Новосибирская открытая образовательная сеть




Сейчас

 

Все новости

Ноябрь 2015 Октябрь 2015 Сентябрь 2015 Август 2015 Июль 2015 Июнь 2015 Май 2015 Апрель 2015 Март 2015 Февраль 2015 Январь 2015

 

Декабрь 2014 Ноябрь 2014 Октябрь 2014 Сентябрь 2014 Август 2014 Июль 2014 Июнь 2014 Май 2014 Февраль 2014 Январь 2014

 

Декабрь 2013 Ноябрь 2013 Октябрь 2013 Сентябрь 2013 Август 2013 Июль 2013 Июнь 2013 Май 2013 Апрель 2013 Март 2013 Февраль 2013 Январь 2013

 

Декабрь 2012 Ноябрь 2012 Октябрь 2012 Сентябрь 2012 Август 2012 Июль 2012 Июнь 2012 Май 2012 Апрель 2012 Март 2012 Февраль 2012 Январь 2012

 

Декабрь 2011 Ноябрь 2011 Октябрь 2011 Сентябрь 2011 Август 2011 Июль 2011 Июнь 2011 Май 2011 Апрель 2011 Март 2011 Февраль 2011 Январь 2011

 

Декабрь 2010 Ноябрь 2010 Октябрь 2010 Сентябрь 2010 Август 2010 Июль 2010 Июнь 2010 Май 2010 Апрель 2010 Март 2010 Февраль 2010 Январь 2010

 

Декабрь 2009 Ноябрь 2009 Октябрь 2009 Сентябрь 2009 Август 2009 Июль 2009 Июнь 2009 Май 2009 Апрель 2009 Март 2009 Февраль 2009 Январь 2009

 

Декабрь 2008 Ноябрь 2008 Октябрь 2008 Сентябрь 2008 Август 2008 Июль 2008 Июнь 2008 Май 2008 Апрель 2008 Март 2008 Февраль 2008 Январь 2008

 

Декабрь 2007 Ноябрь 2007 Октябрь 2007 Сентябрь 2007 Август 2007 Июль 2007 Июнь 2007 Май 2007 Апрель 2007 Март 2007 Февраль 2007 Январь 2007

 

Декабрь 2006 Ноябрь 2006 Октябрь 2006 Сентябрь 2006 Август 2006 Июль 2006 Июнь 2006 Май 2006 Апрель 2006 Март 2006 Февраль 2006 Январь 2006

 

Декабрь 2005 Ноябрь 2005 Октябрь 2005 Сентябрь 2005 Август 2005 Июль 2005 Июнь 2005 Май 2005 Апрель 2005 Март 2005 Февраль 2005 Январь 2005

 

Декабрь 2004 Ноябрь 2004 Октябрь 2004 Сентябрь 2004 Август 2004 Июль 2004 Июнь 2004 Май 2004 Апрель 2004 Март 2004 Февраль 2004 Январь 2004

 

Декабрь 2003 Ноябрь 2003 Октябрь 2003 Сентябрь 2003 Август 2003 Июль 2003 Июнь 2003 Май 2003 Апрель 2003 Март 2003 Февраль 2003 Январь 2003
04.12.2009

Выступление В. А. Толоконского на заседании совета по вопросам развития образования

26 ноября 2009 года, заключительное выступление.
Спасибо всем. Мне всегда очень интересно работать на вашем совете. Думаю, ваш совет наиболее точно соответствует задачам экспертных советов — у вас всегда высокого качества анализ, информация, всегда много идей, предложений. Это даёт нам дополнительные возможности для совершенствования образовательной политики.
Одно замечание сделаю сразу. Вы, как очень квалифицированные управленцы, аналитики, всё больше получаете статистической информации и анализируете бóльший массив показателей. Я не против информации вообще и не против, безусловно, анализа, но надо понимать, что простые сопоставления не всегда правильно отражают ситуацию. Анализируемые процессы очень сложные, поэтому некоторые выводы, сделанные отдельными докладчиками и выступающими, у меня вызывают вопросы и сомнения. Не всегда легко сделать правильные выводы.
Прозвучал, например, такой вывод: меньшая наполняемость школ — это лучшая успеваемость. Не очевидно. Надо просто понять, где эта наполняемость меньше — какой там контингент, какая мотивация у учащихся и учителей. То есть существует масса факторов, влияющих на результаты, поэтому здесь старайтесь не допускать ошибок. У нас есть две сферы, в которых возникающая иногда неправильная интерпретация информации приводит к неправильным решениям, — это криминальная статистика и медицинская статистика. Я бы не хотел, чтобы в этот ряд попадала и образовательная статистика. Будьте точнее в своём анализе и будьте сами убеждены в правильности тех или иных сопоставлений. Понимайте масштаб выборки, точнее определяйте временные периоды, на которых можно действительно почувствовать закономерность.
 
Несколько слов об итогах.
Убеждён, что изменения произошли. Произошли качественные изменения по всем тем направлениям, которые правительство и мы с вами взяли как целевые задачи, целевые ориентиры. Изменилась материальная база. Изменилось качество управления и бюджетирования. Несомненно, усилились мотивация работы учителя и внимание к качественным показателям, к качественным процессам. Серьёзно возросла активность педагога, активность школы в решении всех задач. Не случайно родители (думаю, что родители — это наиболее объективные респонденты) видят эти изменения больше и ощутимее, чем иногда сами педагоги и руководители образовательных учреждений.
Последствия любого большого сложного процесса не бывают только позитивными. Есть масса проблемных ситуаций и целый ряд негативных моментов, которые за этот короткий период не удалось устранить.
Мне абсолютно понятно, что ещё очень несовершенна система формирования фонда зарплаты и его распределения между всеми работниками образовательного учреждения. Мы сделали главное, что вряд ли удается сейчас делать другим регионам, — мы не подгоняли норматив к сложившейся большой дифференциации. В то время у нас были бюджетные возможности для существенного повышения финансирования — мы разово вложили дополнительно полтора миллиарда рублей, чтобы уйти от большого дисбаланса. И, как говорил Георгий Феликсович Филимонов [директор лицея № 9], таким образом, имели возможности не бить богатых, а подтянуть имевших худшие финансовые условия, низкую финансовую обеспеченность. Но было совершенно очевидно, что из-за низких показателей зарплаты нельзя никому ничего уменьшать, поэтому мы оставили огромное количество школ на индивидуальном фонде зарплаты. И за три года не удалось преодолеть это. Понимаю, что вина в этом скорее моя, чем органов управления: я рассчитывал, что 2009 год позволит нам ещё увеличить, причём увеличить больше, чем мы сделали — больше чем на 20%, и за счёт этого увеличения сжать дифференциацию. Но сделать это не удалось, поэтому проблемы ещё остались.
Есть серьёзная проблема внутри каждого образовательного учреждения, или почти каждого, — проблема распределения фонда. И тоже надо понять, что здесь и критерии несовершенны, и диктат директора слишком силен, и слабость советов школ ощутима, и отсутствие всяческого опыта сказывается. Несправедливы иногда эксперты и профсоюзы, Галина Родионовна Чернецкая [председатель Новосибирского областного комитета профсоюза работников образования и науки] мне часто говорит: «Виктор Александрович, учителя стали получать меньше поощрительных надбавок, потому что деньги уходят директору и обслуживающему персоналу». Обратите внимание на учителей с максимальным потенциалом и вырабатывающих основную нагрузку. Понимаю, что такая проблема есть. Хотя не соглашаюсь с предложениями профильного департамента вывести из норматива зарплату обслуживающего персонала. Убеждён, что норматив вообще должен стать единым, включающим в себя все компоненты — и коммунальные услуги, и ремонты, и обслуживание. Он должен содержать как можно больше видов работ и услуг. Если сейчас выделить обслуживающий персонал, учитель выиграет, на первом этапе он получит прибавку к зарплате. Образовательное учреждение стратегически проиграет — потеряет общее финансирование, что в конце концов скажется на работе образовательного учреждения в целом. Но это не означает, что я не думаю об этом — какое-то решение всё равно примем. Я больше сторонник вести предельные доли фонда оплаты на административно-управленческий и обслуживающий персонал, причём чтобы эта доля была меньше. Но сделать так, чтобы финансирование приходило в образовательное учреждение в один день, по одному каналу и не нарушало общий ритм работы образовательного учреждения.
Острее, как ни странно, стали проблемы ремонта в школе. Еще пять-шесть лет назад ремонты были достаточно привычным делом, хотя их объём тоже нельзя было назвать нормой. И сейчас образовательное учреждение, если не успело сделать ремонт или провести реконструкцию, выглядит уже кричащим. Понятно, что образовательные учреждения — это тысячи зданий, это огромная материальная база. Рассчитывать на то, что за три года успеем все отремонтировать, невозможно. Но совершенно точно и то, что эти проблемы стали острее. А следовательно, они должны решаться более масштабно, более энергично уже сейчас.
Думаю, что острее и проблемнее стала ситуация с повышением квалификации и совершенствованием профессиональной подготовки учительских кадров. Если раньше мне задавали вопрос, кто оплатит аттестацию и повышение квалификации, то сейчас мы уже ищем более эффективные формы этой работы. Согласен, мотивированный, ответственно подходящий к делу учитель понимает, что ситуация серьёзнейшим образом меняется. Это сегодня чувствует каждый взрослый человек. Вчера я встречался со студенческой молодёжью, молодые люди справедливо говорят: технологический прогресс настолько ускорился, что целое поколение отстаёт, не догоняет. Учитель — это человек, который не после работы встречается с внуками и может в шутку обернуть свое неумение разбираться в компьютере, в какой-то информационной технологии, не обладать какой-то информацией, которую привык черпать из книг, журналов, газет, а на чтение не всегда есть время и возможности. Учитель — это человек, который с новым поколением работает целый день, постоянно, каждую минуту. Новое поколение получает информацию о мире и о жизни из других источников. Проблема очень серьёзная — совершенно точно.
Обращаю внимание на тезис Николая Васильевича Пустового [ректор НГТУ, председатель совета ректоров Новосибирской области], что мы не можем сейчас рассматривать общеобразовательную систему в качестве самодостаточной величины, как было еще буквально десять — пятнадцать лет назад, когда уже выпускник средней школы представлял собой трудовой ресурс. Сейчас выпускник школы трудовым ресурсом не является. Он действительно должен быть ориентирован более точно на получение профессионального образования, на выбор профессиональной карьеры. Это ставит совершенно особые задачи перед школой.
На всех советах и совещаниях, говоря о проблемах образования, мы так или иначе обращаемся к проблеме оптимизации сети. Убеждён, что простых решений здесь тоже нет. Меня тут просили: «Виктор Александрович, вы издайте нормативные акты с указанием, где может быть не меньше такого-то количества учеников в классе, а мы будем тогда уж выполнять». Не хотел бы так просто решать эту задачу. Мы должны понимать, что эта проблема — не проблема образования, а проблема социума. Она определяется многими сложными обстоятельствами. Наша страна и наша область занимает огромную территорию, у нас много сельских школ с низкой наполняемостью. Я не могу быть однозначно заинтересован в том, чтобы из-за оттока людей в большие села, где есть школы, исчезали деревни, территория пустела. За этим потом будет много тяжелых стратегических последствий. И я не могу быть спокойным, видя малокомплектные школы, понимая, что там принципиально ниже мотивация  учителя, ученика и что мы искусственно сдерживаем их возможности. Поэтому видеть как результат снижение числа юридических лиц — неинтересно. Этот слайд с динамикой: было 500 или 400 начальных школ, а стало 40 — меня не впечатляет. Это формализм, такая внешняя форма решения проблемы, видимость решения проблемы. Проблема серьёзнее и глубже: нам надо понять, как этой оптимизацией заниматься. Хотел бы надеяться, что найдём формы и подходы, которые максимально активизируют участие в этом процессе родительской общественности: заказчик для системы образования — общество. Всегда за то, чтобы эту задачу решал не государственный институт, а институты гражданского общества и родители. Причём осознанно решали — чтобы не я приходил и убеждал родителей, как плохо учиться в школе, в которой на 8 возрастных классов всего 25–30 учеников, а чтобы родители предложили быстро купить автобус, отремонтировать дорогу, чтобы учителя были заинтересованы перейти преподавать в большую школу, ездить вместе с детьми. Открыть в освобождающемся помещении группу дошкольного воспитания или группу дополнительного социокультурного образования и так далее.
Не спешил бы и в городе Новосибирске эти проблемы решать так легко. Да, в процесс своей работы одни школы стали более престижными, другие — менее, и пошёл переток. К этому добавьте влияние демографической ситуации — в Новосибирске количество учеников сократилось на треть. В 1990-е годы, когда я работал мэром, в Новосибирске было 230–240 тысяч школьников, сейчас, думаю, — 130–140 тысяч, подсказывают — даже 120 тысяч школьников. Конечно, наполняемость классов в разных школах совершенно разная. Но мы должны понимать, что сейчас демографическая ситуация меняется, и меняется в другую сторону. Каждый год набор увеличивается и увеличивается, и не на проценты, не на сотни человек, а на тысячи. И, поверьте, такая тенденция будет сохраняться еще длительное время, она с каждым годом усиливается. Сегодня количество родившихся больше числа пошедших в первый класс. И так практически в каждом возрасте.
Второе. Мы с вами всегда принимаем решение, ориентируясь на стратегические, долговременные цели и задачи. Цель города Новосибирска — в увеличении населения, в привлечении дополнительного населения за счёт миграционного притока, в том числе и детей школьного возраста. Мы когда-то легко перепрофилировали типовые детские сады, не хотел бы, чтобы мы так же недальновидно поступали со школами.
Но совершенно точно, что ситуация не может регулироваться только нормативом. Эти три года показали, что норматив не стал для школы полноценно стимулирующим фактором. Каждый из вас, думаю, знаком с ситуациями, когда директор престижной хорошей школы, несмотря на то, что получает на каждого ученика деньги из бюджета, ещё и дополнительно пытается взять деньги с родителей, когда они записывают детей в эту школу. Спрашиваю: я зачем вводил норматив, если вы пытаетесь ещё сверх норматива взять? Все пожимают плечами. Поэтому управлять этим процессом придётся. Если мы с вами выбрали управление демократическое, управление стимулами, то придётся управлять более точным нормативным подходом, а не административным.
Вообще, скажу откровенно, сегодня для общей системы образования единственная реальная возможность получить бóльший фонд заплаты — это провести структурные и качественные преобразования. Не смогу повысить норматив просто количественно. Число школьников увеличивается, но очень эволюционно. Конкретный учитель и школа этого не почувствует, это серьезно заметно только на уровне статистического анализа. Не смогу повысить фонд, потому что — и вы это понимаете — в 2010 году экономика еще будет преодолевать кризис, она закредитована, нуждается в структурной перестройке. Это всё не позволит предприятиям получать больше прибыли и увеличивать фонд оплаты труда. Они будут стагнировать по этим показателям, следовательно, и налоговые поступления не увеличатся. Кроме того, в 2011 году предстоит качественное увеличение страховых взносов на фонд зарплат, и вместо того, чтобы повысить зарплату работникам, мы будем дополнительные деньги передавать пенсионному фонду и фонду медицинского страхования. Это будет огромный рост затрат — в масштабах нашего фонда зарплаты дополнительные страховые взносы будут исчисляться почти миллиардом рублей. Сразу в один год. Это потребует дополнительного финансирования, которое я не смогу отдать на рост нормативов.
Следовательно, остаётся совершенствование коэффициента, приобретение нового статуса. Таковым, на мой взгляд, уже с 2010 года должен стать статус автономной школы. Гимназии, лицеи уже прошли большой путь, они в своем статусе работают десять-двадцать лет. Нужно сделать следующий качественный шаг — переход в автономные учреждения. Здесь вижу ещё один серьёзный позитивный смысл, который, на мой взгляд, заключается в том, что только при обновлении статуса школы можно повысить статус ее управляющего совета. По-другому невозможно. Но как только учреждение становится автономным, то, по закону, поднимается статус совета, и это позитивно скажется на решении поставленных нами задач. Уже не говоря о том, что без каких-то статусных обновлений будет очень трудно бороться с бюрократией, с отчетами, со всякими мероприятиями и всем-всем прочим.
Постараемся в 2010 году реализовать несколько новых проектов. В частности, укрепить математическое и естественнонаучное образование в школах. Убеждён, что это серьёзнейшая проблема. И если не создать принципиально иные условия — методические, качество преподавания, качество профессиональной карьеры, то эту ситуацию не сможем переломить. Мы всегда будем слабее объективной реальности, по которой физику, химию изучать сложнее, чем ряд других наук. Начертательная геометрия, сопромат сложнее, чем законы управления, законы экономики. Поэтому этот проект серьёзный, готовятся нормативные документы, уже в будущем году мы начнем формирование специальных классов в лучших школах, подготовивших специальные методики. Набор в классы обязательно будет проводиться на конкурсной основе. Финансирование предполагается по очень высоким нормативам, выгодным и для школ, открывших эти классы, и для педагогов, работающих в них.
Хотел бы в будущем году реализовать программу укрупнения сети учреждений профессионально-технического образования. Это не поручение, надо правильно построить модель. Это надо делать, одновременно в этот проект будут включаться предприятия-партнеры. Нам очень важно закрепить тот опыт, который появился в этом и предыдущем годах по обновлению материально-технической базы профтехобразования. Такие предложения от компаний получаю уже без всякого нажима. Все понимают важность производительности и эффективности труда, что это требует других кадров, и бизнес готов вложить большие ресурсы в техническое оснащение. Притом первым с такой инициативой пришёл аграрный бизнес, который очень серьёзно чувствует необходимость качественной подготовки специалистов.
Подводя итоги, мне не хотелось бы подписывать решение совета, которое в очередной раз акцентирует внимание на основных направлениях нашей работы. Убеждён, что мы можем и должны подписать конкретные решения по всем этим направлениям: как изменить организационно-управленческие механизмы, как изменить систему нормативного финансирования, как совершенствовать систему распределения фонда оплаты труда в образовательном учреждении. И ещё целый ряд решений, которые относятся к организационно-управленческому направлению.
Большое направление — повышение качества образования. Правильно говорили: и критерии мы ещё не очень понимаем, и механизмы не очень представляем, а уж управлять-то точно не очень умеем, этому надо учиться, этим надо овладевать. Это сложный процесс, я никогда его не торопил. В отличие от всех регионов, не позволил себе подписать ни один документ, в котором бы утверждал, по каким критериям оценивать качество. Убеждён, что этот механизм будет вырабатывать экспертное сообщество, а не чиновники. Но для меня совершенно очевидно, что это должна быть масштабная работа с конкретными задачами, а не просто констатация, что такое направление существует.
Должен быть, на мой взгляд, специальный проект по поддержке ремонтов в школах. Это не областная компетенция, я не собираюсь подменять здесь муниципалитеты, они имеют такие программы. Иногда я даже ругаюсь с некоторыми руководителями, которые так увлеклись школами, что забыли о дорогах, благоустройстве, о всем остальном. В Бердск приезжаю, дыра на дыре, спрашиваю: «Где деньги?», отвечают: «Все деньги в школах». Я говорю: «Не одной же школой живем, ходить и ездить тоже надо». — «Нет, все в школу, а дырки сами залатаются». Не залатаются! Поэтому мне бы хотелось поддержать ремонты школ, но не просто деньгами, а проектом, например замены окон. Не моё дело распределять деньги по лицеям и гимназиям, но варианты есть. Во-первых, муниципалитеты могут быть простимулированы на финансовое участие в проекте, само образовательное учреждение может вносить деньги в проект, и так со всех. И бюджет области добавит 150–200 миллионов сразу. Тогда можно сформировать проект, реализация которого позволит серьёзно обновить качество знаний. Замена окон меняет, поверьте, многое. Меняется не просто внешний вид здания, меняется энергоэффективность. Побывайте в такой школе, сейчас немало школ, которые этот процесс прошли сами, увидите — другая обстановка в школе, другая культура поведения детей.
Конечно, большое направление — это повышение квалификации и переподготовка учителей. Это элемент педагогического образования. Готов помогать, поддерживать, но оно должно быть обновлено — совершенно точно. Согласен, надо разнообразить формы переподготовки. Не убеждён, что это будет сертификат или ваучер, но то, что должна быть очень большая свобода выбора и управлять в этой свободе выбора надо очень умело, — это совершенно точно. Эта система должна быть одновременно и стимулирующей педагога, и ставящей барьер его равнодушию и низкой квалификации. Мы пережили ситуацию, когда не могли предъявлять педагогу большие требования. Сейчас можем и должны. Если мы по-прежнему будем рассуждать, что педагог всегда прав, что он неприкасаем по своей квалификации, то мы потеряем. Но чтобы правильно требовать, надо правильно видеть модель образования, правильно готовить в базовом университете, в других университетах, повышать зарплату и ориентировать её повышение и на молодых талантливых специалистов.
Поэтому прошу в решении совета очень точно сгруппировать эти основные направления и записать, какие документы по каждому направлению мы разрабатываем. На это даю неделю. А все решения в развитие этого основного должны быть подготовлены в течение месяца, до нового года. Таких решений, должно быть, не меньше десяти. По самым разным направлениям. Но чем конкретнее будет задача, тем энергичней и больше мы сконцентрируем ресурсов на ее решении.
Я не забыл, что следующий год — Год учителя. Но убеждён, что всё, что мы делаем, это и есть задача Года учителя. Единственное, в этом плане попрошу особо выделить следующее направление — надо предусмотреть в наступающем году масштабную грантовую программу. Чтобы было много разных грантов, чтобы было много профессиональных конкурсов, чтобы было больше возможностей отличиться и под какие-то инновационные идеи, программы, проекты получить дополнительный ресурс. Чтобы общество всё время видело, что каждый период времени учителя поощряются, каждый период времени какая-то школа отмечается. Что в этой сфере идёт обновление, что в этой сфере идёт развитие. Это не потребует огромных денег, но позволит очень серьёзно поддержать общественное внимание к учителю.
Я всех благодарю, ещё раз желаю всем успехов.
 
 
К публикации подготовила Светлана КИТЕЛЁВА, редакция ОблЦИТ

Назад