Новосибирская открытая образовательная сеть




Сейчас

 

Все новости

Ноябрь 2015 Октябрь 2015 Сентябрь 2015 Август 2015 Июль 2015 Июнь 2015 Май 2015 Апрель 2015 Март 2015 Февраль 2015 Январь 2015

 

Декабрь 2014 Ноябрь 2014 Октябрь 2014 Сентябрь 2014 Август 2014 Июль 2014 Июнь 2014 Май 2014 Февраль 2014 Январь 2014

 

Декабрь 2013 Ноябрь 2013 Октябрь 2013 Сентябрь 2013 Август 2013 Июль 2013 Июнь 2013 Май 2013 Апрель 2013 Март 2013 Февраль 2013 Январь 2013

 

Декабрь 2012 Ноябрь 2012 Октябрь 2012 Сентябрь 2012 Август 2012 Июль 2012 Июнь 2012 Май 2012 Апрель 2012 Март 2012 Февраль 2012 Январь 2012

 

Декабрь 2011 Ноябрь 2011 Октябрь 2011 Сентябрь 2011 Август 2011 Июль 2011 Июнь 2011 Май 2011 Апрель 2011 Март 2011 Февраль 2011 Январь 2011

 

Декабрь 2010 Ноябрь 2010 Октябрь 2010 Сентябрь 2010 Август 2010 Июль 2010 Июнь 2010 Май 2010 Апрель 2010 Март 2010 Февраль 2010 Январь 2010

 

Декабрь 2009 Ноябрь 2009 Октябрь 2009 Сентябрь 2009 Август 2009 Июль 2009 Июнь 2009 Май 2009 Апрель 2009 Март 2009 Февраль 2009 Январь 2009

 

Декабрь 2008 Ноябрь 2008 Октябрь 2008 Сентябрь 2008 Август 2008 Июль 2008 Июнь 2008 Май 2008 Апрель 2008 Март 2008 Февраль 2008 Январь 2008

 

Декабрь 2007 Ноябрь 2007 Октябрь 2007 Сентябрь 2007 Август 2007 Июль 2007 Июнь 2007 Май 2007 Апрель 2007 Март 2007 Февраль 2007 Январь 2007

 

Декабрь 2006 Ноябрь 2006 Октябрь 2006 Сентябрь 2006 Август 2006 Июль 2006 Июнь 2006 Май 2006 Апрель 2006 Март 2006 Февраль 2006 Январь 2006

 

Декабрь 2005 Ноябрь 2005 Октябрь 2005 Сентябрь 2005 Август 2005 Июль 2005 Июнь 2005 Май 2005 Апрель 2005 Март 2005 Февраль 2005 Январь 2005

 

Декабрь 2004 Ноябрь 2004 Октябрь 2004 Сентябрь 2004 Август 2004 Июль 2004 Июнь 2004 Май 2004 Апрель 2004 Март 2004 Февраль 2004 Январь 2004

 

Декабрь 2003 Ноябрь 2003 Октябрь 2003 Сентябрь 2003 Август 2003 Июль 2003 Июнь 2003 Май 2003 Апрель 2003 Март 2003 Февраль 2003 Январь 2003
06.04.2004

Обзор прессы №101 от 6.04.2004

Ведущая рубрики - Анна Петрова

«Независимая газета»

Недавно первый замминистра образования и науки Владимир Филиппов обозначил одно из основных направлений государственной политики в отношении российских вузов, сообщает «Независимая газета» от 2 апреля. По его словам, это направление заключается в уравнивании государственных и негосударственных высших учебных заведений в их правах. В частности, как заметил Филиппов, вузам должна быть предоставлена равная возможность для участия в конкурсе на размещение государственного задания и равный доступ в получении бюджетных средств.

Безусловно, деньги из бюджета будут поступать только к обеспечивающим действительно качественную подготовку специалистов. Именно поэтому должна быть стерта грань между понятиями «государственный» и «негосударственный». Вузы должны делиться на аккредитованные и не аккредитованные государством. А сама аккредитация становится эквивалентной качеству. По словам Владимира Филиппова, необходимо в связи с этим резко повысить требования к аккредитации и разработать критерии гарантий качества подготовки специалистов в негосударственных вузах. Распределение же бюджетных средств между государственными и негосударственными вузами станет реальностью тогда, когда в Бюджетный кодекс РФ будут внесены соответствующие поправки.

Сегодня численность негосударственных вузов достигает 600, и 390 из них имеют государственную аккредитацию. Новость, конечно, удивительна прежде всего тем, что в сущности меняет облик нашего высшего образования. Мы не смогли удержаться, чтобы не обсудить ее с ректорами наших ведущих государственных вузов. Что они думают об идее уравнивания в правах государственных и негосударственных вузов?

Игорь Федоров, ректор Московского государственного технического университета им. Н.Э. Баумана: «Сама постановка задачи несколько неожиданна. В том смысле что, когда создавались негосударственные вузы, их основной задачей было: разгрузка госбюджета и увеличение доступности образования за счет тех слоев населения, которые в состоянии оплачивать обучение своих детей. Теперь речь о разгрузке госбюджета не идет, и задача уже ставится по-другому. В принципе можно рассуждать и так: если специалисты необходимы нашей экономике, то вузы, которые их готовят, могут получать деньги из бюджета независимо от их статуса. Но при этом очень важно соблюдать одно условие: должна существовать объективная и строгая оценка качества подготовки специалистов в этом вузе. Чтобы получение госзаказа не было результатом лоббирования, а было результатом объективной оценки качества тех специалистов, которых готовят в данном высшем учебном заведении».

Валерий Минаев, избранный ректор Российского государственного гуманитарного университета: «Совершенно очевидно, что идут поиски мер для снятия давления образовательной сферы на бюджет. Этой задаче посвящены многие элементы современной реформы образования. Распределение части бюджетных мест в негосударственные вузы во многом служит той же цели. Вряд ли эти высшие школы получат достаточное количество средств, в том числе на содержание и ремонт зданий и так далее. К сожалению, я не очень хорошо знаком с работой российских частных вузов. Однако теоретически могу предположить, что качество образования в лучших из них может быть высоким. Сегодня такие вузы могут согласиться на подготовку бюджетных студентов, нужных государству, главным образом не столько по экономическим мотивам, сколько по соображениям престижа. В будущем же государству, если оно рассчитывает на долговременные перспективы и сотрудничество с частными вузами, придется искать способы, чтобы заинтересовать их в совместной деятельности».


«Парламентская газета»

О высшем образовании в России – такова тема радиобеседы, записанной журналистами «Парламентской газеты» №1433 с ректором МГУ им. Ломоносова В.А. Садовничим. Предлагаем вашему вниманию некоторые отрывки из этой беседы.

«Как и во все времена, университеты хотят стабильности - от этого зависит их развитие. И, конечно, каждое государство, а для России это особенно актуально, должно ставить во главе угла своей политики поддержку образования и науки. Экономика, природные ресурсы, производительность - все это меняется и исчерпывается. А образование и наука - заделы на будущее, пласты, которые всегда обогащают. Когда стабильно материальное положение университетов, когда общество спокойно, образованию хорошо».

«На заседании Совета по науке при Президенте России, членом которого я являюсь, мне довелось делать доклад о состоянии российской науки, о сохранении ее кадров. На самом деле за последние годы наша наука понесла тяжелые потери. Статистика говорит, что половина ученых ушли либо в бизнес и сферу обслуживания либо уехали в другие страны, чтобы там устроить свою жизнь. Главные причины этой, как принято говорить, утечки умов - три неблагоприятных фактора. Первый - очень низкая заработная плата. Зная международные стандарты, даже не очень удобно называть ту сумму, которую получает наш ученый. Второй фактор - люди в России сейчас не могут решить жилищную проблему. К сожалению, у нас не создана система приобретения жилья через ипотечные кредиты, займы или каким-то другим способом. И человек уезжает за границу, чтобы заработать, вернуться и приобрести жилье. Наконец, третий фактор, который тоже отмечает статистика, - отсутствие в ряде научных учреждений современного оборудования и новых материалов. А если ученый не может работать на современном уровне, он едет туда, где этот уровень достаточен».

«Как скоро российские дипломы будут признаваться в Европе и в мире? Еще не было случая, чтобы выпускник Московского университета поехал работать в зарубежный университет и его диплом не был бы признан. Так называемая утечка умов - еще и показатель того, что образование в России на очень высоком уровне. Если бы в мире не признавали наше образование и наши дипломы, люди бы не уезжали. Однако существуют формальности. Но чтобы сравнить дипломы различных университетов, стоит просто посмотреть, какие курсы в каком объеме прочитаны. Так что большой проблемы нет. Сейчас, как известно, в Европе идет процесс интеграции и в экономике, и в политической сфере. Болонская декларация объединяет системы образования европейских стран. Конечно, возник вопрос, на каком уровне их объединять? Ведь у разных стран разные системы, менталитеты, духовные составляющие в образовании, разные культуры и разные потребности. Собственно говоря, вопрос в том, что взять за нижнюю планку. От чего отталкиваться, чтобы европейские системы образования были сравнимы, а дипломы признаваемы? Но я думаю, что и Болонская декларация не подразумевает, чтобы в образовании разных стран все было одинаково. Этого быть не может и не должно».


«Учительская газета»

От проблем высшего образования – к школьному. Как и любое другое обучение, изучение иностранного языка в школе должно быть правильно организовано, считает «Учительская газета» от 6 апреля. Что это значит? Прежде всего у ребенка должны быть выработаны те необходимые навыки, которые позволят ему быстро и эффективно усваивать информацию. Формирование таких навыков — процесс небыстрый и требует планомерной работы педагогов и психологов. Начальная школа — это тот возраст, когда мы должны показать ребенку, как сделать процесс усвоения школьной программы более легким и успешным. То есть мы должны научить его учиться.

Не секрет, что отсутствие желания учиться — одна из самых частых жалоб родителей. В случае иностранного языка ситуация только усугубляется. Если ребенок как-то внутренне согласен с тем, что «все должны уметь читать и писать», то почувствовать, почему ему так уж нужен этот английский язык, и тем более понять, что значит «это пригодится в будущем», 6-7 летний ребенок не в состоянии. Поэтому нужно постараться максимально приблизиться к созданию социокультурной среды страны изучаемого языка. Книжки — только в подлиннике, компьютерные игры — например, только на английском (мол, не перевели еще), театральная студия — тоже. Нужно обязательно постараться использовать все, пусть минимальные, возможности сделать язык «функциональным», поскольку наличие мотивации всегда положительно влияет на протекание всех других психических процессов — памяти, внимания, речи, а вот ее отсутствие успехи даже способного к языку ребенка может свести к нулю.

Обучение иностранному языку будет наиболее эффективным, если учитывать индивидуальные особенности ребенка. Известно, что изменение метода обучения и способа подачи информации может довольно сильно повысить объем запоминаемого материала, увеличить скорость усвоения информации и т.д. Знание о том, как именно работает мозг данного ребенка, может существенно облегчить жизнь педагогу. Ведь если мы знаем, в каком темпе ему нужно предъявлять информацию, как часто переключать с одного задания на другое, какие у него особенности работы зрительно-пространственной и слухоречевой памяти, сформированы ли те необходимые навыки, о которых говорилось выше, мы можем соответствующим образом построить программу обучения. Кроме того, эти особенности работы мозга можно использовать и для выбора иностранного языка. Например, если у ребенка хорошая память на зрительные образы, ему будет легче запомнить английские слова, которые в основном пишутся совсем не так, как слышатся.


«Известия»

Газета "Известия" пошла на интересный эксперимент: ее корреспондент провела собственный рейд по проверке школьной безопасности. Что из этого вышло – опубликовано в номере от 31 марта.

Поскольку все несколько сотен московских школ обойти невозможно, было решено действовать методом случайной выборки. Углубившись во дворы в районе метро "Красные ворота", затем - в центре района Митино, корреспондент "Известий" приставала к прохожим с вопросом: "Где здесь школа?" Обнаружив искомое, делала каменное лицо и устремлялась внутрь. После шпионских вылазок в пять школ в центре города и в пять на окраине стало понятно: все школы охраняются, только непонятно от кого.

«В школе № 613 солидная ограда и высокое крыльцо. За столом неподалеку от входа - средних лет дама в форме охранного предприятия. Решительным шагом вступая в вестибюль, жду сурового оклика. Тишина. Проводив равнодушным взглядом мою удаляющуюся спину, охранница погружается в журнал. Не спеша шатаюсь по коридорам, заглядывая в открытые нараспашку двери классов. В приемной директора несколько педагогов заняты увлекательным разговором. За четверть часа, что я провела здесь, никто не поинтересовался, что делает в школе совершенно посторонний человек. Точно так же, не оказав никакого сопротивления, "пали" школы № 1090 (охранник был занят разговором с юной учительницей), № 1191 (мужчина в форме потерялся в толпе родителей, заполонивших вестибюль), находящиеся там же».

«В следующий школьный вестибюль (№ 1227) вступаю со смутной надеждой: как-никак школа с углубленным изучением английского языка - здесь с охраной наверняка строже. Несколько ступенек вниз, натыкаюсь на молодого рослого охранника. Он возится с ключами, запирая кладовку, не замечая входящих. За несколько минут обнаруживаю в школе уборщицу, парочку кокетничающих старшеклассников и бесхозные мешки с физкультурной формой, валяющиеся в коридоре. На выходе наблюдаю, как охранник все-таки остановил подозрительную, с его точки зрения, женщину. "Да я родительский комитет!" - на ходу отбивается та и поднимается выше».

«397-я школа - новенькая, после капитального ремонта, с выложенными свежей плиткой полами и жалюзи на окнах. При входе на стульях чинно сидят мамы и бабушки, сверля взглядами молодого человека в форме. Молодой человек думает о своем и на мое появление не реагирует никак. Совершенно растерявшись, направляюсь в 179-ю, что прямо напротив Государственной думы. Вызывающе глядя в глаза седому мужчине в форме, сидящему за столом напротив входа, топаю напролом. "Вы за ребенком? - с надеждой спрашивает тот. - Ну проходите". Наконец-то - так счет школ, где меня хотя бы спросили, зачем я иду, открылся. В их числе оказались 1192-я (девушки за столиком строго окликают каждого входящего) и 1747-я (охранник выбрал пост прямо напротив входа)».

«Приют измученной душе нашелся только во французской гимназии № 1225. В предбаннике, увешанном номерами счетов для пожертвований пострадавшим от терактов, привычно топтались родители, даже не пытаясь прорваться внутрь. В запертую на замок дверь пришлось стучаться минут пять, пока глазок на ней не потемнел и не появился пожилой гражданин в черной униформе. Придирчиво выспросил, что мне нужно, потребовал паспорт, записал его данные в журнал и, заперев дверь, проводил к секретарю. Потом, встав поперек открытой двери, тщательно просеял всех желающих войти и выйти».

Итог эксперимента таков: из десяти школ попасть не удалось только в две, в трех пришлось придумать "легенду", в пяти вход оказался свободен. Выводы из журналистской микроинспекции неутешительные. Первый: в половине школ охранниками работают люди либо крайне деликатные, либо очень неразговорчивые. Спрашивать о том, зачем совершенно посторонний человек идет в школу, они либо робеют, либо ленятся. Чтобы прорвать этот "заслон", нужно как минимум не смотреть им в глаза, максимум - сказать "здравствуйте". Второй: шанс обнаружить более или менее качественную охрану выше в гимназии или школе "с уклоном". Третий: и в центре, и на окраинах Москвы школы охраняются одинаково плохо. При том, что ежемесячно каждый из родителей сдает 40-50 рублей на охрану, а среднее охранное предприятие получает в месяц в каждой школе не меньше 20 тысяч рублей.

Назад