких специалистов муниципалитетами и регионами за счет собственных бюджетов. Если есть необходимость в привлечении такого сотрудника, то, пожалуйста, мы даем законодательное право — заключайте договор. Он отрабатывает положенный срок (от 3 до 5 лет), а муниципалитет или регион погашает кредит. Это будет стимулировать у студентов желание пойти работать на село врачами и учителями. Они поймут, почему туда идут, и не будут сетовать, что зарплата низкая. Получая небольшую зарплату, сельский врач оценит, что кредит за него выплачивает работодатель. А молодой сотрудник за это время приобретает больше навыков и опыта, станет хорошим специалистом и при этом рассчитается за кредит. Таким образом, мы могли бы закреплять молодежь у себя на родине, стимулировать приток кадров в регионы. Конечно, мы не решим вопрос закрепления всех и вся. Понятно, что зарубежные компании могут предложить колоссальные деньги и переманить наших специалистов. Но большинство все-таки останется здесь. И наши выпускники вузов будут морально и финансово связаны с родиной, которая дала им возможность бесплатного образования.

Получил ли этот законопроект понимание в Правительстве? Когда его рассмотрят в Думе? Для всех очевидно, что законопроект нужный. Уже состоялись встречи с банковским сообществом, со страховщиками, с вузами, в Госдуме прошел «круглый стол» на эту тему. Из Комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам соавтором законопроекта стал Валерий Панов. Чем больше депутатов поддержит законопроект, тем будет лучше. Тогда мы все вместе сможем достучаться до чиновников. В настоящее время законопроект направлен на заключение в Правительство. И уже в сентябре рассмотрим его на заседании Экспертно-консультативного совета по вопросам социально-экономического развития при фракции «Единая Россия». А вступить в силу он должен с 2009 года. Целесообразно его вводить в действие вместе с повсеместным введением ЕГЭ.  Я не отрицаю, что для реализации этого закона потребуются бюджетные средства. Но это будут средства, которые чиновник не сможет перенаправить и присвоить. Эти деньги сможет получить только сам студент  —он не пойдет за разрешением к чиновнику, а отправится прямо в банк.

Есть ли оценки, сколько будет желающих получить эти кредиты? В этом году 468 тысяч выпускников поступят на бюджетной основе в высшие учебные заведения. В будущем году ожидается меньшее количество таких студентов. Если рассчитать затраты исходя из этих цифр, ответственность государства составит около 3 млрд рублей в год. Вроде бы солидные деньги — если все сто процентов бюджетников захотят получить социальный образовательный кредит. Но мы понимаем, что не всем он потребуется. У некоторых ребят — обеспеченные родители. Кроме того, у нас есть еще один критерий для получения кредита, мы его установили в законопроекте. Кредит будет выдаваться тем, кто собирается учиться в другом регионе. Согласитесь, им этот кредит гораздо нужнее. Возможно, в будущем кредит будет выдаваться абсолютно всем студентам-бюджетникам. Но сегодня мы вводим такое ограничение. Сейчас идут последние согласования с Правительством  —мы подсчитываем, сколько денег надо на реализацию законопроекта и сколько Правительство готово выдать. Наша задача — их убедить.

Студентов, приехавших на учебу из других регионов и поступивших на бюджетные места в вузах, — около 25 процентов от общего числа студентов, обучающихся на бюджетной основе. По крайней мере 20 процентам из них точно потребуется социальный образовательный кредит. Итого государству потребуется примерно 800 млн рублей в год. И этими деньгами можно решить проблему стипендий. Кроме того, бывает, что государство платит стипендию студенту, а он уезжает после окончания вуза работать за границу. Получается, что деньги потрачены впустую. С помощью социального образовательного кредита мы решаем проблемы студента: на что жить, как доехать к месту учебы. В конечном счете осуществляем его конституционное право на получение образования. И убираем влияние чиновников, коррупционные возможности. Парадокс — в нашей стране бывает легче решить задачу с миллиардными затратами, чем проблему небольших денег. И это будет пример, как небольшими деньгами можно решать глобальные проблемы.

Назад