Новосибирская открытая образовательная сеть




Сейчас

 

Все новости

Ноябрь 2015 Октябрь 2015 Сентябрь 2015 Август 2015 Июль 2015 Июнь 2015 Май 2015 Апрель 2015 Март 2015 Февраль 2015 Январь 2015

 

Декабрь 2014 Ноябрь 2014 Октябрь 2014 Сентябрь 2014 Август 2014 Июль 2014 Июнь 2014 Май 2014 Февраль 2014 Январь 2014

 

Декабрь 2013 Ноябрь 2013 Октябрь 2013 Сентябрь 2013 Август 2013 Июль 2013 Июнь 2013 Май 2013 Апрель 2013 Март 2013 Февраль 2013 Январь 2013

 

Декабрь 2012 Ноябрь 2012 Октябрь 2012 Сентябрь 2012 Август 2012 Июль 2012 Июнь 2012 Май 2012 Апрель 2012 Март 2012 Февраль 2012 Январь 2012

 

Декабрь 2011 Ноябрь 2011 Октябрь 2011 Сентябрь 2011 Август 2011 Июль 2011 Июнь 2011 Май 2011 Апрель 2011 Март 2011 Февраль 2011 Январь 2011

 

Декабрь 2010 Ноябрь 2010 Октябрь 2010 Сентябрь 2010 Август 2010 Июль 2010 Июнь 2010 Май 2010 Апрель 2010 Март 2010 Февраль 2010 Январь 2010

 

Декабрь 2009 Ноябрь 2009 Октябрь 2009 Сентябрь 2009 Август 2009 Июль 2009 Июнь 2009 Май 2009 Апрель 2009 Март 2009 Февраль 2009 Январь 2009

 

Декабрь 2008 Ноябрь 2008 Октябрь 2008 Сентябрь 2008 Август 2008 Июль 2008 Июнь 2008 Май 2008 Апрель 2008 Март 2008 Февраль 2008 Январь 2008

 

Декабрь 2007 Ноябрь 2007 Октябрь 2007 Сентябрь 2007 Август 2007 Июль 2007 Июнь 2007 Май 2007 Апрель 2007 Март 2007 Февраль 2007 Январь 2007

 

Декабрь 2006 Ноябрь 2006 Октябрь 2006 Сентябрь 2006 Август 2006 Июль 2006 Июнь 2006 Май 2006 Апрель 2006 Март 2006 Февраль 2006 Январь 2006

 

Декабрь 2005 Ноябрь 2005 Октябрь 2005 Сентябрь 2005 Август 2005 Июль 2005 Июнь 2005 Май 2005 Апрель 2005 Март 2005 Февраль 2005 Январь 2005

 

Декабрь 2004 Ноябрь 2004 Октябрь 2004 Сентябрь 2004 Август 2004 Июль 2004 Июнь 2004 Май 2004 Апрель 2004 Март 2004 Февраль 2004 Январь 2004

 

Декабрь 2003 Ноябрь 2003 Октябрь 2003 Сентябрь 2003 Август 2003 Июль 2003 Июнь 2003 Май 2003 Апрель 2003 Март 2003 Февраль 2003 Январь 2003
17.03.2008

ОБЗОР ПРЕССЫ №271 «Вечерний Новосибирск» - «Сочинения больше не будет!» «Комсомольская Правда» - «Военные кафедры отправили в отставку» «Независимая газета» - «В ожидании преемника» «Московский Комсомолец» - «Потребители образовательных услуг – самые беззащитные»

Ведущая рубрики – Анна Петрова
 
Выпускников школ и абитуриентов вузов в этом году ждут очередные новшества, сообщает газета «Вечерний Новосибирск» от 13 марта. Нынешний учебный год станет последним, когда выпускники школ смогут выбирать: сдавать им экзамены в форме ЕГЭ или по билетам, как в старые добрые времена. О грядущих изменениях – заметка под названием «Сочинения больше не будет!».
 
Как рассказал заместитель директора областного центра мониторинга образования Николай Могилев, с 2009 года все 13 существующих сейчас школьных предметов будут сдаваться только в форме ЕГЭ. Уже сегодня обязательными к сдаче в форме тестов являются две дисциплины — математика и русский язык. Третьим обязательным экзаменом для выпускников 11-го класса является литература. Но тут пока еще есть альтернативы: традиционный экзамен по билетам, либо реферат, либо собеседование. Сочинения, которого так боялись раньше многие выпускники, больше вообще не будет. В последний год эксперимента сохраняется и правило «плюс один балл», принятое еще в период апробации ЕГЭ. То есть, объясняет Николай Могилев, если ученик решается сдавать все три обязательных предмета в форме тестов и по одному из них получает «двойку», в аттестат все равно пойдет «тройка». Или, если школьник весь год учился на «4», а ЕГЭ сдал на «3», в аттестат поставят «4». И, наоборот, если учился на «3», а ЕГЭ сдал на балл выше, то в аттестат поставят более высокую оценку.
 
Сертификаты ЕГЭ, выданные в 2008 году, в отличие от «ранешних», действительны до 31 декабря 2009 года, то есть два лета. Раньше сертификаты были, так сказать, одноразовыми. Не поступил сразу — на следующий год снова сдавай тесты. Николай Могилев особо подчеркнул новшество, касающееся выпускников прошлых лет. В этом году, чтобы сдать тесты и получить сертификат ЕГЭ, им нужно до 25 апреля написать заявление на имя начальника отдела образования своего района и получить прикрепление к пункту сдачи ЕГЭ. Раньше это можно было сделать непосредственно в вузе во время так называемой «второй волны». Нынче есть вероятность, что в ряде учебных заведений «второй волны» не будет.
 
Консультант отдела высшего образования администрации Новосибирской области Василий Соловьев рассказал, что сертификаты ЕГЭ в период предстоящей абитуриентской кампании будут принимать все вузы Новосибирска. Традиционные экзамены по билетам уходят в прошлое. Поэтому выпускникам школ, желающим продолжить образование в университете или академии, в школе придется выбирать ЕГЭ, хотят они этого или нет. При этом «пятерки», поставленной в аттестат, может оказаться недостаточно. И правило «плюс один балл» не поможет поступить в вуз. «У рейтинговых вузов своя система пересчета баллов, — объяснил Василий Соловьев. — Например, чтобы получить «пятерку» в аттестат, достаточно набрать 70 баллов на ЕГЭ. Но при этом, к примеру, в НГУ вас примут только с сертификатом, в котором набрано не меньше 80 баллов. В противном случае ваша «пятерка» ничего не значит».
 
Продление срока действия сертификатов, с одной стороны — благо: можно в течение двух лет ничего не делать, кроме того, что рассылать копии документов по разным вузам и ждать, что в какой-нибудь да примут. С другой стороны — зло. Ведь, единожды получив сертификат ЕГЭ, пересдать экзамен, оценка по которому вас не устраивает, нельзя. В этом смысле раньше шансов поступить в вуз у не слишком успешных учеников было больше, поскольку решающими становились не оценки в школьном аттестате, а результаты вступительных испытаний. Но зато традиционные экзамены не давали возможности поступать в несколько вузов одновременно. Так или иначе, сегодняшним выпускникам остается уповать на старую народную мудрость, гласящую: все, что ни делается, — все к лучшему. И усиленно тренироваться в выполнении тестов.
 
**************************************
 
Выпускники большинства вузов теперь должны будут отслужить в армии рядовыми, сообщает газета «Комсомольская Правда» от 13 марта в заметке «Военные кафедры отправили в отставку».
 
Две трети военных кафедр в госвузах закрывают. Постановление правительства об этом было подписано вчера. Теперь служба в армии не светит только студентам 67 высших учебных заведений. Здесь сохранили право учить военному делу. Молодые люди вместе с дипломом получат звание офицера запаса. Служить они не будут, им предстоят лишь военные сборы. Студентам же вузов, где ликвидировали кафедры, сильно не повезло. Уже отучившись год-два военному делу, юноши теперь полностью зависят от решения министра обороны. Он либо может даровать им право доучиться и стать офицерами запаса, либо окажется, что время потрачено впустую, ребята вместе с дипломом получат повестку и станут рядовыми. Согласно постановлению студентам всех остальных учебных заведений придется после окончания учебы служить рядовыми.
 
Однако для тех, кто не захочет надевать форму рядового, при ведущих вузах страны создаются 37 учебных военных центров (УВЦ). В них будут готовить офицеров параллельно с учебой по основной вузовской специальности. Для того чтобы попасть в такой центр, студенты на первом курсе должны будут заключить договор. По нему молодые люди обязуются после получения диплома отслужить по контракту в армии не менее трех лет. Такая перспектива будет компенсирована повышенной стипендией, которую студенты станут получать во время обучения в вузе. Согласно постановлению размер прибавки составит 400 процентов, а не 15 - 20 процентов, как при обучении на военной кафедре.
 
«Учебные военные центры оказались в непростой ситуации, - объясняет глава Комитета Госдумы по образованию Григорий Балыхин. - Молодые люди, узнав, что после завершения учебы придется отслужить три года, неохотно заключают контракты с центрами. Кроме того, сказывается на наборе в УВЦ и постоянное сокращение числа выпускников 11-х классов из-за демографической «ямы». Скорее всего, теперь конкурс в вузы, где сохранились военные кафедры, заметно возрастет. Так что скоро придется решать проблему недобора в УВЦ и серьезного наплыва абитуриентов-мальчиков в вузы с военными кафедрами».
 
Учеба на военных кафедрах – это дорогая (более $10 тыс. за 4 года) пародия на серьезное дело, считает военный обозреватель «Комсомольской Правды» Виктор Баранец. Настоящего офицера можно подготовить лишь в военном вузе, а не на «факультативных началах» - в редких промежутках между лекциями, никакого отношения к службе не имеющими. А небогатый цикл военной теории и практики, больше похожий на пионерскую игру «Зарница», проблему не решает. В войска вместо профессионалов приходят, по сути, желторотые студенты с дилетантским представлением об армии. И часто становятся посмешищем даже для солдат-первогодков.
 
Оставшиеся кафедры поделили на «элитные» и учебные военные центры. Выпускники «элитных» кафедр в армии служить не будут. А зачем же тратить гигантские деньжищи на пустое дело? Что касается создания УВЦ, то дело обстоит так. После поступления в вуз студент может заключить контракт с Минобороны, пройти обучение и отслужить офицером. Если же он разорвет контракт, придется возвращать в госказну те самые $10 тысяч. Похоже, именно на это у МО и был расчет - пополнить войска дипломированными студентами. При 12-месячной службе по призыву новобранцев придется забривать уже не 130 тысяч, как было до сих пор, а в 2 раза больше.
 
************************************
 
Предстоящая смена кабинета министров смены курса не принесет. А значит, и сворачивания реформ в образовании тоже не будет. Преемнику на пост министра образования и науки РФ придется довершать то, что начали его коллеги Владимир Филиппов и Андрей Фурсенко. Но сделать между тем предшественники успели многое.  Прогнозы – в статье «В ожидании преемника», опубликованной в  «Независимой газете» от 6 марта.
 
Преемнику (по слухам, этот пост займет руководитель Рособразования Николай Булаев) придется завершать реформы, которые до сих пор вызывают некоторое неприятие общества. Это раздражение общества в определенной степени оправданно. Видимых признаков улучшения качества образования для всех пока не видно. По-прежнему не всех выпускников готов принять и обеспечить работой рынок труда, ничто не пугает коррупционеров, а вот ЕГЭ пока пугает обывателей. Вовсю идет закрытие школ. Дефицит учителей уже сменился кое-где их переизбытком. Компьютеризация хороша, но в некоторых сельских школах материальная ответственность учителей за технику до сих пор тормозит прогресс школьников. Принцип «деньги идут за учеником» не радует малокомплектные школы с их индивидуальным подходом к ребенку. В стране печатаются новые учебники, многие даже под министерским грифом «допущен». А потом выясняется, что авторы их одиозны и пристрастны. Вся эта макулатура идет на выброс, и бюджетные деньги тоже. И на все это приходит новый человек. А если это человек «не из круга Фурсенко»? Что тогда? Тогда, простите, ваять все будут сначала... Николай Булаев, бывший учитель физики, дослужился до ректора, потом стал депутатом ГД РФ. А из депутатского кресла шагнул в руководители Рособразования. С учетом того, что обычно в руках главы Рособразования сосредоточены бюджетные деньги образования и от его решения много чего зависит, репетиция Булаева на министерский пост прошла успешно. По крайней мере выбор его ни у кого не вызовет удивления. Хотя... возможно, что и не выберут, у нас же так любят сюрпризы. А вдруг вообще останется прежний?
 
Вспоминается, как после объявления Андрея Фурсенко министром образования и науки РФ, в коридорах министерства люди останавливали друг друга и спрашивали: «А кто это?» Кстати, к тому времени Фурсенко уже поработал замдиректора Физико-технического института им. А.Ф.Иоффе, директорствовал в котором будущий нобелевский лауреат Жорес Алферов. Но широкой педагогической публике новый министр оказался незнаком, потому что был не из «системы образования». Не знал (и слава богу!) «птичьего» министерского языка. Во многие вещи вникал прямо по ходу совещаний, вызывая при этом раздражение бездарных чиновников и радуя журналистов глубокой эрудицией и подлинной интеллигентностью. Кстати, если бы на пост министра был выбран вместо него кто-то из замов экс-министра Владимира Филиппова, реформа образования, возможно, пошла бы несколько иначе. Инновации в образовании, о которых сегодня так много говорят, это все-таки конек Фурсенко. Еще в конце 80-х годов он и группа его единомышленников предлагали Жоресу Алферову создать вокруг академических институтов этакие инновационные пояса из фирм, которые бы занимались коммерциализацией институтских разработок. Тогда это не прошло. Когда Фурсенко стал министром, прошло. Сегодня университеты обрастают технопарками. Средние школы ведут лихорадочную проектную работу. Появилась конкуренция. Учителя привыкают к новым реалиям. Не отстают и преподаватели... Я помню, как во время встречи в Курчатовском институте министра Фурсенко спросили, как прожить на зарплату в 1500 рублей. Он ответил, что не верит в такую зарплату ученого. А если это так, надо с этой работы уходить. Зал загудел... Теперь многие преподаватели подрабатывают вместе со студентами и аспирантами, ведя исследовательскую работу, заказанную «подшефными» фирмами.
 
Если сегодня на главный пост в министерстве вернется «человек из системы образования», что будет тогда? Все чаще слышны голоса от оппозиции, что надо бы разделить Министерство образования и науки на два отдельных ведомства, как это было ранее. Честно говоря, от таких разговоров становится не по себе. Как ранее – уже не получится. Будет опять – «иначе». И я не представляю себе большего издевательства над людьми, чем бесконечные эксперименты. Хочется разумной образовательной политики. Хочется, наконец, положительного результата для всех, резюмирует «Независимая газета».
 
********************************
 
15 марта – Всемирный день защиты прав потребителей. «Потребители образовательных услуг – самые беззащитные» - с таким заголовком в газете  «Московский Комсомолец» от 15 марта опубликовано интервью с Анатолием Сидоренко – главой Всероссийского общества защиты прав потребителей в сфере образования.
 
Чем потребители образовательных услуг отличаются от прочих?  Потребители образовательных услуг самые беззащитные среди всего потребительского рынка. И это в равной степени касается как бюджетников, так и тех, кто учится на коммерческой основе. Откуда столько бесправия? Из-за специфики взаимоотношений между заказчиком и исполнителем. Ни в одной другой сфере, заказывая услугу, потребитель не обязан сам отчитываться за качество ее исполнения. В образовании же это именно так. Вопреки аксиоме товарного рынка, где «потребитель всегда прав», на рынке образовательных услуг «всегда прав» преподаватель, то есть исполнитель. Здесь и возникают коллизии. Субъективный подход к методике обучения и к оценке знаний подчас приводит к печальным для заказчика итогам, а возмущающемуся всегда могут сказать (и говорят): «Не нравится – уходи!»
 
Так, может, от плохого учебного заведения и в самом деле лучше отказаться? Конечно. Только другой особенностью образовательной услуги является то, что ее потребитель, получая услугу впервые, не в состоянии оценить ее качество. Дело в том, что понимать, что его учили не тому и не так, потребитель образовательных услуг начинает не сразу, а лишь спустя определенное время. Притом, как правило – когда доходит до реализации полученных знаний, то есть после окончания учебного заведения. А поезд-то, что называется, «уже ушел» – диплом получен, договорные отношения с вузом или техникумом закончились. Как доказать, что его не тому учили? Кто поможет? Кроме того, критерием качества образования является оценка. Но оценивают-то как минимум два субъекта – образовательное учреждение в лице преподавателей и работодатель. А их оценки, как правило, не совпадают: у каждого свои подходы и требования. Так потребитель образовательных услуг становится еще и заложником ситуации, сложившейся на рынке труда.
 
– Честно говоря, многие из них – тоже не сахар: прогуливали, учились на двойки. А потому и цена им как специалистам – грош. Вот и не могут устроиться…
– Точно! Вот вам и еще одна особенность образовательных услуг. Потребитель готов любой ценой получить не образование, а диплом! Именно этой особенностью широко пользуются недобросовестные исполнители образовательных услуг, а в итоге качество образования стремительно падает. Выходит, что специфика взаимоотношений потребителя и исполнителя образовательных услуг влияет на весь образовательный процесс и качество образования. Причем подчас отнюдь не лучшим образом! Есть и еще один нюанс. Руководство вузов крайне не заинтересовано, чтобы потребители образовательных услуг знали свои права. А потому делают все, чтобы обойти ст.3 закона «О защите прав потребителей», регламентирующую право потребителя на просвещение в области защиты своих прав. Отсюда массовые нарушения прав студентов – скажем, набор на несуществующие в лицензии специальности с обещанием дипломов государственного образца.
 
Например, негосударственный вуз Гуманитарная прогностическая академия, не имея лицензии по некоторым образовательным программам, заключил договоры с крупнейшими государственными вузами Москвы о разрешении своим студентам последнего курса закончить их экстерном и получить диплом гособразца (цена года экстерната, а по сути дела, госдиплома – $ 500). Не по этой ли причине лишь за последние 10 лет количество выпускников, закончивших вузы экстерном, увеличилось в 1420 раз и превысило 150 тыс. человек! Есть и другие факты. Например, как в филиалах вузов занятия ведут школьные учителя, не имеющие педагогической подготовки по программе высшего профобразования. Или как некоторые преподаватели умышленно некачественно проводят занятия, чтобы на экзамене или зачете было легче завалить студента, а потом за взятку поставить ему «тройку». Вообще, фактов взяточничества активистам Общества известно очень много – просто не хочется на них останавливаться...
 
Есть ли выход из этой безнадеги? Есть! Во-первых, надо скорректировать законодательную базу образования. В частности, не менее 12-ти статей закона «Об образовании» носят, по нашему глубокому убеждению, декларативный характер, а половина из них способствуют коррупции в образовательной сфере. Почему, например, закон нацелен только на государственные образовательные учреждения? Негосударственные тоже учат наших граждан! И тоже – для нашей страны! Другая неотложная задача – рассмотреть целесообразность обучения по программе высшего профобразования в форме экстерната. Здесь также кроются многочисленные источники возможных злоупотреблений. Во-вторых, необходимо срочно дополнить положение Минобрнауки об информации об учебном заведении. Вся она в обязательном порядке должна полностью представляться абитуриентам при оформлении документов при поступлении. А школы и вузы, пытающиеся ее скрыть, должны караться неукоснительно! В-третьих, настало время изменить систему лицензирования вузов и мониторинга качества образования. Нынешняя слишком громоздка, затратна и неэффективна (отмечу лишь, что сейчас вуз готовит отчетных материалов общим весом порядка 25 кг, а эффективность процедуры аккредитации не превышает, по нашей оценке, 3-4%).
 
Реально ли привлечь к этой работе общественность? Не только реально, но и необходимо. Тем более, что к нам поступает множество жалоб, что обращения к руководителям вузов и в органы управления образованием не дают положительных результатов. Главное – не столько говорить о плохом российском образовании и коррупции во всех его сферах, а объединить усилия всех, кто на деле, а не на словах, делает все для достижения перелома.
 
 
 
 

Назад