Новосибирская открытая образовательная сеть




Сейчас

 

Все новости

Ноябрь 2015 Октябрь 2015 Сентябрь 2015 Август 2015 Июль 2015 Июнь 2015 Май 2015 Апрель 2015 Март 2015 Февраль 2015 Январь 2015

 

Декабрь 2014 Ноябрь 2014 Октябрь 2014 Сентябрь 2014 Август 2014 Июль 2014 Июнь 2014 Май 2014 Февраль 2014 Январь 2014

 

Декабрь 2013 Ноябрь 2013 Октябрь 2013 Сентябрь 2013 Август 2013 Июль 2013 Июнь 2013 Май 2013 Апрель 2013 Март 2013 Февраль 2013 Январь 2013

 

Декабрь 2012 Ноябрь 2012 Октябрь 2012 Сентябрь 2012 Август 2012 Июль 2012 Июнь 2012 Май 2012 Апрель 2012 Март 2012 Февраль 2012 Январь 2012

 

Декабрь 2011 Ноябрь 2011 Октябрь 2011 Сентябрь 2011 Август 2011 Июль 2011 Июнь 2011 Май 2011 Апрель 2011 Март 2011 Февраль 2011 Январь 2011

 

Декабрь 2010 Ноябрь 2010 Октябрь 2010 Сентябрь 2010 Август 2010 Июль 2010 Июнь 2010 Май 2010 Апрель 2010 Март 2010 Февраль 2010 Январь 2010

 

Декабрь 2009 Ноябрь 2009 Октябрь 2009 Сентябрь 2009 Август 2009 Июль 2009 Июнь 2009 Май 2009 Апрель 2009 Март 2009 Февраль 2009 Январь 2009

 

Декабрь 2008 Ноябрь 2008 Октябрь 2008 Сентябрь 2008 Август 2008 Июль 2008 Июнь 2008 Май 2008 Апрель 2008 Март 2008 Февраль 2008 Январь 2008

 

Декабрь 2007 Ноябрь 2007 Октябрь 2007 Сентябрь 2007 Август 2007 Июль 2007 Июнь 2007 Май 2007 Апрель 2007 Март 2007 Февраль 2007 Январь 2007

 

Декабрь 2006 Ноябрь 2006 Октябрь 2006 Сентябрь 2006 Август 2006 Июль 2006 Июнь 2006 Май 2006 Апрель 2006 Март 2006 Февраль 2006 Январь 2006

 

Декабрь 2005 Ноябрь 2005 Октябрь 2005 Сентябрь 2005 Август 2005 Июль 2005 Июнь 2005 Май 2005 Апрель 2005 Март 2005 Февраль 2005 Январь 2005

 

Декабрь 2004 Ноябрь 2004 Октябрь 2004 Сентябрь 2004 Август 2004 Июль 2004 Июнь 2004 Май 2004 Апрель 2004 Март 2004 Февраль 2004 Январь 2004

 

Декабрь 2003 Ноябрь 2003 Октябрь 2003 Сентябрь 2003 Август 2003 Июль 2003 Июнь 2003 Май 2003 Апрель 2003 Март 2003 Февраль 2003 Январь 2003
17.12.2007

ОБЗОР ПРЕССЫ №258 «Российская газета» - «Возвращение "синих воротничков" «Новые Известия» - «Долгий путь в ПТУ» «Аргументы и Факты»  - «Корочка» из Сети» «Московские Новости» - «Жизнь после реформы»

Ведущая рубрики – Анна Петрова
 
Предприятия согласны готовить для себя кадры, но без бюрократии – пишет «Российская газета» от 7 декабря в заметке «Возвращение "синих воротничков". В России сложилась парадоксальная ситуация: явно избыточное для экономики количество людей с высшимобразованием и одновременно тотальная нехватка специалистов со средним техническим. Речь идет о тех самых "синих воротничках", без которых никакая промышленность развиваться не будет.
 
На "круглом столе", посвященном реализации национального проекта "Образование", в части, касающейся профобучения, эксперты подвели промежуточные итоги работы программы, которая призвана хотя бы частично решить проблему катастрофической нехватки высококвалифицированных рабочих. Около года назад колледжам и лицеям государство предложило принять участие в конкурсе инновационных проектов. Свои проекты на суд жюри предложили 266 учебных заведений, 76 из них (из 40 регионов) стали победителями. На реализацию программы из федерального бюджета был выделен 1 миллиард 800 миллионов рублей. Еще почти два миллиарда - средства регионов и бизнеса. Руководителям предприятий было предложено принять участие в разработке образовательных профессиональных стандартов: каких именно работников, с какими навыками и квалификацией им стоит готовить. Всем выпускникам было гарантировано стопроцентное трудоустройство на предприятиях шефов.
 
Однако практика показала, что не все так гладко, как на бумаге. Согласно опросу, проведенному исследовательской компанией "Ромир", средний показатель трудоустройства по специальности оказался чуть более 70 процентов. При этом работодатели оценили молодые кадры так: выпускники колледжей и лицеев, участвующих в программе, получили "четверки" за умение работать в коллективе, дисциплинированность и способность к самообучению. На "троечку" были оценены знания молодежи на применение передовых технологий, умение разбираться в сопроводительной документации и применять различные методы работы. Главным минусом своего сотрудничества с образовательными учреждениями представители бизнеса назвали низкую квалификацию преподавателей и отсутствие эффективной системы информирования школьников о востребованных на рынке труда профессиях.
 
Представители предприятий согласны, что такая форма сотрудничества с профучилищами в нынешних условиях наиболее экономически выгодная. Предприятия получают "заточенного" под себя работника. Однако государство, которое так активно вовлекает бизнес в софинансирование образования, свою часть пути до конца не прошло. Производству пока экономически невыгодно зарывать деньги в "гранит науки" - действует слишком сложная система налогообложения средств, направляемых на подготовку кадров, а также множество бюрократических препон.
 
****************************
 
Обсуждение проблемы профтехобразования продолжает газета  «Новые Известия» от 10 декабря в статье под названием «Долгий путь в ПТУ». Владельцев предприятий сегодня интересуют выпускники лишь тех училищ, где применяются инновационные технологии. Таких в стране единицы, но и там из года в год недобор абитуриентов. Эксперты убеждены, что возродить систему ПТУ возможно лишь в тесном контакте с теми заводами и фабриками, куда потом поступят на работу дипломированные специалисты. Этим летом мэр Москвы Юрий Лужков заявил, что городу необходимы более 200 новых ПТУ. По его словам, иначе решить проблему дефицита квалифицированных рабочих кадров нельзя. Денег мэр обещал не жалеть. Однако у экспертов сразу возник вопрос: а кто будет учиться в новых ПТУ? По данным социологов, 66% россиян считают учебу в профтехучилище не престижной и даже унизительной. Это неудивительно: последние 20 лет словом «ПТУ» педагоги пугали нерадивых школьников. Считается, что в училища идут только те, кто не в силах поступить в институт.

«Средний показатель трудоустройства по специальности выпускников инновационных учреждений профобразования в 2007 году составил 71%, – говорит член совета директоров центра Игорь Березин. – Это очень высокий результат. Более того, к примеру, в профессиональных училищах № 36 Тюменской области и № 10 Липецка в этом году все 100% выпускников устроились на работу по специальности». «Сейчас многим требуются на работу люди, обладающие специальными знаниями, – рассказал директор Центра социальных исследований и инноваций Института экономики РАН Евгений Гонтмахер. – В обычных ПТУ так, разумеется, не учат. Да и вообще качество образования в них на весьма низком уровне. Эффективно готовить специалистов сегодня можно только в сотрудничестве с предприятиями. То есть изначально, с первых дней выполняя их социальный заказ». Увы, идут на такое сотрудничество немногие. Формирование эффективной модели государственно-частного партнерства было заложено в нацпроекте «Образование», но в этом году поддержку получили лишь 76 училищ. В наших условиях – капля в море.

Несмотря на дефицит рабочих кадров, большинство профтехучилищ по-прежнему в плачевном состоянии. «За последние 15 лет число ПТУ сократилось по стране на 60%, а в некоторых регионах и на все 90%, – рассказал президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков. – Фактически система училищ у нас в полуразрушенном состоянии. В большинстве училищ устаревшее оборудование, нет материальной базы для обучения по новым технологиям, навыки мастерства преподают зачастую пьяницы, давно утратившие квалификацию. К тому же для тесного сотрудничества с будущими работодателями, о котором все говорят сплошь и рядом, нет законодательной базы. За границей компании, вкладывающей деньги в подготовку будущих специалистов, предоставляют налоговые льготы. Нашим же предприятиям финансировать ПТУ просто невыгодно». И все же, судя по данным соцопроса Romir, 63% работодателей даже в нынешних условиях могли бы вкладывать деньги в развитие профильного образования. Они даже готовы сформировать кадровую политику на 3–5 лет вперед. Этого времени как раз хватит для подготовки хорошего специалиста. Но пока все громкие планы работодателей остаются только на бумаге. А заветный мастер – золотые руки – лишь в мечтах.
 
**************************
 
«Дистанционнное образование» — это учёба с помощью сети Интернет. С одной стороны — «несерьёзное занятие», ведь при этом не нужно ходить на лекции и писать конспекты. А с другой стороны — возможность приобрести как знания, так и «корочку». Рассказывает газета «Аргументы и Факты» от 12 декабря в статье под названием «Корочка» из Сети».
 
Дистанционной называют обычную заочную форму обучения, но с применением современных технологий. И онлайн-студент контактирует с учебным центром намного чаще, чем обычный заочник.  Выглядит это так: в Сети на специальном сайте центра или вуза выкладываются всевозможные учебные материалы — учебники и тесты, лекции и консультации в видеоформате. Зачастую — вместе со стенограммами. Размещают здесь и демонстрационные контрольные, зачётные работы. Доступ к данным материалам имеют лишь ученики и преподаватели — для входа на сайт требуется пароль. «Студенты имеют индивидуальные планы работ — каждый из них знает, в какое время нужно выполнить тесты, когда сдать электронный экзамен, — рассказывает руководитель одного из коммерческих центров дистанционного обучения Николай Носов. — А педагог в случае надобности постоянно на связи — ему можно написать электронное письмо, оставить сообщение на форуме или «постучаться» в ICQ».
 
Виртуальное образование может быть высшим, средним или дополнительным. Сегодня «вышку» можно получить даже в некоторых государственных вузах (например, в Московском государственном университете печати, в Московском авиационном институте), а школьники имеют возможность «дистанционно» окончить 10–11-й классы (в рамках экстерната и индивидуального обучения). Таким же образом можно «образоваться» дополнительно — повысить квалификацию на спецкурсах. Самые распространённые и популярные варианты таких курсов — обучение менеджменту, информационным технологиям, иностранным языкам.
 
Однако такое удобство может стать врагом качества. Ведь в «виртуальном образовании» ученика практически никто не контролирует. «Тесты, контрольные, присланные по почте, и рефераты неизвестного происхождения не могут быть показателем знаний, — считает кандидат филологических наук, преподаватель русского языка Анна Александрова, — ведь на реальном экзамене наличие знаний у студента можно проверить по его глазам». Кроме того, интернет-учёба подходит людям, склонным к самоорганизации и самоконтролю. «Они могут обучаться без участия коллектива, — объясняет психолог Олег Виноградов, — а вот многие флегматики и, как ни странно, холерики должны обязательно заряжаться от соседа по парте энергией и жаждой знаний».
 
Мнение «за» высказывает Валентин Гуров, исполнительный директор Ассоциации негосударственных вузов России: «Данная форма образования очень удобна и полезна, сейчас она активно развивается. Первый «плюс» — дистанционное обучение стимулирует студента к самостоятельной работе. Это намного продуктивнее, чем приходить на реальную лекцию и спать в аудитории или играть с соседом в «крестики-нолики». Вторая позитивная черта — такая форма требует, чтобы студент постоянно осваивал новые компьютерные программы, был с техникой на ты — это, безусловно, помогает в жизни. Особенно пригодится дистанционное обучение в глубинке, центры его активного развития — в Краснодарском крае, в Вологодской и Орловской областях, где ученикам накладно выезжать каждый день учиться в университетах.  Кроме того, дистанционные курсы и программы повышения квалификации позволяют специалистам всегда оставаться на высоком уровне, совершенствуя свои навыки в духе времени, без отрыва от производства. А свидетельства о получении образования вполне конкурентоспособны — в вузах выдаётся диплом единого образца, в котором, кстати, не указывается, что вы обучались по Интернету.
Мнение «против» - в таком виде образования можно наткнуться на учебный «лохотрон» . Будьте аккуратнее — под «дистанционное образование» маскируются сомнительного качества курсы: организаторы требуют перевести им деньги (банковским переводом или электронными «рублями»), после чего обещают выслать вам материалы и задания, а по итогам — сертификат.  «У настоящего центра дистанционного обучения обязательно должен быть «реальный» офис, и договор на обучение и оплату необходимо заключать там, — советует юрист Наталья Лыкова. - Проверьте наличие у центра лицензии — если её нет, сертификат об окончании таких курсов вообще не будет котироваться».
 
********************************
 
Как спасти "модернизированное" образование – об этом на страницах газеты «Московские Новости» от 14 декабря в статье под названием «Жизнь после реформы» рассуждает Александр Абрамов, член-корреспондент РАО. В 2007 г. было принято множество актов, завершающих работу по созданию законодательной базы под так называемую программу модернизации образования. Сделано это вопреки многочисленным протестам и обоснованной критике, с активнейшим привлечением административного ресурса. В итоге принятые решения можно разделить на три части: крайне сомнительные (например, ЕГЭ); имитационные ("без вести пропавший" закон об обязательном общем среднем образовании, действующий с 1 сентября с.г., не подкреплен ни материально, ни организационно); и, наконец, - плохо подготовленные (законы о стандартах и двухуровневой системе приняты, но сдвигов к обновлению содержания образования не предвидится).

«На мой взгляд, стартовавшая в 2001 г. программа модернизации ориентирована на решение мнимых, а не подлинных проблем образования, частных, но не сущностных задач. Развитие событий свидетельствует о "дурной закономерности", наличии неких скрытых факторов, определяющих современную политику в образовании. Таких факторов несколько. Во-первых, это отчуждение представителей власти от системы образования. Более того, налицо безудержное высокомерие власти. Дискуссии об образовании и отчеты министерства остались в прошлом. Мнения оппонентов игнорируются. Множество людей и идей не востребовано. Принципиальные решения подготавливаются закрытым и весьма ограниченным контингентом. Во-вторых, неразвитость структур гражданского общества. Нет профессиональных сообществ, способных отстаивать интересы дела (единственное исключение - Союз ректоров). В-третьих, воинствующий экономизм. Господствует взгляд на систему образования как на рынок образовательных продуктов и услуг. Отсюда предлагаются меры, пронизанные идеей создания рыночных механизмов. Но в жизни все намного сложнее, например, главный критерий качества работы учителя - состоявшиеся судьбы его учеников, поэтому надежды "реформаторов" на создание системы оплаты в зависимости от формальных критериев изначально обречены на провал».

«Четвертый фактор несколько условно можно назвать вестернизацией: внедряются модели (а скорее их эрзацы), принятые за рубежом, но далеко не всегда прививающиеся на российской почве. Один из ярких примеров - тотальное распространение в системе образования конкурсов, грантов, тендеров. По форме красиво, по существу - издевательство над здравым смыслом. Плодятся халтура и коррупция, поскольку главными судьями являются чиновники, определяющие "победителей" задолго до объявления конкурса. Но ключевой момент - идеологический. Принято полагать, что в современной России отсутствует идеология. Это не так. Идеология есть, просто ее неприлично открыто обозначать: строится общество потребления для отдельно взятых потребителей. Приведу замечательную цитату министра Андрея Фурсенко, который, выступая на озере Селигер перед участниками движения "Наши", заявил, что главное - "взрастить потребителя, который сможет правильно использовать достижения и технологии, придуманные другими". Следствия - примитивизация содержания, нарастание неравенства в доступе к качественному образованию, ликвидация социальных лифтов. Потребители не способны решать те многочисленные и трудные задачи, которые встают на пути прогресса России. Необходим, следовательно, поиск новой модели устроения общественной жизни, в полной мере учитывающий интересы личности, общества, государства. Нужны правила игры, при которых каждый человек будет уверен, что его честный труд - гарантия достойной жизни. Лишь при этом условии самая разумная и выверенная стратегия развития страны может быть реализована».

«В качестве гипотезы можно предложить такую формулу. России предстоит переход от временной фазы общества потребления к обществу созидания, которое может строиться только на идеалах гуманизма, принципах социальной справедливости, интеллектуальной свободы, уважения к мастерству и честному труду. На основе этой гипотезы и выстраивается образовательная политика. Прежде всего необходимо добиться резкого увеличения объема общественного труда, вкладываемого в образование. Это потребует привлечения значительных интеллектуальных, финансовых, материальных ресурсов. Речь должна идти о решительном изменении отношения государства к образованию: от остаточного принципа к принципу подлинной приоритетности. Механизмы: существенный рост бюджетного финансирования, легализация форм участия общества в поддержке системы образования; налоговое благоприятствование инвесторам в сферу образования».

«Изменение порочной системы принятия решений возможно лишь при переходе от чисто государственной (а в реальности узковедомственной) системы управления к общественно-государственной, что требует дебюрократизации. Должны быть созданы общественные структуры и профессиональные сообщества, принимающие на себя ответственность за значительную часть решений в этой сфере. Разделение ответственности между государственными и общественными структурами, процедуры принятия решений, выборов и назначений руководителей определяются специальными законами. Образование должно опираться на политику "трех О". "Принцип открытости" предполагает гласное освещение и полное представление информации о событиях, происходящих в сфере образования, всех подготавливаемых решениях. "Принцип обоснованности" означает ведение постоянной широкой дискуссии о проблемах образования и предлагаемых способах их решения. Должна быть налажена объективная система профессиональной и общественной экспертизы, отработана процедура принятия решений, защищающая систему от грубых ошибок и волюнтаризма. Следование "принципу ответственности" требует как регулярной и полной отчетности (включая финансовую) государственных и общественных структур, так и узаконивание соответствующих форм ответственности».

«Для реализации этих принципов необходимы независимые организации, специализирующиеся на сборе, обработке и публикации статистических отчетов о состоянии системы образования. Подобная система существовала в дореволюционной России, где регулярно публиковались полные отчеты учреждений - от министерства просвещения до уездных структур и земских учреждений. Необходима демократизация всей системы образования. Предстоит воссоздание социального лифта, позволяющего способным учащимся беспрепятственно продолжать образование независимо от имущественного ценза семьи, места жительства, национальности. В частности, нужна система адресной поддержки, компенсирующей неравенство. Существенный шаг - стимулирование учебных успехов и образовательного ценза. Другая сторона дела - наличие объективной системы оценки и отбора способных учащихся, студентов, аспирантов».

«Особое значение имеет принцип солидарной ответственности общества и государства за создание эффективной системы образования. Пора положить конец спекуляциям на чувстве долга людей, работающих в этой сфере. Должны быть приняты неотложные меры, позволяющие поэтапно, но достаточно быстро создать систему материальных и моральных стимулов для работников системы образования всех категорий. Одновременно следует заняться созданием условий для профессионального роста, уделив первостепенное внимание сильно запущенным системам повышения квалификации, выпуску методических пособий, созданию педагогических сообществ. В большой мере эффективность работы национальной системы образования зависит от качества разработок, методик, т.е. от того комплекса, который принято называть педагогической наукой. В этой связи возникает множество задач - проблема качества педагогических диссертаций, выпуска научно-методической литературы и в том числе периодических изданий. Речь идет об организации всего комплекса педагогических исследований и разработок. В радикальном реформировании нуждается Российская академия образования, находящаяся в плачевном состоянии».

«Эффективность обучения во многом зависит от материальной базы - наличия разнообразной научно-методической, научно-популярной, справочной литературы; электронных пособий, всевозможного лабораторного оборудования и т.д. Для этого необходимо возрождение отечественной образовательной индустрии с учетом современных технических возможностей. Речь идет о создании новой крупной отрасли производства, экономически весьма привлекательной. Многочисленные доработки закона об образовании и новые связанные с ними акты, принятые в последнее время, привели к противоречиям и пробелам в законодательстве, необозримости свода в целом. Злободневна поэтому разработка единого Образовательного кодекса, регулирующего все вопросы, относящиеся к этой сфере, и устраняющего ошибки последних лет».
 
«Школы - это наиболее массовая форма обучения; здесь обучаются около 15 млн детей. Соответственно, именно система общего среднего образования нуждается в максимальном внимании со стороны общества и государства. За последние 15 лет в школе накопились многие кризисные явления. Необходима поэтому широкая программа действий. Без воссоздания министерства народного просвещения не обойтись. В последнее десятилетие (впервые начиная с 1803 г.) в стране отсутствует государственный орган, ответственный за состояние школы. В существенных переменах нуждается и высшая школа. Экстенсивный рост числа вузов и студентов - не основание для гордости. Пересмотр сети высших учебных заведений в сторону сокращения - мера непопулярная, но сегодня необходимая. Речь должна идти о создании реальной системы непрерывного образования, позволяющей в течение жизни постепенно повышать образовательный ценз и обретать новые профессии. Государственная история России - это история примерно 40 поколений. Будущее страны зависит от того, способно ли новое, 41-е поколение решить сложнейшие задачи».
 

Назад