Новосибирская открытая образовательная сеть




Сейчас

 

Все новости

Ноябрь 2015 Октябрь 2015 Сентябрь 2015 Август 2015 Июль 2015 Июнь 2015 Май 2015 Апрель 2015 Март 2015 Февраль 2015 Январь 2015

 

Декабрь 2014 Ноябрь 2014 Октябрь 2014 Сентябрь 2014 Август 2014 Июль 2014 Июнь 2014 Май 2014 Февраль 2014 Январь 2014

 

Декабрь 2013 Ноябрь 2013 Октябрь 2013 Сентябрь 2013 Август 2013 Июль 2013 Июнь 2013 Май 2013 Апрель 2013 Март 2013 Февраль 2013 Январь 2013

 

Декабрь 2012 Ноябрь 2012 Октябрь 2012 Сентябрь 2012 Август 2012 Июль 2012 Июнь 2012 Май 2012 Апрель 2012 Март 2012 Февраль 2012 Январь 2012

 

Декабрь 2011 Ноябрь 2011 Октябрь 2011 Сентябрь 2011 Август 2011 Июль 2011 Июнь 2011 Май 2011 Апрель 2011 Март 2011 Февраль 2011 Январь 2011

 

Декабрь 2010 Ноябрь 2010 Октябрь 2010 Сентябрь 2010 Август 2010 Июль 2010 Июнь 2010 Май 2010 Апрель 2010 Март 2010 Февраль 2010 Январь 2010

 

Декабрь 2009 Ноябрь 2009 Октябрь 2009 Сентябрь 2009 Август 2009 Июль 2009 Июнь 2009 Май 2009 Апрель 2009 Март 2009 Февраль 2009 Январь 2009

 

Декабрь 2008 Ноябрь 2008 Октябрь 2008 Сентябрь 2008 Август 2008 Июль 2008 Июнь 2008 Май 2008 Апрель 2008 Март 2008 Февраль 2008 Январь 2008

 

Декабрь 2007 Ноябрь 2007 Октябрь 2007 Сентябрь 2007 Август 2007 Июль 2007 Июнь 2007 Май 2007 Апрель 2007 Март 2007 Февраль 2007 Январь 2007

 

Декабрь 2006 Ноябрь 2006 Октябрь 2006 Сентябрь 2006 Август 2006 Июль 2006 Июнь 2006 Май 2006 Апрель 2006 Март 2006 Февраль 2006 Январь 2006

 

Декабрь 2005 Ноябрь 2005 Октябрь 2005 Сентябрь 2005 Август 2005 Июль 2005 Июнь 2005 Май 2005 Апрель 2005 Март 2005 Февраль 2005 Январь 2005

 

Декабрь 2004 Ноябрь 2004 Октябрь 2004 Сентябрь 2004 Август 2004 Июль 2004 Июнь 2004 Май 2004 Апрель 2004 Март 2004 Февраль 2004 Январь 2004

 

Декабрь 2003 Ноябрь 2003 Октябрь 2003 Сентябрь 2003 Август 2003 Июль 2003 Июнь 2003 Май 2003 Апрель 2003 Март 2003 Февраль 2003 Январь 2003
25.11.2013

Масштаб бедствия, или Чем должен быть занят хороший учитель литературы?

Российское литературное собрание прошло в Москве 21 ноября, встреча собрала писателей, поэтов, публицистов, книгоиздателей, переводчиков, преподавателей и учителей литературы, работников музеев и библиотек, театральных деятелей. Эти заинтересованные лица в целом сошлись на том, что литература в школе критически необходима.
 
Наталья Солженицына, например, уверена, что для нашей страны жизненно важно изменить то жалкое положение, в котором оказалась литература в школе: «Если не переломить сегодняшнюю тенденцию, то школа в ее гуманитарном блоке превратится в массовое воспроизводство невежества. Надо понять, что мы уже потеряли больше десяти лет, то есть целое поколение. И это поколение уже сейчас транслирует свою недообразованность на поколения следующие. Достаточно послушать, каким языком говорят молодые теле- и радиокомментаторы и корреспонденты. А если просто средний выпускник школы не может грамотно выразить свою мысль или хотя бы пересказать чужую, то аттестат какой зрелости ему выдают?»
Президент Фонда Солженицына настаивает на возвращении выпускного экзамена по литературе в школу. Но механический возврат сочинения и даже механический возврат тех часов, которые у литературы отобрали, проблемы не решит. Проблема упирается в качество преподавания в школе, в том числе и в качество подготовки школьных учителей. «В такой ситуации, в которой наше общество сегодня находится, когда общество вообще расколото, то единым учебником истории единства не достичь. А вот детям из разных семей, в том числе из семей, родители которых никогда друг с другом не согласятся, Толстой ответит детям, чем люди живы, это Достоевский научит их состраданию», – считает Наталья Солженицына. 
Она напомнила, кстати, известные слова Эйнштейна: «Достоевский дает мне больше, чем любой научный мыслитель, больше, чем Гаусс». С той мыслью, что конкурентный выигрыш сегодня обеспечивают не запасы сырья, а качество образования и творческий потенциал людей. «При этом оторвать физиков от лириков и поставить только на первых – это стратегия проигрышная, – заверила Наталья Солженицына. – Она обернется лишь тем, что мы будем иметь второй сорт физиков, потому что влияние искусства и литературы на интеллектуальные достижения незримо, но огромно». 
 
Публицист, литературовед Александр Архангельский рассказал о работе секции в рамках собрания, где собрались и учителя, и детские писатели. Речь шла о том, что, конечно, возвращение статуса обязательного экзаменационного предмета литературы в школе – это важное политическое решение. Но, как всякое важное политическое решение, оно должно быть обдумано и в своих следствиях: «Как всякое политическое решение, оно тут же будет обрастать бюрократическими следствиями, потихонечку найдутся люди, которые захотят увести замысел совсем в другую сторону».
Учителя, выступавшие на секции, все в один голос говорили, что нельзя – уже пошли слухи об этом – по аналогии с единым учебником истории создавать единый учебник литературы. Эту идею, по словам А. Архангельского, педагоги считают опасной и по своим возможным последствиям вредной.
 
Учитель Сергей Волков напомнил всем, что задачу не решить, если не расширить зону и возможности степени академической свободы учителя в нынешней школе, которая сократилась стремительно: «Хочу сказать, что вы даже не представляете себе масштаб этого бедствия! Чем должен быть занят хороший учитель литературы? Он должен сам читать, любить литературу, уметь читать, и он должен знать, как про это говорить с детьми. Чем занят нынешний учитель литературы в школе? Он занят составлением колоссального количества бумаг, которые выросли не только в объеме, но каждая отдельная бумажка расширилась». 
Педагог с грустью прокомментировал «новый тренд»: «Нельзя сказать на уроке: откройте тетради. Вы не получите аттестацию, вы учитель прошлого века. Надо сказать: откройте свое рабочее поле. Если я входил в кабинет и говорил «здравствуйте, дети» и они мне говорили «здравствуйте», то теперь в плане работы я должен написать, что я формирую три универсальных учебных действия – регулятивное, коммуникативное, а третье я выучить не могу. Дети, ответившие мне «здравствуйте, Сергей Владимирович», должны рефлексировать, понимая, какие учебные действия они совершают, потому что к ним придет проверка, и они должны отчитаться, что они сделали».
 
Для усиления эффекта Сергей Волков рассказал, что его собственная учительница литературы, заслуженный учитель, написала ему письмо с такой вот просьбой: «Мне не хватает баллов. Можешь мне из Москвы прислать какую-нибудь справку, что я тоже что-то сделала в профессии?». 
Учитель справедливо заключает, что «невозможно этого униженного человека дальше просить говорить о том, о чем говорит великая русская литература»!
 
 
Информация и иллюстрация: www.kremlin.ru
 
Подготовила Вера Владимирова, отдел информации ОблЦИТ
 

Назад