Новосибирская открытая образовательная сеть




Сейчас

 

Все новости

Ноябрь 2015 Октябрь 2015 Сентябрь 2015 Август 2015 Июль 2015 Июнь 2015 Май 2015 Апрель 2015 Март 2015 Февраль 2015 Январь 2015

 

Декабрь 2014 Ноябрь 2014 Октябрь 2014 Сентябрь 2014 Август 2014 Июль 2014 Июнь 2014 Май 2014 Февраль 2014 Январь 2014

 

Декабрь 2013 Ноябрь 2013 Октябрь 2013 Сентябрь 2013 Август 2013 Июль 2013 Июнь 2013 Май 2013 Апрель 2013 Март 2013 Февраль 2013 Январь 2013

 

Декабрь 2012 Ноябрь 2012 Октябрь 2012 Сентябрь 2012 Август 2012 Июль 2012 Июнь 2012 Май 2012 Апрель 2012 Март 2012 Февраль 2012 Январь 2012

 

Декабрь 2011 Ноябрь 2011 Октябрь 2011 Сентябрь 2011 Август 2011 Июль 2011 Июнь 2011 Май 2011 Апрель 2011 Март 2011 Февраль 2011 Январь 2011

 

Декабрь 2010 Ноябрь 2010 Октябрь 2010 Сентябрь 2010 Август 2010 Июль 2010 Июнь 2010 Май 2010 Апрель 2010 Март 2010 Февраль 2010 Январь 2010

 

Декабрь 2009 Ноябрь 2009 Октябрь 2009 Сентябрь 2009 Август 2009 Июль 2009 Июнь 2009 Май 2009 Апрель 2009 Март 2009 Февраль 2009 Январь 2009

 

Декабрь 2008 Ноябрь 2008 Октябрь 2008 Сентябрь 2008 Август 2008 Июль 2008 Июнь 2008 Май 2008 Апрель 2008 Март 2008 Февраль 2008 Январь 2008

 

Декабрь 2007 Ноябрь 2007 Октябрь 2007 Сентябрь 2007 Август 2007 Июль 2007 Июнь 2007 Май 2007 Апрель 2007 Март 2007 Февраль 2007 Январь 2007

 

Декабрь 2006 Ноябрь 2006 Октябрь 2006 Сентябрь 2006 Август 2006 Июль 2006 Июнь 2006 Май 2006 Апрель 2006 Март 2006 Февраль 2006 Январь 2006

 

Декабрь 2005 Ноябрь 2005 Октябрь 2005 Сентябрь 2005 Август 2005 Июль 2005 Июнь 2005 Май 2005 Апрель 2005 Март 2005 Февраль 2005 Январь 2005

 

Декабрь 2004 Ноябрь 2004 Октябрь 2004 Сентябрь 2004 Август 2004 Июль 2004 Июнь 2004 Май 2004 Апрель 2004 Март 2004 Февраль 2004 Январь 2004

 

Декабрь 2003 Ноябрь 2003 Октябрь 2003 Сентябрь 2003 Август 2003 Июль 2003 Июнь 2003 Май 2003 Апрель 2003 Март 2003 Февраль 2003 Январь 2003
18.03.2004

Обзор прессы №98 от 18.03.2004

Ведущая рубрики - Анна Петрова

«Учительская газета»

Нужен ли конкурс в первый класс? Еще весна не вошла в свои права, а кампания по записи детей в первый класс уже в полном разгаре. Перед дилеммой, куда отдать свое чадо, стоят семьи, в которых малыши достигли школьного возраста. Чего хотят мамы и папы, известно: и чтобы школа была рядом, и чтобы хорошее образование детям давала. Но посмотрим на проблему со стороны руководства общеобразовательных учреждений. Известный тезис, что хороших школ на всех не хватает, вносит свои коррективы в процедуру приема будущих первоклассников. О ситуации и мнениях на этот счет – «Учительская газета» от 16 марта.

Со многими трудностями при наборе учащихся сталкиваются в основном престижные школы, ибо, как заметил Александр Сопин, директор гимназии №3 из Иркутска, желающих гораздо больше, чем школа может принять. А общий интеллектуальный фон набираемых детей оставляет желать лучшего. Существует (хотя и оспаривается в последнее время) привязка образовательных учреждений города к микрорайону. «Получается, мы обязаны брать всех, кто проживает в нашем микрорайоне. А потом от нас требуют, чтобы мы поддерживали высокий уровень гимназического образования. Парадокс, не правда ли? Так, может быть, все школы назовем гимназиями и будем учить детей на продвинутом уровне?» — в свою очередь спрашивает Александр Александрович. Он в принципе за конкурсный отбор. Говорит, что уверенность в этом решении продиктована практическим опытом. Сейчас в гимназии принято собеседование с детьми и их родителями, но запись гарантирована всем. Это больше походит на семейное знакомство, чем на экзамен. Важно, не ЧТО, а КАК отвечает будущий ученик.

Совершенно другого мнения Александр Литвинов, директор средней школы №10 города Лабинска Краснодарского края. Вот что он нам сказал: — Глубоко сомневаюсь в том, что для приема в первый класс в различных престижных учебных заведениях нужен отбор. Настоящих гимназий и лицеев не так уж и много. Настоящие, я считаю, это те, где всем уютно — и гиперактивным, и гиподинамичным детям. А их, как правило, и не принимают в эти учебные заведения. «Приемные экзамены» в первый класс, по сути, порочны, если не преступны. Ведь что такое первая встреча ребенка со школой? Первая попытка сотрудничества учителя и ученика, смысл которого в той радости, которую он дает. Радость и ее ожидание должны пронизывать всю жизнь и деятельность ребенка. А эта первая встреча со школой подчас заканчивается для него плачевно: не приняли...

Рассказывает Анна Данилова, директор гимназии №6 из Новороссийска: «Наше учебное заведение — гимназия с углубленным изучением иностранных языков: английского, немецкого и французского. Набор в первый класс происходит фактически в течение всего предыдущего учебного года: будущие первоклассники занимаются в группах подготовки к школе. Там специалисты, прошедшие специальную подготовку, — логопед, психолог, учителя начальных классов — раз в неделю ведут с ребятами занятия, готовя их к условиям школы, формируя начальные навыки учебной деятельности. Родители же определяются, стоит ли ребенку учиться в языковой школе».

В каждом регионе органы управления образованием знают, в какие школы родители хотят привести своих детей, а какие стараются обойти стороной. В общем-то, эти органы управления для того и созданы, чтобы оптимизировать сеть образовательных учреждений, распределять потоки учащихся. Одни школы, как нерентабельные предприятия, следует закрывать и присоединять к тем, которые являются современными в полном смысле этого слова, другие, где есть хотя бы какие-то ростки развития, перестраивать. В любом случае надо делать школу такой, чтобы туда захотелось отдавать детей!


«Новые Известия»

На заседании Мосгордумы принят закон «Об общем образовании», призванный «разрешить проблемы детской беспризорности». Преподаватели экспериментальных и частных школ обеспокоены, что исполнение буквы закона приведет к возвращению в стены классов унылой советской «обязаловки», практики отбытия детьми 11-летнего заключения «от звонка до звонка». Рассказывает газета «Новые Известия» от 16 марта.

По сути, реанимируется всеобуч – система всеобщего обязательного образования в государственных школах, введенная в начале 30-х годов прошлого века и отмененная в конце 80-х в связи с появлением экспериментальных и частных школ. Теперь опять вводится «строгий и неукоснительный учет детей до 18 лет и проверка явки детей от 6 до 18 лет в образовательные учреждения». Списочный учет молодых москвичей будут вести управы районов, а школы и детские сады при участии местных органов власти будут проверять явку своих подопечных. Делается все это с благородной целью – «разрешить проблемы детской беспризорности». Всего в городе сегодня учатся около 1,5 млн. детей и подростков, из них более миллиона – в системе общего среднего образования.

Учет, конечно, дело хорошее. И гораздо лучше, когда ребенок, пока мама с папой на работе, пребывает под надзором учителей, чем по улицам шляется. Но проблема безнадзорности, то есть этого самого шляния по улицам, при живых и здоровых родителях, в первую очередь связана с качеством образования. С тем, интересно ли ребенку в школе, не хочется ему из нее допоздна уходить, или всеми правдами и неправдами стремится он прогулять урок, сбежать с очередного мероприятия. Никакое ужесточение дисциплины, никакой контроль за каждым шагом ученика не удержат его в классе, считает газета. А если и удержат, отобьют на всю жизнь тягу к знаниям. Уж как привлекателен был эксперимент по введению в ряде столичных средних учебных заведений системы «школы полного дня», а вырождается это пока в опостылевшую «продлюгу», где педагоги с тоской посматривают на часы, дожидаясь 20.00, когда можно будет отпустить арестованных питомцев по домам.


«Труд»

Газета «Труд» от 17 марта приводит «расценки», существующие сегодня на так называемое «бесплатное» образование. По данным всероссийского мониторинга, проведенного Высшей школой экономики по заказу бывшего Министерства образования РФ, 92 процента мам и пап учеников из года в год вынужденно "спонсируют" школьный ремонт, шторы, охрану, подарки учителям. В общей сложности в стране на нужды образования направляется 5,6 процента валового внутреннего продукта, причем вклад государства составляет 3,4 процента, а оставшиеся 2,2 процента добавляют семьи.

Самых больших затрат требуют подготовка и поступление в вуз. На эти цели у российских родителей уходит в среднем по 700 долларов в год. Но это их не пугает: 72 процента хотят, чтобы их дети непременно получили высшее образование, а 13 процентов готовы даже влезать в долги, продать автомобиль или квартиру. Любопытно, что почти половина семей (47 процентов) согласна дать взятку за неофициальную помощь отпрыску, пожелавшему стать студентом. Материальные жертвы (и пожертвования) взрослого поколения, видимо, не будут напрасными. На вопрос: "Для чего прежде всего нужно высшее образование?" - 47 процентов молодых людей заявили: "Чтобы больше зарабатывать".

Эксперты Высшей школы экономики разделили образовательные затраты домашних хозяйств на "белые", "черные" и "серые". К "белым", или, вернее сказать, прозрачным, затратам были отнесены: официальная плата за обучение или дополнительные занятия, платное поступление на следующую ступень образования, деньги на охрану школы, экскурсии, походы, предварительное тестирование, оплату общежития. Под "черными" деньгами подразумевается прямая взятка за поступление в вуз или за сдачу экзамена в сессию. Промежуточные "серые" затраты - плата частным лицам за репетиторство, подготовка курсовых или дипломных работ, съем частного жилья, подарки, другие неофициальные платежи за "особое отношение" к учащемуся. По оценке экспертов, сегодня в сфере высшего образования вращается 128 миллиардов рублей, это 70 миллиардов "семейных денег" и только 58 миллиардов - бюджетных. Интересен и другой вывод экспертов: гораздо больше тратят на образование те родители, чьи дети обучаются в государственных, а не в частных вузах.


«Вечерний Новосибирск»

На фоне роста подростковой преступности, потери молодежью нравственных ориентиров все чаще возникают вопросы: а можно ли что-то противопоставить агрессивному натиску бездуховности, можно ли что-то изменить в воспитательном процессе, пока еще не поздно? На эти вопросы газете «Вечерний Новосибирск» от 13 марта отвечает управляющий Новосибирской епархией Русской Православной Церкви архиепископ Новосибирский и Бердский Тихон.

«В нравственном кризисе современной молодежи не стоит винить только молодежь. Родители, и вообще взрослые люди, несут большую ответственность перед детьми, нежели дети и молодежь перед родителями и взрослыми. Сердце ребенка, как учат Святые Отцы, подобно мягкому воску, на котором легко может запечатлеться как образ Бога, так и образ сатаны. Какой именно образ получат они, это зависит от действий тех, кто накладывает на детей свою печать воспитания. Недостаток или отсутствие доброкачественного воспитания теперь начинает осознаваться и людьми далекими от православной педагогической традиции. Если не прилагать усилия к лечению этой страшной социальной болезни общества, то Россия придет не к возрождению, а еще большему кризису и упадку. Для исправления недостатков в воспитании детей и молодежи сначала необходимо ясно указать - где подлинная причина современных пробелов в воспитании и где искать правильное решение этих проблем».

«Вопрос «кто виноват?» - извечный. Может быть, в неправильном воспитании виновата Церковь? Но ведь более семидесяти лет абсолютное большинство детей России было отлучено от церковного влияния. Только некоторые из их родителей, а чаще мудрые бабушки, учили, что есть Бог - Высший Разум, Который видит и знает все наши дела и даже помыслы и стремления сердца. Но может, все-таки в отсутствии доброго воспитания виноваты больше родители? Как утверждал живший еще в дохристианскую эпоху учитель Квинтиллиан - «дети не из школы впервые выносят дурные привычки, но они приносят их с собой в школу, они перенимают их обыкновенно у своих родителей, которые подают им дурной пример». Так рассуждал языческий философ, и трудно сказать, что к нашему времени его высказывание не подходит. В школу ребенок попадает, к сожалению, уже получив немало дурных привычек и навыков».

«На чем основывалась в своей системе отделенная от Церкви известным Декретом 1918 года российская школа? На безбожии как основе социального устройства, научно-технического прогресса и всех других сторон жизни, в том числе и педагогики. А безбожие как идеология разрушения, разрушая традиционную для России систему образования и воспитания, никак не помогало родителям заложить основы духовно-нравственного воспитания детей. Сама российская школа в настоящее время находится в поиске духовно-нравственных основ воспитания. В первые годы перестройки школа пережила большой соблазн - в подражание западной социально-педагогической доктрине отказаться от воспитания вообще. Но разве может школа отказаться от воспитания? Даже декларируя отсутствие воспитательной программы или воспитательных принципов, школа все равно будет воспитывать. Только это воспитание будет или подражанием какой-либо уже имеющейся модели воспитания, или антивоспитанием. Если вспомнить российскую школу середины двадцатого столетия, то тогда среди большинства учащих и учащихся еще сохранялась воспитательная закваска и духовно-нравственная инерция дореволюционной школы, опиравшаяся на многовековой опыт религиозного воспитания и образования. Традиционная для России система образования была крепка православным укладом воспитания детей в общеобразовательной школе. Отсюда учителя учились смотреть на детей, как на дар Божий. Отсюда дети учились с почтением относиться к своим родителям. Отсюда нравственный авторитет педагога и доверие родителей к школе. Даже в молитву, которую обычно читают перед началом учения, заложена концепция традиционного российского образования и воспитания. Перед учением учащийся просит, чтобы, «внимая преподаваемому учению», он мог возрастать «Создателю во славу, родителям во утешение, Церкви и Отечеству на пользу». В этом и заключается истинная цель и смысл жизни».

«Свободное общество дает равные возможности добру и злу. Но зло более агрессивно, использует методы, которыми добро не может воспользоваться. Свобода и нравственность никогда не войдут в противоречие, если свободу понимать как служение добру и развитие в добре. Там, где свобода - это произвол, там - зло. Лучшее образование, которое может дать детям и молодежи школа, - это образование в них доброго и благого нрава, воспитание в духе преданности родителям и Отечеству, в духе жертвенной любви к страждущим. Воспитывать нужно так, чтобы человек всегда избирал добро, даже если в данный момент ему это по-житейски невыгодно. И здесь Церковь могла бы стать незаменимым помощником. На чем зиждется тысячелетний опыт Церкви по воспитанию детей? На нравственном законе, который находит отклик в сердце каждого человека. Когда нарушается нравственный закон - начинается деградация души человека, деградация всего общества. Если искажаются нравственные ориентиры, то возникают страшные социальные проблемы. Эти проблемы уже начинают беспокоить наше общество. Если срочно не восполнить начавшую оскудевать нравственную составляющую в образовании, то последствия для общества могут быть непредсказуемы».

Назад