Новосибирская открытая образовательная сеть




Сейчас

 

Все новости

Ноябрь 2015 Октябрь 2015 Сентябрь 2015 Август 2015 Июль 2015 Июнь 2015 Май 2015 Апрель 2015 Март 2015 Февраль 2015 Январь 2015

 

Декабрь 2014 Ноябрь 2014 Октябрь 2014 Сентябрь 2014 Август 2014 Июль 2014 Июнь 2014 Май 2014 Февраль 2014 Январь 2014

 

Декабрь 2013 Ноябрь 2013 Октябрь 2013 Сентябрь 2013 Август 2013 Июль 2013 Июнь 2013 Май 2013 Апрель 2013 Март 2013 Февраль 2013 Январь 2013

 

Декабрь 2012 Ноябрь 2012 Октябрь 2012 Сентябрь 2012 Август 2012 Июль 2012 Июнь 2012 Май 2012 Апрель 2012 Март 2012 Февраль 2012 Январь 2012

 

Декабрь 2011 Ноябрь 2011 Октябрь 2011 Сентябрь 2011 Август 2011 Июль 2011 Июнь 2011 Май 2011 Апрель 2011 Март 2011 Февраль 2011 Январь 2011

 

Декабрь 2010 Ноябрь 2010 Октябрь 2010 Сентябрь 2010 Август 2010 Июль 2010 Июнь 2010 Май 2010 Апрель 2010 Март 2010 Февраль 2010 Январь 2010

 

Декабрь 2009 Ноябрь 2009 Октябрь 2009 Сентябрь 2009 Август 2009 Июль 2009 Июнь 2009 Май 2009 Апрель 2009 Март 2009 Февраль 2009 Январь 2009

 

Декабрь 2008 Ноябрь 2008 Октябрь 2008 Сентябрь 2008 Август 2008 Июль 2008 Июнь 2008 Май 2008 Апрель 2008 Март 2008 Февраль 2008 Январь 2008

 

Декабрь 2007 Ноябрь 2007 Октябрь 2007 Сентябрь 2007 Август 2007 Июль 2007 Июнь 2007 Май 2007 Апрель 2007 Март 2007 Февраль 2007 Январь 2007

 

Декабрь 2006 Ноябрь 2006 Октябрь 2006 Сентябрь 2006 Август 2006 Июль 2006 Июнь 2006 Май 2006 Апрель 2006 Март 2006 Февраль 2006 Январь 2006

 

Декабрь 2005 Ноябрь 2005 Октябрь 2005 Сентябрь 2005 Август 2005 Июль 2005 Июнь 2005 Май 2005 Апрель 2005 Март 2005 Февраль 2005 Январь 2005

 

Декабрь 2004 Ноябрь 2004 Октябрь 2004 Сентябрь 2004 Август 2004 Июль 2004 Июнь 2004 Май 2004 Апрель 2004 Март 2004 Февраль 2004 Январь 2004

 

Декабрь 2003 Ноябрь 2003 Октябрь 2003 Сентябрь 2003 Август 2003 Июль 2003 Июнь 2003 Май 2003 Апрель 2003 Март 2003 Февраль 2003 Январь 2003
15.04.2004

Обзор прессы №103 от 15.04.2004

Ведущая рубрики - Анна Петрова

«Аргументы и Факты. Семейный совет»

Число загородных оздоровительных учреждений уменьшается весьма ощутимо: на сотню-полторы ежегодно, сообщает газета «Аргументы и Факты. Семейный совет» от 10 апреля. Между тем, ни о реконструкции, ни о строительстве новых объектов такого рода в самом первом распоряжении Михаила ФРАДКОВА в своей новой должности, посвященного как раз каникулам, даже не упоминается. Вот почему из почти двадцати миллионов российских школьников организованно отдохнуть этим летом смогут не более четверти.

Как и прежде, в первую очередь путевками должны быть обеспечены «дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации». По общепринятой практике к таковым относятся сироты и ребятишки, находящиеся под опекой. Далее идут дети работников бюджетных организаций и юные спортсмены. Только эти категории могут претендовать на стопроцентную оплату стоимости отдыха за счет бюджета Фонда социального страхования. Остальным соискателям лагерных мест компенсация может быть предоставлена в размере до половины стоимости путевки. А устанавливают ее органы исполнительной власти субъектов Федерации, исходя из фактически сложившихся цен.

Так, трехнедельная смена в Подмосковье начинается с 9 тысяч рублей, а в Краснодарском и Приморском краях — с 12 тысяч. Это хоть и не намного, но все равно дороже, чем в государственных детских оздоровительных и санаторных лагерях круглогодичного действия. Для них потолочная цена суточного отдыха, установленная распоряжением премьера, составит 400 рублей. Правда, сейчас еще можно найти путевки и по 5–6 тысяч рублей. По такой цене можно будет попасть в некоторые ведомственные лагеря, расположенные в Центральной России. Но обычно за такие деньги и смена бывает короче — не три, а две недели. Впрочем, никакая цена не гарантирует полноценного детского отдыха. Многие летние неприятности связаны с тем, что лагерный персонал, особенно на пищеблоки, набирается, что называется, с улицы. В итоге ни одно лето не обходится без «кухонных» ЧП. Но и при нормальных поварах дети зачастую набирают не столько здоровье, сколько вес. Из-за необходимости укладываться в смету приходится экономить на детском питании. Нет, с калориями там все в порядке. За этим следят строго. Только вот вместо свежих овощей, фруктов, соков, мяса и рыбы в меню преобладают каши, макароны, булочки и кондитерка. И это как раз в тот период, когда рацион должен быть насыщен витаминами и микроэлементами.

Есть проблемы с водой, и не только горячей, но и с качественной питьевой. По данным Госсанэпидемслужбы России наиболее неблагополучны в этом смысле Архангельская, Смоленская, Костромская и Омская области. Да и с банальной простудой не все так просто. Тот же источник утверждает, что в прошлом году какое-нибудь из острых респираторных заболеваний случилось с 12,4 детей из каждой тысячи лагерных отдыхающих. Причем львиная их доля связана с несоблюдением температурного режима в палатах. Попросту говоря, опять-таки из экономии, не топят, когда по ночам, особенно в первую и третью смены, бывает уже просто холодно. Хорошо, когда лагерь в лесу. Свежий воздух, птички поют. Но еще там же обитают и назойливое комарье, и совсем небезобидные клещи. Только вот так называемая «барьерная обработка» территорий, защищающая детей от этих напастей, из-за нехватки средств проводится от случая к случаю и не всегда в нужных объемах. А, между прочим, две трети наших лесных территорий относится к разряду энцефалитоопасных.

Особенно непросто тем семьям, где дети доросли до старшего подросткового возраста: 16–17 лет. Этих в отечественные лагеря уже не берут, «староваты». И к сельской бабушке их не особо заманишь. Для них местные власти в соответствии с распоряжением премьера должны обеспечить временные рабочие места. Иногда такое случается. Вот только попасть на них еще сложнее, чем в лагерь с полной оплатой стоимости путевки. Просто мест таких, даже временных, куда меньше, чем желающих их занять. Остается двор или какой-нибудь зарубежный вариант. Там возраст — не помеха. Но и цены начинаются от 500 евро. Столько стоит пара недель в трехзвездочном юношеском лагере в Болгарии или Турции. В Словакии или Польше за те же деньги ребенок может отдохнуть уже три недели, но в куда более спартанских условиях и, естественно, без теплого моря.

Нехватку мест в загородных лагерях пытаются восполнить за счет все тех же… школ. Из года в год правительство предписывает местной власти «развивать сеть оздоровительных лагерей на базе образовательных учреждений». И такие, именуемые городскими, лагеря действительно открываются. Только о каком полноценном отдыхе здесь может идти речь? Ведь ребенок, особенно маленький, в первую очередь должен отдохнуть от самой школы. А тут все те же стены и тот же двор. И те же занятия, только не на уроках, а в кружках, выбор которых особым разнообразием не отличается. Да еще тихий час. Многие родители и такой возможности радовались бы. Но вот только дети, исключая самых маленьких, от таких «радостей» отбрыкиваются любыми способами. И остаются дома. Точнее, во дворах, и уже не в школьных. И тогда подключается МВД, обязанное распоряжением премьера принимать меры по предупреждению детского дорожно-транспортного травматизма и создавать условия для безопасного нахождения детей на пыльных и загазованных летних улицах. Означает ли это, что милиция должна охранять шумно гуляющие по ночным переулкам подростковые компании от нареканий мирно засыпающих граждан? Или как? В общем вопрос надо решать, заключает газета. Не «дежурными» распоряжениями кабинета министров, а хотя бы передачей детям на лето загородных правительственных резиденций.


«Труд»

Зачем рижскому школьнику документ об окончании московского учебного заведения? Мотив понятен: с ним проще поступить в российский вуз, получить интересную профессию. Многим выпускникам русских школ Латвии в перспективе "светит" лишь работа в сфере обслуживания (продавцом, официантом, водителем такси), да и то при условии знания титульного языка. А молодому человеку, вознамерившемуся достичь высот в науках, "благожелатели" непременно посоветуют чуть ли не с детского сада начать читать, думать и фантазировать на чужом языке. В Латвии, правда, в последнее время стали открываться частные русскоязычные вузы, но за учебу там надо платить. О ситуации – газета «Труд» №068.

Директора русских школ стран СНГ и Балтии, Германии, Италии, Финляндии, Сербии и Черногории уже в третий раз приезжают в российскую столицу по приглашению мэрии, чтобы обсудить проблемы и перспективы гуманитарного сотрудничества, пропаганды русского языка и русской культуры. Руководитель Московского департамента образования Любовь Кезина, глава Департамента по международным связям Георгий Мурадов, представитель ЮНЕСКО Андрей Сорокин, президент Российской академии образования Николай Никандров с тревогой говорили о сокращении "пространства русского языка", о нарушении образовательных прав русскоязычного населения в отдельных государствах.

В беседе с корреспондентом "Труда" представитель департамента образования Рижской городской думы Елена Матьякубова призналась, что готова с полным пониманием отнестись к латышам, обеспокоенным национальным самосохранением, - ведь русскоязычное население составляет 36 процентов, а в крупных городах даже больше. Но путь, по которому идут при этом власти, представляется, мягко говоря, некорректным. Он прямо противоречит Конвенции о правах ребенка (кстати, ее подписали все страны СНГ и Балтии), которая гласит: первейшая цель образования - прививать ребенку уважение к родителям, родному языку и культуре.


«Вечерний Новосибирск»

Как следует из письма Владимира Алексеевича Даршина, в 2002 году его внучка, ученица пятого класса Полина Федорова, попала в группу, которая должна изучать немецкий язык. Класс, как топором, разделили на две половины: эта изучает немецкий, другая - английский. В том, чтобы перевестись в английскую группу, ей администрацией школы N 176 было отказано на том основании, что придут просить о переводе и другие «немцы». О развитии ситуации – газета «Вечерний Новосибирск» от 13 апреля.

Полине и ее маме предложили заниматься английским факультативно в коммерческой группе фирмы «Лабатон-класс», имеющей договор со школой. Юлия Владимировна, мама Полины, согласилась платить за обучение дочери 450 рублей в месяц. Но фирма с 2004 года подняла стоимость услуги до 750 рублей, а принять девочку в бесплатную английскую группу в школе опять отказались. Вот тут-то дедушка и не выдержал. Пошел по инстанциям, в школу, в «Лабатон-класс». Владимир Алексеевич в своем письме грозно обрушивается на администрацию школы и обвиняет ее чуть ли не в корыстной подоплеке договора с «Лабатон-классом». «Выходит, что школа что-то ОТ ЭТОГО имеет, а мы обязаны эту коммерческую услугу оплачивать... Нарушены права нашей внучки, ее лишили права выбора - это настоящая дискриминация... Куда мы только не обращались - реакции никакой... Убедительно просим вас, помогите нам, войдите в наше положение. Мы хотим, чтобы внучка учила английский язык бесплатно», - так заканчивалось письмо.

Первым делом газета решила связаться с и.о. директора школы Мариной Петровной Корневой и выяснить, так ли все происходило на самом деле, как изложено в письме Даршина. Оказалось - все правильно. Класс Полины поделили вне всякого принципа, как в старые добрые советские времена. Преимущество отдавали только тем из детей, кто до 5-го класса уже занимался иностранным языком, имел определенные знания и навыки. Таких детей оказалось немного, и в их число Полина не попала. Сейчас девочка учит немецкий по школьной программе и английский - в «Лабатон-классе». Занятия со своей группой фирма проводит в школе, после основных уроков.

Что касается договора с «Лабатон-классом», то это отнюдь не коммерческий, а обычный договор о сотрудничестве. По этому документу фирма обязалась создать в школе лингвистический центр, укрепить ее материально-техническую и методическую базу. (На самом деле фирмой к настоящему времени приобретен лишь ксерокс). «Мы даем ИМ возможность набирать детей и одновременно решаем свою кадровую проблему», - говорила Марина Петровна Коренева. По сути вопроса - о переводе девочки в бесплатный школьный класс, г-жа Корнева высказалась в том духе, что это представляет определенную трудность. Связана она с несовместимостью школьной программы и системы обучения в «Лабатон-классе». Придется, мол, девочку тестировать, и не факт, что она с этой задачей справится. На этом наш первый разговор и завершился. Заметьте: тот аргумент, что школьные группы укомплектованы и места для Полины нет, в комментарии Марины Петровны уже не звучал.

Из справки, выданной в НОУДО Школа «Лабатон-класс»: «Дана Даршину Владимиру Алексеевичу в том, что его внучка Федорова Полина, 12 лет, обучалась в данном учреждении в 2002-2003 и 2003-2004 учебном году на очной форме обучения, за период обучения было оплачено: 6940 (шесть тысяч девятьсот сорок рублей)». «Понимаете, материальный фактор важный, но не главный, -- говорит мама Полины. -- Даже при том, что я в разводе с мужем, а пенсия у родителей маленькая, мы могли бы напрячься и платить эти 750 рублей. Но если бы я видела результат - успехи Полины! А их за все время обучения в «Лабатоне» у нее нет. К тому же Полине тяжело изучать сразу два языка - слишком большая нагрузка. Конечно, мы хотели бы перевести девочку в школьный класс. Но это непросто».

Марина Береза, завуч «Лабатон-класса», представителей газеты встретила настороженно. «Мы никого не заставляем обучаться у нас, - говорила Марина Юрьевна. - Стоимость обучения увеличили с тем, чтобы привлечь и закрепить свои кадры. Вы ведь знаете, что учителей не хватает». По словам завуча, тестирование для Полины не должно составить труда: хотя программа «Лабатон-класса» имеет некоторые отличия от школьной, но не настолько, чтобы девочка не справилась. Другая информация об общем количестве обучающихся в фирме, зарплате преподавателей и количестве школ, с которыми «Лабатон-класс» заключил договора, оказалась засекреченной - «коммерческая тайна».

Работа журналиста подобна работе следователя, и цель - выяснить истину. В данном же случае важнее было не столько раскрыть механизм взаимоотношений между школой и фирмой, сколько помочь Полине и ее родным. С ощущением удовлетворения мы могли констатировать, что цели достигли. Настойчивые звонки и встречи корреспондентов газеты «Вечерний Новосибирск», как и упорство Владимира Алексеевича, привели к тому, что и. о. директора 176-й школы твердо пообещала не чинить никаких препятствий для Полины. В конце текущего учебного года девочка пройдет тестирование и в сентябре начнет занятия в школьной группе английского языка.


«Учительская газета»

Одно-два... три-четыре не слишком приличных словечка... Для некоторых родителей достаточно и одного, скажем, сверхпопулярного в народе слова «блин», чтобы начать бескомпромиссную борьбу за чистоту языка. Что важно помнить, вступая в этот «бой» со сленгом, крепкими и бранными словечками, да и просто глупостями, которые срываются у ребенка с языка? Бой, признаемся честно, с не слишком большими шансами на победу. Однако они все-таки есть, считает «Учительская газета» от 13 апреля.

Во-первых, вступая в бой со сквернословием, надо все-таки помнить: неприличные словечки — это отнюдь не самое ужасное из того, что ребенок может делать. Он так вам, возможно, и скажет: «Я не участвую в драках, не употребляю наркотики... Я что — даже ругаться не могу?» И, конечно, ребенок, который произносит плохие слова, — это не «плохой ребенок», а всего лишь «ребенок, который произносит плохие слова».Наверняка вы решите с ним «серьезно поговорить». Только не начинайте с запрета и осуждения. Начните с удивления. Просто спросите его, зачем он это делает. Это, что называется, хороший вопрос, если вы хотите инициировать серьезный разговор. На самом деле и ему, и вам крайне важно разобраться именно в этом: понять, зачем он это делает?Так уж вышло, что мы живем во времена, когда в моде сила, «брутальность» и поведение в стиле «мачо». Даже для девочек. Грубоватость, суровый стиль — многие его примеривают на себя, словно подготавливая себя к тому, что ждет вокруг. И громко произнося свои первые бранные слова, «наш малыш» с некоторым замиранием сердца всматривается в лица окружающих, стараясь уловить реакцию: «Ну что? Как я выгляжу? Подействовало на вас? Не мало?»

Понять, какое впечатление он произвел на окружающий мир, сейчас для него самое главное. Для того все и делается. Выглядеть ну если не самым крутым, то уж хотя бы не слабее, чем все остальные. В очень большой степени ребенок десяти-двенадцати лет даже не слишком волен в своих поступках: трудно бороться с модой, еще труднее сопротивляться среде. Как вы сумеете ему доказать, что произносить определенный набор бранных слов и фраз и «быть сильным» — это не одно и то же? Попробуйте объяснить, что, бранясь, он достигает скорее обратного результата. Хочет выглядеть сильным, а выдает свою растерянность и слабость.Скажите ему, что «быть сильным» — это уметь контролировать эмоции. Это уметь держать себя в руках, когда все вокруг жалуются. Находить решение, когда другие растерянны. Позитивно действовать, когда остальные выведены из равновесия. Вот что означает быть сильным. Вот тогда люди и говорят: это «сильный человек» или это «парень с головой». Если вы сумеете ему это объяснить, вас можно поздравить. В любом случае попытка разобраться в себе, в подоплеке своего поведения — это труд, который не пропадет даром ни для ребенка, ни для вас.

Подумайте вместе с самим ребенком о замещении. Известно, что у многих взрослых есть такие придуманные для личного пользования словечки, способные дать выход отрицательным эмоциям. Окружающим они кажутся просто непонятными, смешными или необычными и никого вокруг не оскорбляют. А суть их та же: освободиться от раздражения, гнева, состояния фрустрации. Дети, кстати, тоже часто придумывают свой язык, чтобы свободно общаться между собой, не опасаясь осуждения и наказания со стороны взрослых. Настаивая на том, чтобы ребенок отказался от слов и выражений, которые вас не устраивают, помогите ему найти альтернативный способ выражать свой протест, возмущение, негодование. Ну и, конечно, будьте сами для него образцом для подражания. Что говорить: время от времени почти никто не избегает крепких словечек. Однако если это с вами случилось в присутствии ребенка, с ним надо непременно объясниться.

Назад